aA
По данным Министерства внутренних дел (МВД) Литвы, ежегодно в Литве в розыск подают около 1000 детей, 10-20 из них найти так и не удается. Если опираться на такие данные, создается впечатление, что в Литве за 5 лет не находят 100 детей, однако, по данным Государственной службы по защите прав ребенка и усыновлению, до сих пор не найдет 21 ребенок.
Литва неспособна сосчитать своих детей: девочек находят в публичных домах, детей продают и родители
© Shutterstock

Литовская полиция пока так и не предоставила данные о том, скольких детей в Литве не нашли за последние 5 лет. По словам депутата Довиле Шакалене, такие "потерянные" дети - серьезная проблема Литвы. Глава Центра по борьбе с торговлей людьми и их использованием Кристина Мишинене сказала, что такие дети - легкая добыча для преступников.

"Это кажется парадоксально, что в такой маленькой стране, где так немного детей, не могут их сосчитать и теряют. Мы - не большое государство, где хутора находятся на расстоянии 100 км друг от друга и можно что-то не увидеть. Даже не возможно какой-то загрязняющий природу завод построить в радиусе 20 км от жилых территорий, поскольку в Литве нет таких территорий. Значит, наша страна достаточно густо заселена, детей немного", – сказала Шакалене.

Она акцентировала и проблему коммуникации между разными ведомствами.

"Я вижу две проблемы. Одна - непонятно на ком ответственность, фрагментация работы ведомств, когда ведомства не делятся информацией. Поэтому неясно, кто должен сообщать. Иногда просто не хватает активности со стороны людей. Нет обязанности сообщать о переменах, например, когда речь идет о переездах асоциальных семей из одного района в другой", – указала депутат.

Мишинене убеждена, что статистику в Литве в этой сфере пытаютс яприукрасить.

"Пропавшие дети, как и взрослые, кстати, всегда показывают степень готовности разных госслужб, как действуют те или иные процедуры, на создание которых ушло немало средств. Сегодня, я думаю, не правоохрану надо критично оценивать, она как раз работает быстро и ответственно. Слабое звено - сотрудничество между ведомствами, отвечающими за защиту прав детей, обмен информацией, страх говорить правду о положении в домах опеки, в семьях из группы риска.

Ряд лет мы пытаемся обратить внимание на то, что чиновники, скрывая факты бегства детей из дома, из учреждения социальной опеки, закапывают бомбу замедленного действия. "Это штатные бегуны, они все равно находятся, они иначе не умеют жить", - отмахиваются представители муниципалитетов. Разве может быть еще более благоприятная ситуация для преступников? Они понимают, что надо нацеливаться на детей, которые, кажется, никому не нужны", – сказала Мишинене.

С ней согласилась Шакалене: "Одна из особенностей пропавших детей - обычно это дети из семей, входящих в группу риска, им не хватает заботы, внимания. Они становятся легкой добычей сутенеров и преступников, которые привлекают их к совершению краж. 13-летнего за такое преступление к уголовной ответственности не привлекают, всю прибыль забирает тот, кто использует ребенка. Вопрос пропавших детей вскрывает масштабную проблему".

По словам Мишинене, как в Литве, так и за ее пределами такие дети попадают в руки торговцев людьми.

"Как в практике нашего центра, так и в практике заграничных коллег бывали случаи, когда пропавших девочек находили в публичных домах, в квартирах, куда ходили покупатели сексуслуг, насильники-педофилы. У нас не было исследований, которые бы доказали связь между торговлей детьми и пропавшими детьми, но она существует все всякого сомнения.

Но повторюсь – это только показывает не выполненную нами домашнюю работу. Система образования, социальных дел должна быть более активной, гибкой, чтобы пресечь возможность исчезновения детей", – сказала собеседница.

Однако, по ее словам, такие случаи, когда преступники крадут жертву прямо на улице, очень редки не только в Литве, но и в мировой практике.

"У нас нет данных о похищенных на улице детях, я думаю, это исключительные случаи. Как я упоминала, есть группа детей, которых не надо похищать, их вовлекают и используют в первую очередь потому, что взрослые о них вовремя не позаботились, они могут уезжать из страны, совершать преступления, продавать детей. Сутенеры прекрасно знают, что есть такие покупатели, которые щедро платят за насилие над детьми, высок также спрос на детскую порнографию, Литва не исключение", – сказала Мишинене.

На вопрос, часто ли таких детей удается вернуть в Литву, она ответила, что это зависит и от активности жителей, и от действий полиции. Несколько лет назад, по ее словам, в Литву вернули несовершеннолетнюю из Великобритании, где ее использовали.

К сожалению, по словам Мишинене, не все родители ищут своих детей: "Если взрослые пьют, живут своими проблемами, то они могут долго не замечать отсутствия ребенка. У нас был случай, когда мать уверяла, что ее дочь у бабушки в деревне, а девочка находилась в нашем центре. Полиция во время рейда нашла ее в одном из злачных мест, где предоставляли услуги проституции".

"От работников Центра по борьбе с торговлей людьми я не раз слышала о том, что некоторые родители сами продают своих детей, чтобы их использовали для совершения краж за границей. Эти дети вообще не попадали в статистику пропавших. Значит, у нас не только есть пропавшие дети, которых мы не можем найти, но мы также не знаем об исчезновении некоторых детей. Наши неправительственные организации узнали о них, когда обратились коллеги из-за границы и сказали, смотрите, у нас есть литовские дети, откуда они?" – рассказала депутат.

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

За прошедшие сутки в Литве установили 32 новых случая коронавируса (76)

За прошедшие сутки в Литве установили 32 новых случая...

Литовец в Англии: не осталось мыла, макарон, туалетной бумаги (56)

"Я считаю, что кризис отчасти вызван тем, что люди...

Торговые центры в Литве во время карантина увеличат зарплаты работников на 10% (11)

Торговые центры в Литве намерены платить надбавки...

|Maža didelių žinių kaina