aA
Лишь сейчас, спустя два десятилетия, эпоху "лихих девяностых" можно подвергнуть глубокому научному анализу, сделать выводы и понять ее значение для дней сегодняшних. Этому и посвящена беседа с Александром Добрыниным. Криминология стала сферой его научных интересов еще в конце 80-х годов прошлого века. Доктор гуманитарных наук, кандидат философии, профессор Вильнюсского университета, на сегодня он создал целый ряд научных работ, книг и учебников, где освещаются криминологические, социологические и философские аспекты общественного устройства.

Одним из главных моментов, характерных для 90-х годов, профессор Добрынин считает распад прежней системы представлений о "законном" и "незаконном". То, что к концу 80-х годов осуждалось и считалось наказуемым, стало превращаться в норму. А потому следователи и оперативные сотрудники попали в непростую ситуацию, порой не понимая, как себя вести. По сути, это был кризис правовой и правоохранительной системы.

Разумеется, новая система юридических и моральных норм, новая философия общественного устройства затронула не только Литву, но в целом географическое пространство бывшего СССР и территории бывшего "социалистического блока". Это привело к лавинообразному росту преступности в огромном количестве стран, включая, к примеру, Польшу, Чехию, Венгрию, Эстонию, Латвию, не говоря уже о России. Этот рост совпал и с еще одним новым явлением – глобализацией. Все эти страны, как и многие другие, стали звеньями в цепочке крупной международной преступности.

Новое понимание жизненного устройства привело к тому, что криминал стал претендовать на политическое управление. Преступники стали стремиться во власть. Этап, который так называемый Запад прошел намного десятилетий (а порой и столетий) раньше, в 90-х наступил и в Литве, и в других подобных ей странах. Но закономерности происходящего были такими же, как и прежде в США, например. То есть криминал как явление – интернационален.

Разумеется, у каждого общества должна быть цель. И на постсоветском пространстве многие ее поняли прямолинейно и примитивно: захватить как можно больше богатств. Или, в более мягком варианте, заработать большие деньги, "как на Западе". Но законных механизмов для этого еще не существовало, что тоже стало одной из причин всеобщей криминализации. Логичной реакцией на происходящее стал всеобщий страх. Оценивая эпоху с точки зрения психологии, страх и агрессию Александр Добрынин считает преобладающими эмоциями.

Впрочем, у этих своеобразных прозападных стремлений была и положительная сторона. Ведь в понятие "западные ценности" входило не только благосостояние, но и строгая законность, уважение к человеческой личности, гуманизм. Потому Литва двинулась в сторону евроинтеграции. Вторым определяющим моментом стало вступление страны в блок НАТО. Причем на уровне массового сознания постепенно выработалось понимание: евроинтеграция возможна лишь при победе общества над криминалом. Что в итоге и произошло.

В своем развернутом интервью Александр Добрынин затрагивает и другие весьма значимые явления, к примеру – засилье криминальных тем в СМИ, отношение литовского общества к смертной казни, а порой и ностальгические нотки по поводу того, что "раньше было лучше". Приоритет цивилизованных юридических норм над криминальными понятиями, самоочищение системы политического устройства от преступных элементов стало главным условием дальнейшего развития страны, но не все смогли вписаться в новую действительность.

Впрочем, как сказано в известной фразе, "мафия бессмертна". То есть криминал, увы, неотъемлемый элемент человеческой природы. Сегодня прежние криминальные воротилы приспособились к новой жизни. У них уже нет золотых цепей на груди и символических татуировок. Но невидимый (а порой и видимый) бой криминала и цивилизованного общества идет по сей день.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video
|Maža didelių žinių kaina