В этом году исполняется 35 лет одной из самых больших авиакатастроф в бывшем СССР – крушению самолета ЯК-42, выполнявшего рейс № 8641 "Ленинград-Киев" и унесшего жизнь 132 пассажиров и членов экипажа возле белорусской деревни Вербовичи, Гомельской области.
© Asm. archyvas

Эта катастрофа, и последовавшие за ней события, наверняка будут интересны молодежи и людям старшего возраста, особенно тем, кто все еще ностальгирует по советскому прошлому. Все, что произошло с самолетом, погибшими, их родственниками и очевидцами, ставшими свидетелями трагедии на земле, как нельзя лучше показывает гнилую сущность ушедшей империи, где жизнь человека часто ценилась не более чем стоимость его серпасто-молоткастого паспорта.

Обычный авиарейс, стюардесса объявляет по громкой связи о начале снижения, пассажиры пристегивают ремни безопасности. Кто-то дремлет, кто-то читает, кто-то задумчиво смотрит в иллюминатор, предвкушая начало путешествия или возвращение домой. Какими же будничными стали для нас, людей ХХІ века, авиаперелеты. Садясь в самолет или покидая его, большинство из нас не обращают внимания на попутчиков и через час после выхода из аэропорта, наверняка, уже и не смогут вспомнить лиц даже тех людей, которые сидели рядом – на соседних креслах. К сожалению, иногда случается так, что начавшийся полет остается без отметки "прибыл" на табло аэропорта и случайным попутчикам уже никогда не суждено расстаться.

Когда я родился, мои родители учились в аспирантурах двух львовских университетов. Отец писал диссертацию по кибернетике, а мама по филологии. Чтобы не отвлекать молодых ученых, практически с пеленок, я был отправлен в Киев на попечение бабушки и деда. Потом отец вернулся в Болгарию на два года, чтобы отдать свой воинский долг родине, а мама вернулась в Киев и поступила на преподавательскую работу в Киевский институт гражданской авиации (КИГА).

Меня впечатляла ее красивая синяя форма с золотыми пуговицами и погоны с тремя полосками. Я знал, что у каждого самолета есть свой капитан и считал, что моя мама уж точно не меньше чем его, этого капитана, первый помощник. Летом 1982 года мама должна была улететь в Ленинград на предзащиту своей диссертации. Я закатил жуткую истерику, но был успокоен обещаниями о подарках. Она должна была вернуться домой всего лишь через неделю…

Самолет ЯК-42 был новейшей разработкой советского авиапрома. Как пишет Википедия он был запущен в серийное производство в 1977 г. Конструкторами было уделено значительное внимание сочетанию таких характеристик, как возможность эксплуатации со слабо подготовленных аэродромов, высокая топливная эффективность и высокая крейсерская скорость. Для повышения весовой отдачи были применены оригинальные решения — монолитный композитный канал воздухозаборника, неразъёмное крыло, позволившее избавиться от тяжёлых стыковых узлов и болтов, и другие.

Sudužęs lėktuvas, asmeninio D. Benatovo archyvo nuotr.
Sudužęs lėktuvas, asmeninio D. Benatovo archyvo nuotr.

Детищу фирмы Яковлева была предназначена судьба флагмана советской авиации. Не удивительно, что самолет с бортовым номером 42529 пилотировал один из лучших экипажей Ленинградского авиаотряда, а выполнял он рейсы только по двум маршрутам Ленинград-Киев и Ленинград-Хельсинки.

Цитата из обвинительного заключения: "в аэропорту Пулково самолет прошел предполетную подготовку и диспетчерский контроль. В полном объёме было проведено техническое обслуживание самолета, замечаний от экипажей не поступало. Самолет взлетел в 9:00, его вес и центровка не выходили за пределы допустимых. На борту находилось 113 взрослых пассажиров и 11 детей.

Полет выполнялся на эшелоне 9000 м, большей частью в режиме автоматического пилотирования под контролем диспетчерских пунктов Ленинградского, Таллинского, Рижского, Вильнюсского, Минского и Киевского районных центров управления воздушным движением без каких-либо нарушений. Замечаний экипажа по работе материальной части не поступало, метеорологические условия полету не препятствовали.

В 10.45 минут самолёт вошёл в Киевскую зону. Экипаж приступил к проверке готовности к посадке. Получив от диспетчерского пункта указания на снижение до высоты 7800 м командир воздушного судна, второй пилот и штурман подтвердили поступившую команду. Однако в дальнейшем на связь не выходили, а отметка самолета на светоплане радиолокатора исчезла.

В 11:00 ч. части конструкции разрушенного самолета, тела пассажиров и экипажа были обнаружены поисково-спасательной группой на площади 23 км2 в районе деревни Вербовичи.

По записям бортовых самописцев изъятых с места происшествия в 10:51.30 ч. на воздушном судне, в момент передачи автопилоту сигнала от экипажа на снижение внезапно возникла катастрофическая ситуация связанная с практически мгновенным перемещением стабилизатора на пикирование. Дальнейшее движение самолета сопровождалось большой вертикальной скоростью снижения и увеличением крена. На высоте 5700 м самолет начал разрушаться вследствие возникновения нерасчётных аэродинамических нагрузок, избыточного давления гермокабины, вызванных резким снижением".

Вспоминает супруга погибшего пассажира Михаила Савельева, Ирина Михайловнао гибели нашего папы нам сообщили только на четвертый день после катастрофы. До этого мы искали его повсюду, в аэропорту "Борисполь", нам не давали никакой информации. Узнали чисто случайно из постороннего разговора.

Следствие установило, что первопричиной крушения Як-42 стал катастрофический отказ механизма перестановки стабилизатора (МПС) – узла самолета ответственного за изменение высоты полета. Упрощенно указанный узел можно представить как огромные винт и гайку. Указанный узел был выполнен из несоответствующего материала и в процессе эксплуатации смазывался неправильной смазкой. При этом регламент по осмотру данного механизма был таков, что при периодических осмотрах каждые 300 лётных часов невозможно было обнаружить признаки повышенного износа винтовой пары.

В разбившемся самолете резьба настолько износилась, что в его последнем рейсе произошло разъединение гайки и винта. Так как данный механизм является также и передней опорой для стабилизатора, то от набегающего воздушного потока тот быстро перешёл на максимальный угол, тем самым введя самолёт в пике.

Sugedęs stabilizatoriaus perjungimo mechanizmas, V. Čamkovskio archyvo nuotr.
Sugedęs stabilizatoriaus perjungimo mechanizmas, V. Čamkovskio archyvo nuotr.

Майору милиции в отставке Олегу Сазанчуку в момент катастрофы было 17 лет. В 2007 г. он издал небольшую книжку с воспоминаниями о трагедии, свидетелем которой он стал.

Из воспоминаний Олега Сазанчука: то, что потяжелее (металл и люди), упало в основном в районе женского ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий – учреждение тюремного типа, использовавшееся в советские времена для содержания асоциальных элементов, примечание автора). А более легкие предметы (то, что в багаже было и с людей в воздухе сорвало) разлетелись далеко. Что-то и до Наровли долетало. Вещи висели на деревьях, лежали во дворах. Военная форма чья-то мне запомнилась… Тогда-то мы вообще ничего не поняли, что происходит! Потом появились вертолеты. Садились прямо на огородах, из них выскакивали солдаты, собирали все, что упало, улетали. Помню, одноразовые стаканчики мы находили, тогда это редкость была…

В 1982 г. старший лейтенант Надежда Разумова работала начальником отряда в ЛТП-3 – у нас шла планерка. Услышали хлопок, потом прибежал кто-то: "Что-то с неба падает!" Все, конечно, выскочили смотреть. Я голову подняла. Думала, птички летят. Присмотрелась — люди. Люди лежали веером — ямка, рядом с ней человек. Стюардесса на дерево упала… Начальник сказал накрывать тела. Мы схватили простыни на складе, стали накрывать. Тут же и вещи лежали: какие-то мыльницы, апельсины. Отец мой войну прошел, думал, что все видел. А в тот день ехал на покос, нашел два кресла, а в них пристегнуты женщина и ребенок…

Вспоминает Николай Шлендов, в 1982 году – начальник ЛТП-3, подполковник внутренней службы, в настоящее время пенсионер: "Горько, но надо сказать правду. Хотя территория по всему периметру охранялась военнослужащими и работниками милиции, но находились местные жители, которые обнаруживали личные вещи погибших и присваивали их себе. Отдельные снимали с тел погибших золотые украшения".

Katastrofos vieta, G. Frolovo, A. Ružečko nuotr., www.people.onliner.by
Katastrofos vieta, G. Frolovo, A. Ružečko nuotr., www.people.onliner.by


Мне 6 лет, бабушка держит меня за руку. Мы сидим в подвальном помещении транспортной прокуратуры г. Киева. Вежливые мужчины в костюмах дают бабушке подписать какие-то бумаги, жмут руку, утешают. Говорят, что дело на личном контроле Генсека Андропова. Нужно немного подождать, и нас пригласят в Москву на суд. А вот цитата из ответа Верховного Суда Российской Федерации на мой запрос (1995 г.): …иски потерпевших заявлены не были и потерпевшие в судебном заседании не участвовали.

Вспоминает супруга погибшего пассажира Алексея Богарева – Вера: весной 1983 года я была приглашена в Киев для ознакомления с предварительными результатами следствия. О судебном процессе в Верховном суде РФ мне никто ничего не сообщил. После возвращения в г. Кемерово, где мы с семьей проживали, меня неоднократно вызывали в прокуратуру и брали подписки о неразглашении.

Меня отправили к знакомым, чтобы не травмировать детскую психику на похоронах. Семье выдали урну с прахом. Бабушка на кладбище потом не ходила, говорила, что не знает, кто похоронен в этой могиле.

Занимаясь расследованием катастрофы, я задался вопросом, почему родственниками не выдали тела, хотя бы даже в запаянных металлических гробах. Один из родственников погибших пассажиров, работавший в то время в системе "Аэрофлота" утверждает, что сделано это было из-за банальной экономии средств.

Дочери Алексея и Веры Богаревых была назначена пенсия по потере кормильца в размере 28 руб. Причем, ввиду постоянного падения рубля в 90-е годы, пенсия упала до смехотворных размеров, и чтобы увеличить ее до прожиточного минимума семье Богаревых пришлось несколько раз судиться с "Аэрофлотом". Вера вспоминает: мне пытались отказать в пенсии с формулировкой – Ваш муж только учился, и ничего не вложил в народное хозяйство советской родины.

А в это время в Верховном Суде РСФСР начинается судебный процесс. На скамье подсудимых трое – заместитель Главного конструктора Московского машиностроительного завода "СКОРОСТЬ" (так ранее называлось КБ Яковлева) Сергей Андреев; начальник отдела механизмов того же предприятия Юрий Первушин и их коллега начальник бригады управления Георгий Румянцев. Все трое партийные, положительно характеризуются в быту и на работе, Андреев недавно получил государственную премию СССР в области науки и техники.

Как ни странно дело слушается не в московском здании ВС, а в помещении Химкинского городского суда Московской области. В зале, кроме обвиняемых их адвокатов, представителей следствия, свидетелей и экспертов, также присутствуют общественные защитники подсудимых – по несколько человек на каждого. Только вот родственников погибших нет, т.к. они, во-первых, не знают о том, что происходит в подмосковных Химках, а, во-вторых, во время следствия, подписали отказы от претензий родному государству, так любезно подсунутые вежливыми прокурорами в строгих костюмах.

Вспоминает прокурор Управления по надзору за рассмотрением в судах уголовных дел Генеральной прокуратуры Союза СССР Юрий Костанов: Решение о рассмотрении дела Верховным Судом РСФСР и проведении слушания в помещении Химкинского городского суда принималось не мной и вообще без моего участия. Полагаю, что это решение было принято даже и не в ВС, а, скорее всего, в административном отделе ЦК КПСС.

Безусловно, это было сделано для того, чтоб исключить участие в судебном рассмотрении потерпевших, которых о времени и месте слушания дела суд не извещал.

Разумеется, это было процессуальным нарушением и объяснялось двумя обстоятельствами: во-первых, участие в деле более ста потерпевших сильно бы затянуло процесс – ведь для решения каждого вопроса суду, прокурору, защите пришлось бы опрашивать потерпевших; во-вторых, высказывались опасения, что потерпевшие не будут согласны с квалификацией действий подсудимых по достаточно мягкой ст. 172 УК РСФСР – халатность. Было понятно, что политическое руководство страны не желало скандалов.

Я, как прокурор, не высказал тогда никаких протестов по этому поводу – ведь никакие мои протесты не были бы приняты во внимание, в лучшем случае меня бы в деле заменили, а новый прокурор, уж точно, не стал бы перечить начальству.

К тому времени следствием был выполнен значительный объем работ, были проведены сложные экспертные научно-технические исследования. Для меня было важным доказать вину подсудимых и предприятия, которое они представляли, для того, чтобы подобные трагические случаи не повторились.

Цитата из материалов следствия: вопреки должностным инструкциям Андреев, Румянцев и Первушин не осуществляли авторского надзора при внедрении в производство важного узла системы управления самолетом, не анализировали результаты испытаний на серийных заводах выпускающих механизм, а также недобросовестно отнестись к установлению действительных причин оказав МПС в полетах.

В августе 1980 года в ходе стендовых испытаний механизма на Саратовском авиационном заводе при наработке 1000 часов произошел полный износ гайки сопряженной пары, что явилось тревожным сигналом свидетельствующем о ненадежности данного механизма. Указанное обстоятельство обязало названных лиц незамедлительно разобраться в причинах разрушения гайки. Однако это сделано не было.

В апреле-мае 1982 года в Краснодарском объединённом авиаотряде на трех (!) самолетах данного типа, при выполнении пассажирских рейсов, произошло 5 случаев временных отказов МПС, и эти факты Андреевым, Румянцевым и Первушиным были оставлены без внимания.

Katastrofos vieta, D. Benatovo nuotr.
Katastrofos vieta, D. Benatovo nuotr.


Мне 38, утро, в России упал очередной ЯК, пишу пост на ФБ. Сообщение в личку от старого приятеля – ссылка на белорусский ресурс. Читаю синопсис документального фильма минского журналиста Виктора Чамковского о катастрофе под Вербовичами. Самого фильма в сети нет. Нахожу телефон, телефон не отвечает, пишу е-мейл, ответа нет. Подключаю минских друзей. Виктор согласен на встречу. Хмурый декабрьский день, снег падает хлопьями. Я и моя супруга Илона сидим в минском кафе. Напротив нас сидит Виктор, на столе лежит том, завернутый в старую газету – это обвинительное заключение по делу Андреева, Румянцева и Первушина. В материалах нет фамилий погибших пассажиров, только данные об их родственниках, признанных следствием потерпевшими. Переплет раскрылся на родном киевском адресе – это хороший знак, значит, пора приниматься за работу.

Вспоминает брат погибшего пассажира Анатолия Коржа – Иван: версией авиакатастрофы было несколько. Говорили, что, якобы, самолет сбила учебная ракета и еще что-то. О реальной причине трагедии мы узнали только спустя 33 года… Никакой помощи от государства мы не получали. Государство проявило шокирующее равнодушие к страшной беде его граждан. Я не помню подробностей, но коллеги моего брата сами собрали на его похороны 300 рублей. Они были единственными людьми, которые разделили горе нашей семьи.

Суд длился с 07.09.1983 по 09.09.1986 г. (повторюсь, что никто из родственников погибших ничего не знал о процессе). Подсудимые были приговорены – Андреев к 3-м годам условно и штрафу в размере 5000 руб. (стоимость автомобиля Жигули), Первушин и Румянцев к 2-м годам условно и штрафу в размере 3000 руб. Также им было запрещено занимать руководящие должности в системе самолетостроения. Да и вместо тюрьмы Андреев отправился… в отпуск, так сказать, отдохнуть от стресса.

После вынесения приговора началась кампания по возвращению Андреева в руководящее звено. В частности за него хлопотал министр авиационной промышленности Силаев. Родное предприятие осужденных рапортовало об их успехах в работе и общественной жизни. Андреев вел кружок, Румянцев рисовал стенную газету, Первушин читал лекции в обществе "Знание".

В сентябре 1986 года председатель ВС РСФСР Мальшаков выносит протест с предложением смягчить наказание Андрееву и вернуть его на руководящие посты, указанный протест был принят Президиумом ВС РСФСР, и Андреев продолжает свою карьеру в бюро Яковлева.

Вспоминает прокурор Управления по надзору за рассмотрением в судах уголовных дел Генеральной прокуратуры СССР Юрий Костанов: По действовавшему тогда законодательству такие действия правильно были расценены как халатность, повлекшая тяжкие последствия. Санкция статьи действительно предусматривала лишение свободы сроком до трёх лет.

Я тогда, предлагал изменить статью 172 УК – дополнив её частью второй (те же действия, повлекшие смерть человека или иные особо тяжкие последствия) и частью третьей (те же действия, повлекшие смерть двоих или более людей). Соответственно и санкции предлагались более строгие (по части третьей максимальный на то время срок – до 15 лет лишения свободы). Идея была принята, но руководство сочло нужным повременить потому, что незадолго до этого в УК были внесены какие-то очередные изменения.

Дальнейшая судьба Андреева и Первушина сложилась неплохо. Они проработали в КБ Яковлева до пенсии, кажется даже чем-то были награждены. Их биографии вошли в энциклопедические справочники по самолетостроению. Впрочем, это уже не важно. Важно другое – имперская тоталитарно-репрессивная система, безжалостно перемалывавшая в своих жерновах диссидентов, борцов за свободу угнетенных народов и просто инакомыслящих всегда сквозь пальцы смотрела на своих ставленников. Человеческая жизнь в бывшем СССР, несмотря на многочисленные лозунги и декларации, ценилась недорого, приблизительно в 300 рублей. У каждого погибшего в той катастрофе остались родственники и близкие, которые даже через 35 лет не могут обрести душевный покой.

Пройдет еще немного времени, и катастрофа борта № 8641 станет частью истории мировой авиации. Остается один вопрос – прошло ли наше постсоветское общество этот сложный урок истории, или все-еще можно ожидать рецидива. Время покажет.

Vienintelė žinutė apie katastrofą spaudoje, D. Benatovo asmeninio archyvo foto.
Vienintelė žinutė apie katastrofą spaudoje, D. Benatovo asmeninio archyvo foto.

Автор выражает глубокую признательность белорусским журналистам Виктору Чамковскому и Андрею Новикову за помощь в подготовке материала.

Об авторе: Данил Бенатов, патентный поверенный Украины, преподаватель Национального технического университета Украины "Киевский политехнический институт". С 2014 года ведет в Facebook группу "Ленинград-Киев прерванный полет". Живет и работает в г. Киеве.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
Рассылка новостей

На должность ректора ЕГУ претендует 19 кандидатов

После окончания приема заявок на замещение должности...

Исследователь выяснил, о чем писали СМИ Литвы в период двух оккупаций (3)

Летом на факультете коммуникации Вильнюсского...

TOP новостей

Президент Литвы в ООН: Кремль не способен побороть свою ненависть к Западу Представители России не стали слушать выступление президента Литвы (475)

Руководство России никак не может побороть свою...

Лидер соцдемов удивил своей позицией в вопросе Островецкой АЭС (43)

Председатель социал-демократической партии Гинтаутас...

Раскрыты подробности ракетного удара с вертолета на учениях "Запад-2017" (11)

Стали известны обстоятельства чрезвычайного...

В следующем году будут пересчитаны все пенсии (27)

Многие слышали, что на пенсию люди в будущем будут...