aA
Заслуживающий уважения поступок литуаниста Дануте Гелминаускене наконец-то дождался признания: в этом году она стала лауреатом акции «Я – гражданин». Женщина в 1992 году отправилась в далекий сибирский город Игарка обучать ссыльных литовскому языку, чтобы подготовить их к возвращению на родину. Примечательно, что, несмотря на 40-градусный мороз, курсы посещали не только литовцы, но и местные русские.
Mokiniai sunkiai pakelia savo kuprines
© DELFI
На прошлой неделе в Клайпеде специальная комиссия во главе с мэром города Римантасом Тарашкявичюсом определила 16 финалистов акции «Я – гражданин», участники которой представили истории о себе, в которых отражались проявления высших принципов гражданственности. В акции участвовало 39 клайпедчан, 16 победителей будут награждены 16 февраля в День независимости Литвы.

Незамеченным на этот раз не остался поступок Дануте Гелминаускене, которая на протяжении полугода в далекой Сибири обучала литовскому языку и взрослых, и детей.

– Уважаемая госпожа Дануте, как вам в голову пришла мысль, отправиться в такое далекое путешествие, причем в одиночку?

– Вы знаете, ведь и моя сестра была сослана… А тут по радио я услышала объявление о том, что ищут учителя литовского языка для поездки в Россию, в Сибирь, обучать литовскому языку ссыльных, вот я и позвонила в Министерство образования. Я тогда работала в детском саду в Клайпеде, я решилась на этот поступок. Правда, на тот момент одна из моих дочерей ждала ребенка, и она как раз тогда, когда мне уезжать (14 сентября), должна была рожать… Роды проходили тяжело, после родов дочь не могла ходить, а ее муж был в это время в море. Поэтому ей в течение некоторого времени нужна была моя помощь. Поездку на некоторое время пришлось отложить, но все-таки она состоялась.

– Как реагировали близкие на ваше решение?

– Все очень удивились, хотя жила я тогда одна, дети уже выросли и жили отдельно, поэтому принять решение мне в этом смысле было проще. Друзья удивились не столько моему решению, сколько решению министерства отправить именно меня – одну «от имени всей Литвы», как им казалось. Самое интересное, что и сейчас, когда на работе узнали о моей победе в акции, одна из моих подруг сказала – ты знаешь, я тебе недооценивала.

– Расскажите, пожалуйста, о своем приезде в Россию…

– Город, в который меня направили, назывался Игарка, это небольшой сибирский городок, в нем проживало около 20 000 человек и всего 100 литовцев, некоторые из которых позже вернулись в Литву и, насколько я помню, поселились в Расейняй. Хотя вернулись не все, ведь некоторые уже очень неплохо прижились в России и даже занимали руководящие посты. Они так и говорили – а вдруг мы в Литве работы не найдем… Их ведь еще в сталинские времена вывозили. Вывозили раскулаченных, у которых когда-то была земля. Все это вызывало протест, поэтому, чтобы не было восстаний и сопротивления, их просто вывозили в Сибирь. Но некоторые уходили в леса, это сейчас их называют лесными братьями, а тогда – просто бандитами.

Я еще ребенком тогда была, но все очень хорошо запомнила. И это было страшно. Нас с родителями, которые были бедными, не тронули. А вот мою старшую сестру, которая была замужем за сыном дворянина, не пожалели и вместе с семьей вывезли в Красноярск. В Литву они вернулись только после смерти Сталина.

– Ощутили ли вы ностальгию по родине в ваших новых учениках?

– О да, причем Литвой интересовались не только литовцы, но и русские. К моему приезду большинство литовских ссыльных уже были вывезены обратно на родину. Тех, что остались, я и должна была учить языку. С собой я привезла много литовских книг – что я еще могла подарить этим людям? По приезду познакомилась с председателем литовской общины, а потом пошла в местную газету «Игарка» и дала объявление о том, что организуются курсы.

– Получается, что вы сами искали своих учеников, а не они вас?

– Да, именно так. И на объявление откликнулось немало людей, причем не только литовцы, но и русские, которые приходили из любопытства. Уроки проходили в здании школы, позже – в здании шахматного клуба. В итоге собралась группа из 20 человек, причем, если люди старшего поколения еще говорили на литовском, то вот, скажем, тридцатилетние и их дети – нет. Учила я их и языку, но одновременно много про Литву рассказывала. Кстати, была там одна русская девчушка лет десяти, у меня еще сохранился ее адрес, но вот, имени, к сожалению, уже не припомню. Пятнадцать лет все-таки прошло! Так вот она пришла со мной познакомиться, и в буквальном смысле прилипла – много расспрашивала о Литве, перебирала фотографии, знакомила я ее и с литовским языком, хотя у нее не было прямой потребности в нем. Но когда она входила в класс, то всегда говорила: «Labas rytas!» А когда уже настал момент моего отъезда, то пришла с мамой, которая принесла шампанское, и обе от души поблагодарили меня за уроки.

Запомнился и один литовец, который по-литовски не говорил, но очень прилежно посещал уроки, он был одиноким, поэтому мы с ним часто с ним общались. Он рассказывал, что был недавно в Литве, и с ним произошел такой случай – он был в поликлинике, а на карточке была записана его литовская фамилия. Врач, осматривая его, спросил о чем-то по-литовски, а он на это только и ответил: «Я не понимаю». Так врач тогда и сказал: «Какой же ты литовец, если на литовском не говоришь?». Вот он и загорелся желанием выучить. И к концу курса уже неплохо подучился, хотя и очень стеснялся говорить.

Кстати, занималась я там не только языком… Мне, например, приходилось участвовать в похоронах, а хоронили литовцев на русском кладбище. Священника там тоже не было, поэтому я брала молитвенник и сама читала молитвы по усопшим. Приходившие на похороны люди часто спрашивали: Что это за женщина? В маленьком городке все друга знали.

– Вы когда-нибудь возвращались в Игарку?

– Нет, никогда. Но в последнее время все чаще думаю о том, что тех, кто вернулся на родину, надо было бы навестить в Расейняй. У меня остались приятные воспоминания. Кроме того, свою миссию я выполнила, и те, кто хотел – язык выучил. Правда, не все выдерживали. Там же холод нечеловеческий, 45 градусов мороза, ветер, сугробы, метель, снега наметало под окна второго этажа. А пока дойдешь до клуба, а мы тогда уже в шахматном клубе были, который был недалеко от места, где я жила, хоть и в валенках идешь, все равно превращаешься в сосульку. Подходишь к дому, и надо как-то открывать висячий замок, а руки буквально так и примерзают к этому замку. Кто же в такой вечер пойдет учиться?

– В эти морозные вечера у вас не закрадывалась мысль о том, что, возможно, и не стоило ехать? Ведь сибирская зима не могла не сказаться на здоровье…

– Да, все верно. Пища там была некачественная и, мягко говоря, не очень свежая… Основными продуктами они запасаются с осени, масло, яблоки – все это было в ужасном состоянии. Я даже отравилась сметаной однажды. Кроме того, эти морозы... После возвращения я еще очень хотела поучить литовскому языку ребятишек и в Игналине, и в Висагинасе, но здоровья уже совсем никакого не было. Сейчас я, правда, подлечилась и снова работаю в детском саду… Но все равно я никогда не жалела о своем поступке, для меня это был большой поступок.

– Вы стали лауреатом акции «Я – гражданин», как вы определяете понятие гражданственности?

– Мне кажется, что во все времена гражданственность – это одно – любить родину, украшать ее своими делами и прославлять ее за ее пределами.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

Правительство Литвы приняло новые правила: регистрация участников мероприятий и удаленка вместо каникул  ограничено время работы кафе и баров (46)

В среду правительство Литвы приняло новые правила и...

Премьер Литвы: весть для тех, кому не хватало запретов - они возвращаются (29)

Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис до сих пор...

Прогноз относительно коронавируса в Литве: 2-4 недели могут стать критическими  Верига просит без надобности не выходить из дома (55)

Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис еще в...

Локальный карантин в Литве введут еще в 12 муниципалитетах (14)

На заседании правительства Литвы было принято...

Побочный эффект повышения минималки в Литве: вырастут зарплаты у дальнобойщиков (20)

После того как правительство Литвы утвердило планы в...

|Maža didelių žinių kaina