aA
Дискриминация по национальному признаку. Оценивать по партии – преступление. Правящие выбрали такую тактику обороны, чтобы сохранить партнеров по коалиции ИАПЛ-СХС, и не без основания подлили масла в огонь. В последнее время в отношениях между Литвой и Польшей отмечают улучшения, а прежде нередко проблемы возникали именно из-за внутренних интриг, связанных с реальной или мнимой дискриминацией поляков. Но на этот раз за Вальдемара Томашевского могут и не вступиться, время уже не то, а выбор делать придется.
Кто на самом деле стоит за спиной Наркевича: им и тень Кремля не страшна

Сказать, что отношения между Вильнюсом и Варшавой после того как Литва в 1990 году обрела независимость развивались сложно, было бы слишком лаконичной оценкой. Как только намечалось потепление в отношениях, все время появлялись "неожиданные" препятствия – события, местные политики, внешние силы, которые разжигали пламя. И это длиться несколько десятилетий.

С 1988-1991 гг. мелькала тень Шальчининкской автономии, подпитываемая Кремлем, были двусторонние декларации и другие договоры, загладившие исторические больные места межвоенного периода, которые касались Вильнюсского края.

Был и закон о государственном литовском языке, польские и литовские школы, написание польских фамилий в официальных документах, известные проблемы написания трех букв и личные отношения между Валдасом Адамкусом и Александром Квасьневским, Лехом Качиньским.

Была история "Мажейкю нафты" и Orlen и брань экс-премьера Польши Радослава Сикорского в адрес Литвы. Наконец, шла речь о стратегическом партнерстве и частные встречи политиков обеих стран, визиты, реальные дела – электросоединения, тесное сотрудничество в сфере обороны и единая позиция в отношении Кремля.

И во всем этом драматическом спектакле, который длиться 30 лет, часто всплывает фамилия Вальдемара Томашевского, который не утрачивает свое влияние в Вильнюсском и Шальчининкском районах.

Томашевский демонстрировал планы объединения нацменьшинств, а на деле сплотил таких людей как Ирина Розова и Рафаэль Муксинов, поддерживающих позицию Кремля и упоминающиеся в отчетах ДГБ Литвы. При этом на каждых выборах его поддержка только растет и не только со стороны польской, но и со стороны русскоязычной общины.

Неслучайно этот европарламентарий и многолетний глава Избирательной акции поляков Литвы-Союза христианских семей не отказывается от им же самим созданного шлейфа, напоминающего оппонентам о духе ностальгии по советскому времени, а у Варшавы вызывает все больше вопросов о связях с прокремлевскими деятелями и флирте с Российским посольством.

Парадокс в том, что сейчас, когда из-за оскорблений со стороны Владимира Путина в адрес Польши, отношения между Варшавой и Москвой достигли дна, лидер ИАПЛ, якобы представляющей интересы поляков в Литве, может меньше рассчитывать на помощь поляков, чем на помощь местных политиков. В этот угол Томашевский загнал себя сам, играя такую партию в течение многих лет.

"Я не говорю о президенте и его ни в чем не обвиняю, но мы видим фон: он напоминает дискриминацию по национальному признаку. А это опасно и немудро", – сказал недавно в интервью DELFI премьер-министр Саулюс Сквернялис.

Эта карта дискриминации по национальному принципу в истории и с министром транспорта Ярославом Наркевичем уже вызвала шквал критики. Заявление премьер-министра строго оценил и сам президент Гитанас Науседа. Критика не идет на спад, особенно потому, что этот аргумент использовал человек, который сам создал себе благоприятный имидж в Польше.

"Очень жаль, что премьер не справился с ситуацией и выстрелил себе в ногу. Заслуги Сквернялиса в деле улучшения политического климата между Вильнюсом и Варшавой очень велики. Больше, чем заслуги Дали Грибаускайте (...). Я думаю, большинству поляков Литвы он показался своим, человеком, ищущим согласия и диалога, способов решения накопившихся проблем. Конечно, сейчас он не управляет ситуацией, верх берут эмоции, в речи премьера не хватает рациональных объяснений", – сказал DELFI доцент университета им. Витаутаса Великого Анджей Пукшто.

Однако ни замечания президента о 20 трудоустроенных при Наркевиче связанных с ИАПЛ людей, ни отрицательные выводы ГКСЭ об обедах Наркевича, кажется, не впечатляют ни премьера, ни правящую коалицию, ни самого Томашевского. Он и его партия привыкли к критике даже из-за подозрительных личных связей. И это было не так давно. Но сколько это может продолжаться?

То, что партия Томашевского, как и любая другая, любой ценой пытается удержаться у власти, по словам политолога, не кажется странным. Нынешняя фракция ИАПЛ в парламенте – крепкая, как в 2012 г., и как в бывшем Верховном совете – тогда у поляков тоже было 8 членов. Но добиться такого результата Томашевскому удалось не сразу и не без помощи со стороны.

В 1992-1996 г. у Союза поляков Литвы в парламенте была фракция из 4 членов, на выборах 1996 г. ей не повезло – был выбрал лишь один ее представитель в одномандатном округе. В многомандатном округе партия получила только 2,98% голосов. На повторных выборах 1997 г. в парламент попал Ян Сенкевич.

В 2000 г. ИАПЛ получила два мандата. В многомандатном округе партия получила только 1,95% голосов.

На выборах 2004 г. ситуация повторилась: два представителя в парламенте и оба выбраны в одномандатных округах, но в многомандатном округе партия получила уже 3,79% голосов. В 2008 г. ситуация чуть улучшилась, у поляков уже было 3 представителя - все из одномандатных округов. В многомандатном округе партия получила 4,79% голосов.

В 2012 г. ИАПЛ преодолела 5%, и получила 8 мандатов. На выборы партия шла вместе с яркими представителями Русского Альянса, пятна на репутации которых проявились лишь позже. Например, Розова, которая не получила разрешение на работу с секретной информацией, подозревается в связях с российской разведкой, а Муксинов известен как представитель "Русского мира", награжденный самим Путиным.

Неслучайно Муксинов - ярый противник НАТО и ЕС, а ДГБ упоминал его в отчете об угрозах нацбезопасности. И Томашевскому не раз задавали вопросы о его связях с Кремлем.

Например, в январе 2014 когда в Украине проходили протесты на Майдане против режима Виктора Януковича (Томашевский их сравним с большевистской революцией), Томашевский вместе с Розовой и консулом РФ Владимиром Малыгиным праздновал "Освобождение Клайпеды от фашистов".

Малыгина позже выслали из Литвы, когда стало известно, что он - офицер российской разведки, который занимался деятельностью, не связанной с работой консула.

И хотя Томашевский потом отрицал связь с представителями посольств других стран, его каждый год 9 мая можно увидеть на Антакальнисском кладбище. В этот день Россия празднует День победы. Остальные страны Европы празднуют этот день 8 мая.

До сих пор вспоминают и то, что 9 мая 2014 года Томашевский пристегнул к пиджаку георгиевскую ленту. С 2005 года этот символ в России стали использовать как знак памяти о погибших во ВМВ. Однако в Украине и Литве этот символ несет отрицательную смысловую нагрузку из-за российской агрессии в Украине.

В последние годы Томашевский 9 мая георгиевскую ленту уже не пристегивал. Зато всегда подчеркивал важность Дня победы.

"Хочу ответственно подчеркнуть, что День победы - великий день для всего человечества, это день победы над нацизмом", – акцентировал он, сказав, что ИАПЛ отмечают обе даты - и 8 и 9 мая.

Как Варшава сейчас оценит такие заявления, когда между Польшей и Россией появилась конфронтация из-за искажения истории, увидим в будущем.

В этом году Россия намерена с помпой отметить 75-летие Дня победы в Москве. На торжества приглашены лидеры зарубежных стран. Рупоры Кремля уже неоднократно вступались за Томашевского и его соратников.

То, что власти Польши, наконец, поняли, что происходит в польской общине Литвы, по словам Пукшто, можно связать с приходом консервативных политиков "Права и справедливости".

"Варшава не отказывается поддерживать инициативы польского меньшинства, но ясно и однозначно подчеркнула, что промосковский флирт не потерпит", – сказал Пукшто. Правда, он признал, что местная община оказалась в тупике.

"Не хватает явных лидеров, которые бросили бы вызов Томашевскому, а политические партии Литвы слишком герметичны и негибки в отношении нацменьшинств", – сказал политолог, признав, что антисистемная инициатива в Литве всегда будет на руку Кремлю.

"Всегда рвется и будет рваться там, где тонко. Это закон физики. То же самое и в политике. Что-то готовят в Москве или в Российском посольстве, но что-то происходит и из-за недальновидности или примитивного мышления наших политиков или общественных деятелей. Эта линия очень тонкая", – сказал Пукшто.

Это был бы не первый раз, когда Кремль способствовал возникновению раздора между литовцами и поляками. Например, сейчас часто забывают, что с 1988 года несколько лет существовала идея Шальчининкской автономии, которую до 1991 года поддерживали как местные поляки, так и Кремль.

Неясно, чем все это закончилось бы, если бы не августовский путч 1991 года, после которого Литва ввела в "автономных" регионах прямое правление. Сейчас такие сепаратистские идеи уже забыты.

"Уже выросло поколение, которое ничего не слышало и не услышит об автономии Вильнюсского края. Хотя это не означает, что не надо исследовать эту тему и учиться на ошибках", – сказал Пукшто.

По его мнению, литовско-польские отношения за последние лет укрепились так, что разрушить их невозможно.

"Главы и элита обеих стран поняли, что без гармоничного сотрудничества – несмотря на определенную разницу в идеологии – стабильность и безопасность в этом регионе Европы невозможна. Особенно на фоне роста Кремлевского империализма и идеологических и пропагандных войн в отношении Центральной и Восточной Европы. Путинская Россия радовалась бы и радуется любому напряжению, любому конфликту между польским нацменьшинством и литовскими властями", – сказал Пукшто, отметив, что Кремль в Литве действует не только через нацменьшинства.

"Экономическая и финансовая зависимость - намного более мощное оружие. Наконец, на концерты российских поп-исполнителей с удовольствием ходят жители Каунаса, Шяуляй и Паневежиса", – прибавил он.

По словам политолога, не каждый поляк в Литве связывает себя с ИАПЛ, даже если за эту партию голосуют 60–70% поляков. С другой стороны, посльскость за пределами Польши всегда была связана с прозападностью.

"Такова традиция и антропология польского народа. Это чувствует и возможно даже понимает Томашевский", – сказал Пукшто. По его словам, сейчас у Томашевского есть два пути для сохранения электората. Один из них – попытаться измениться и привлечь прогрессивных местных поляков. Правда, часть вильнюсской интеллигенции настроена в отношении Томашевского отрицательно.

"Или он может продолжать флирт с прокремлевско настроенными русскими", – сказал Пукшто, прибавив, что некоторые инициативы ИАПЛ можно связать с Кремлем.

Правда, Томашевский уже доказал, что способен приспосабливаться к изменению ветра – когда надо, он использует любых союзников, а когда надо промолчать – не будет поднимать невыгодную тему. Поэтому нет ничего странного в том, что эта партия находится у власти в третий раз, но не поднимает вопрос написания фамилий.

"ИАПЛ согласилась участвовать во власти, прекрасно понимая, что большую часть своих постулатов с "крестьянами" не решит.

Не секрет, что в партии Рамунаса Карбаускиса национальный сегмент крепкий и влиятельный, а сам Карбаускис всегда был скептически настроен в вопросе польских фамилий", – подчеркнул Пукшто.

Даже если бы эта проблема сдвинулась с мертвой точки, то немало проблем, по словам собеседника, остается и останется, поскольку в Литве до сих пор нет комплексного подхода. Кроме того, упреки Польши в адрес Литвы в связи с нерешенными проблемами, чем Томашевский сплачивает свой электорат, не являются проблемами одного человека или одной страны.

По мнению Пукшто, ошибки допускали все стороны, еще в начале процесса восстановления Литовского государства, когда должным образом не оценили опасность русификации и уровня советизации польского нацменьшинства.

"Власти восстановленной Литвы ставили перед собой задачу литуанизации поляков. Щта модель потерпела фиаско.

А ведь самый близкий путь принятия их как граждан должен был идти через их польскость, неотъемлемую от ВКЛ и межвоенной Литвы – это была часть культурной и политической жизни страны. Также и власти Польши на протяжении многих лет неверно понимали свою миссию – надо было поддерживать своих соотечественников, отделяя их от влияния Кремля, а не "очищая" их от литовскости", – сказал Пукшто.

С другой стороны, по словам собеседника, главы Польши много лет не понимали, что происходит в Литве и выделяли средства просоветским и пророссийским неправительственным организациям – якобы лишь со временем Варшава поняла, что происходит. Но даже после того как открылись глаза, не всегда спасают быстрые решения, которых ищут политики.

"Я помню, когда по приглашению Андрюса Кубилюса в Вильнюсу приехал тогдашний премьер Польши Дональд Туск и вместе с Томашевским присутствовал на службе в храме Св. Тересы, а потом обсуждались возможные решения проблем поляков Литвы.

Конечно, это не дало никаких результатов, поскольку Туск и Кубилюс хотели как можно скорее вылечить пациента, не хотели провести обследование, поставить диагноз, выяснить подходящий способ лечения", – заметил политолог.

"Основная задача – как из поляков Литвы сделать прочный, гражданственный, прозападный мост внутри Литвы и в польско-литовских отношениях, как высушить остатки прокремлевского болота. Это в интересах Вильнюса и Варшавы", – прибавил он.

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video
|Maža didelių žinių kaina