aA
Сериал HBO "Чернобыль" жители Литвы смотрели несколько иначе, чем во всем мире. Сцены в Припяти, где жили работники аварийной станции, снимали в одном из спальных районов Вильнюса, а с окраин литовской столицы видно градирни новой Белорусской, или Островецкой АЭС, которую сейчас достраивает "Росатом".
Kadras iš HBO serialo "Černobylis"
Kadras iš HBO serialo "Černobylis"

Авторы волонтерского антикоррупционного проекта Scanner project рассказывают, как Украина в разгар конфликта на Донбассе помогала России строить Белорусскую АЭС, как Литва не смогла помешать этому проекту, но теперь планирует бороться с ним санкциями как с угрозой национальной безопасности.

Гонка вооружения мирным атомом


В начале 80-х в Литве неподалеку от границы с Беларусью началось строительство нового города и атомной электростанции. На Игналинской АЭС планировалось запустить четыре реактора РБМК-1500 — той же конструкции, что и на Чернобыльской станции, только в полтора раза мощнее. Первый энергоблок запустили за год до чернобыльской катастрофы, на первое мая 1984-го.

Запуск второго реактора пришлось отложить, строительство третьего энергоблока остановили из-за протестов, четвертый так и остался на бумаге. В 2001 году Литва согласилась с требованием Евросоюза — членство в ЕС в обмен на полную остановку станции. В 2004 году заглушили первый реактор, в 2009 году АЭС перестала вырабатывать энергию.

Как компании из Украины и ЕС помогли России построить угрозу национальной безопасности Литвы
© DELFI / Andrius Ufartas

Литва начала думать о замене Игналинской АЭС новой станцией с 2005-го, в 2007-м президент страны Валдас Адамкус подписал закон, обозначивший официальный старт проекта.

Но вскоре у будущей Висагинской АЭС появился конкурент. «Росатом» решил строить новую АЭС у города Неман на северо-востоке Калининградской области в 10 километрах от литовской границы. Планировалось построить два реактора ВВЭР-1200 общей мощностью 2388 МВт, запуск первого — в 2020 году.

В Литве в строительство АЭС сначала хотел инвестировать местный бизнес, но позже состоялся международный конкурс, на котором победил консорциум японской Hitachi и американской General Electric. Запустить реактор ABWR мощностью 1350 МВт тоже планировалось в 2020 году.

Директор программ «Росатома» и куратор строительства Балтийской АЭС так отзывался о консорциуме конкурентов: «Нас крайне заботит возведение такого реактора в центре Европы. Реакторы такого типа строила лишь одна страна – Япония. Весь мир отказался от них. Они очень дешевы, но очень опасны».

Ignalinos atominės elektrinės darbuotojas
Ignalinos atominės elektrinės darbuotojas
© DELFI / Andrius Ufartas

Оппонент из Литвы, глава парламентского комитета Рокас Жилинскас, выдвигал встречные вопросы: «перед проведением публичных дискуссий российская сторона должна пригласить миссию МАГАТЭ, которая оценит выбранную площадку, предоставить Литве официальные ответы на существенные вопросы о критериях выбора площадки, об устойчивости участка к землетрясениям и воздействии на бассейн Немана, о транспортировке ядерных отходов по Балтийскому морю, о подготовке к возможным авариям и эвакуации на территории Литвы и многие другие, которые Вильнюс неоднократно задавал, а Москва на них не ответила».

Первым заглох литовский проект. Сильнейшее землетрясения в марте 2011 года у берегов Японии вызвало цунами. Произошла авария на Фукусиме — сильнейшая катастрофа на АЭС после Чернобыля. Это событие подогрело протесты экологов в Литве. В октябре 2012 года 64,77% участников консультативного референдума выступили против строительства новой атомной станции в Литве. В 2016 году инициатор создания Висаргинской АЭС, бывший министр энергетики страны Арвидас Сикмокас назвал проект «мертвым».

В Калининградской области проект продвигался успешнее — для внешнего наблюдателя. В 2010 году при участии возглавлявшего тогда «Росатом» Сергея Кириенко торжественно заложили первый камень. Активное строительство Балтийской станции развернулось в феврале 2012 года, началась заливка фундаментов. Заводы госкорпорации приступили к сборке реакторов.

Мощность новой станции в несколько раз перекрывала потребности Калининградской области в электричестве. Окупить ее строительство можно было, только продавая энергию в соседние страны: в первую очередь в Литву и Польшу.

Но правительство литовских консерваторов озаботилось энергозависимостью страны от России и с 2008 года начала ее снижать: по дну Балтийского моря проложили энергомосты из Швеции и заложили терминал по приему сжиженного газа в Клайпеде. Третьей мерой должна была стать Висагинская АЭС. Отношения РФ с Польшей усложнились после катастрофы Ту-154 под Смоленском в 2010-м, в которой погиб президент страны Лех Качиньский.

В этих условиях строительство Балтийской АЭС было заморожено. «Росатом» и куратор стройки неподалеку от Немана Сергей Бояркин переключились на новый проект — продвижение атомной станции в Беларуси.

Astravo atominė elektrinė
Astravo atominė elektrinė
© DELFI / Kiril Čachovskij

«Одной из причина остановки строительства Балтийской АЭС являлось изменение нами структуру электросетей: ранее электричество из Вильнюса и Каунаса направлялось в Калининградскую область, а уже оттуда поступало в Клайпеду. Мы построили сети напрямую из Каунаса в Клайпеду. В Кремле поняли, что это рискованно строить электростанцию, не имея рынка, и решили перенести в Беларусь, где есть рынок», — говорит депутат Европейского парламента, премьер-министр Литвы с 2008 по 2012 годы Андрюс Кубилюс.

То же, но на чужие деньги


В 2008 году Беларусь также определилась с местом строительства своей АЭС. Им стала площадка на границе с Литвой в 18 километрах от города Островец. В 2011 году президент Александр Лукашенко договорился с занимавшим тогда должность премьер-министра России Владимиром Путиным об участии «Росатома» и кредитной линии на $10 млрд на строительство станции.

«Сначала про БелАЭС были только разговоры. Потом там начали что-то делать на площадке близ Островца, — вспоминает депутат Европейского парламента, премьер-министр Литвы с 2008 по 2012 годы Андрюс Кубилюс. — Я там был в 2010 году. Тогда мы еще были в хороших отношениях с режимом Лукашенко. Во время традиционного велопохода по замкам Великого Литовского княжества мы подъехали туда, нам показали — там была явная показуха строительства. Оба проекта — Балтийскую и Островецкую АЭС мы расценивали как пропаганду против строительства Висагинской станции».

Из $10 млрд на 1 января 2019 года Беларусь использовала $3,4 млрд. По соглашению, страна должна начать погашение долга после запуска первого энергоблока, но не позднее апреля 2021 года. Процент на первую половину долга фиксированный, 5,23% годовых, на вторую — плавающий, «шестимесячный LIBOR в долларах (1,2% на день публикации) плюс 1,83% годовых». Срок погашения: 25 лет с момента открытия кредитной линии, то есть с 2011 года.

Сейчас Лукашенко настаивает на пересмотре этого соглашения — по его мнению, выплаты должны быть снижены до 3% годовых, а срок погашения отсрочен на 10 лет.

Если бы станция запустилась в этом году, то Беларусь выплатила бы не менее $353 млн в погашение долга и процентов.

«Балтийская станция строилась на российские бюджетные деньги, а Островецкая — на выданный Лукашенко кредит, который следует возвращать и в отсутствие прибыли от станции», — говорит Андрюс Кубилюс.

Погашение кредита — запустится станция или нет — автоматически начнется с апреля следующего года.

Рынок сбыта исчезает


Строительство атомной станции неподалеку от Вильнюса вызвало протесты в Литве: власти страны подробно фиксировали нарушения при строительстве и призывали соседей в будущем отказаться от покупки электроэнергии с АЭС.

В 2017 году правительство Литвы признало строительство БелАЭС угрозой национальной безопасности. Годом позже президент Даля Грибаускайте по итогам встречи с премьер-министром Польши Матеушем Моравецким заявила, что у обеих стран общая позиция — не покупать энергию Белорусской АЭС.

Украинский депутат Сергей Нагорняк (фракция «Слуга народа») в марте 2020 года внес законопроект о запрете импорта электроэнергии из России и Беларуси, так как эти страны не ратифицировали Европейскую энергетическую хартию, а также с целью защиты украинских производителей электроэнергии, которые «работают не на полную мощность». Эта инициатива не имеет прямого отношения к строительству Белорусской АЭС, но возможный отказ Украины от импорта электричества неизбежно скажется на перспективах окупаемости станции.

В феврале 2020 года партия литовских консерваторов совместно с представителями партии либералов и подписантов акта о независимости провела в литовском парламенте съезд движения «Против Островецкой АЭС». Движение ставит своей целью остановить строительство атомной станции.

«Островецкая АЭС представляет угрозы безопасности региона. Сегодня не так важно дискутировать о том, что было или не было сделано до этого момента. Сегодня важнее сделать все, чтобы эта АЭС не заработала. Нужна активность — как обычных граждан, так и политиков», — заявил спикер литовского парламента Викторас Пранцкетис.

На съезде движения утвердили текст петиции к Европарламенту и письмо к президенту Беларуси Александру Лукашенко с требованиями не допустить запуска станции. На момент публикации статьи петицию подписало менее 9 тысяч человек.

Кроме литовских политиков и общественных деятелей, в съезде движения приняли участие белорусские оппозиционеры и бывший министр иностранных дел Украины Павел Климкин — он занимал министерский пост с июня 2014 по август 2019 при президенте Порошенко. Павел Климкин тоже говорил о том, что Островецкая АЭС — это опасный проект.

«Когда речь идет о ядерной безопасности, всегда бушуют эмоции. Для стран, наиболее пострадавших от Чернобыльской катастрофы, это больше, чем политика. Поэтому международное сообщество должно определить видение, что следует сделать для обеспечения всех необходимых стандартов ядерной безопасности строящейся АЭС в Беларуси. Перед тем, как играть в политику, нужно договориться, что все требования по укреплению безопасности, сформулированные европейскими институтами, должны быть выполнены до ввода в эксплуатацию», — просил Климкин.

Pavelas Klimkinas
Pavelas Klimkinas
© AFP / Scanpix

Климкин заявил, что Беларуси надо предложить стратегию, где будут содержаться элементы помощи для выполнения всех мер безопасности и санкций, если они не будут выполнены. То есть, сформулировать для Беларуси такое предложение, от которого она не сможет отказаться.

Но в положении, когда придется следовать ограничениям, может оказаться и сама Украина.

Поставки в Россию под российскими обстрелами


В феврале 2015 года украинский город Краматорск обстреляли ракетами. Удар по аэродрому и жилым кварталам нанесли с помощью системы залпового огня «Смерч», снаряженного кассетными боеприпасами, 17 человек погибли, 60 было ранено, говорится в отчете ОБСЕ.

Обстрел города вызвал беспокойство руководителей строительства Беларусской АЭС. Они публично отчитались, что поставки оборудования из Краматорска в Россию — с завода «Энергомашспецсталь» в волгодонский филиал «Атоммаша», где собирают энергоблоки АЭС — будут выполнены в срок.

Более половины (50,01%) акций краматорского завода «Энергомашспецсталь» через кипрские компании принадлежит «Росатому», еще 24,99% через кипрскую Ukrainian Machinebilding Plants M.S. — Максиму Ефимову, бывшему до ноября 2014 года гендиректором «Энергомашспецстали».

В ноябре 2014 года Максим Ефимов избрался депутатом Верховной рады и вошел в правящую фракцию «Блок Петра Порошенко», в текущем созыве он внефракционный депутат.

В августе 2014 года, незадолго до передачи заготовок в Россию, украинский президент Петр Порошенко присудил Максиму Ефимову государственную премию в области науки за «создание высокоточного оборудования и изготовление крупногабаритных деталей и оборудования».

Примечательно, что изготовленные в Краматорске энергоблоки изначально предназначались для несостоявшейся Балтийской АЭС.

Украинские компании принимали крайне активное участие в работе над строительством БелАЭС с самого начала — когда этот проект еще только начинал обсуждаться. В 2008 году государственный Киевский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт «Энергопроект» (КИЭП) разработал технико-экономическое обоснование станции, которое помогло утвердить площадку строительства — ту самую, что используется сегодня.

Кроме «Энергомашспецстали», оборудование для атомной станции в Беларуси поставляют еще несколько компаний. Четыре проекта выполнила компания «ТММ-Энергобуд», входящая в холдинг ТММ:

— турбинные трубопроводы в 2015 году;

— трубопроводы питательной воды для второго энергоблока в сентябре 2016-го;

— трубопроводы острого пара для первого блока в марте 2017-го;

— вспомогательные трубопроводы в июне 2017-го.

Основной акционер холдинга ТММ — Лариса Чивурина, супруга Андрея Чивурина, партнера Владимира Зеленского по шоу «Лига смеха». Об этом холдинге Scanner project подробно рассказывал в расследовании о нарушении крымских санкций.

В строительстве Белорусской АЭС участвовали и компании из других стран-партнеров Литвы.

В 2014 году британская Lean Coaching Ltd выиграла конкурс на внедрение на объекте Lean-технологий (бережливого производства).

Еще одна британская компания — Norton Rose — в 2016 году выиграла конкурс на оказание консультационных юридических услуг по проекту сооружения БелАЭС. В Литве Norton Rose предоставляла юридические услуги компании LITGAS по закупке газа до февраля 2017 года.

В 2016 году российская компания «Авентель Рус» выиграла контракт на поставку расходомеров для первого блока БелАЭС. «Авентель Рус» на 90% принадлежит французской компании Aventel France Sas.

Примечательно, что Сергей Бояркин, бывший директор программ «Росатома», куратор строительства обеих станций Росатома, живет в латвийской Юрмале и инвестирует в строительство там же загородного поселка.

Санкции против атома


В марте 2020 года девять депутатов литовского парламента зарегистрировали резолюцию, призывающую ввести санкции против «Росатома», а также начать процедуру выхода Литвы из Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 года, согласно которой операторы атомных станций несут финансовую ответственность за инциденты, но размер страхования не соответствует реалиям.

При этом «Росатом» остается партнером Литвы по работам на законсервированной Игналинской АЭС. Также неизвестно, может ли Вильнюс вводить свои собственные санкции отдельно от Евросоюза.

Petras Auštrevičius
Petras Auštrevičius
© DELFI / Domantas Pipas

«В строительстве БелАЭС были заняты многие компании. Не все верили, что она будет построена. Но важнее, как поведет себя правительство Украины при покупке электроэнергии из Островца. Ситуация изменилась после 2015 года, когда мы подписали договор об Ассоциации с Европейским союзом. Теперь мы имеем договор, в котором сказано, что Украина будет соблюдать условия энергетического союза с ЕС. Поэтому для Украины это теперь стоит огромным испытанием, испытанием политической солидарности с Европейским союзом. Мы наблюдаем за этим процессом, не могу сказать что нам полностью понятно, как будет вести себя Украина. Но если Украина думает, что она может делать то что задумает — она ошибается. Потому что украинское требование Евросоюза по более глубокой интеграции состоят и в том, как Украина поведет себя по этому вопросу», — сказал Scanner project депутат Европейского парламента, соучредитель движения «Против БелАЭС» Пятрас Ауштрявичюс.

20 марта Госатомнадзор Беларуси заявил, что БелАЭС готова к завозу ядерного топлива для для пуска первого энергоблока станции.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

В Литве задержаны президенты Бизнес-конфедерации и Ассоциации банков причина - расследование незаконного влияния на законодательные процессы (25)

Президент Конфедерации бизнеса Литвы (КБЛ) Валдас...

|Maža didelių žinių kaina