Во что превратились провластные СМИ в России, какие преступления они совершают и почему этим займется Международный общественный трибунал, который был представлен на пятом Форуме свободной России в Вильнюсе. Об этом в эксклюзивном интервью DELFI рассказал один из участников Форума Игорь Яковенко, российский журналист и социолог, депутат Госдумы первого созыва, генеральный секретарь Союза журналистов России в 1998-2008.
Russian TV
© RIA/Scanpix

- Вы могли бы подробнее рассказать о Вашей концепции Международного общественного трибунала, представленной на проходившем в столице Литвы пятом Форуме свободной России?

- Думаю, что сегодня очень многие убедились в том, что путинская Россия, путинский режим представляют собой смертельную опасность для человечества. Это действительно тот режим, который впервые за все время существования человечества создает угрозу для его полного уничтожения – такого до сих пор не было никогда. Поэтому нужен какой-то адекватный ответ. Что может быть этим адекватным ответом?

Совершенно очевидно, что имея ядерную заточку и членство в Совете Безопасности ООН Владимир Путин может совершенно спокойно быть уверен в том, что на государственном уровне адекватного ответа не будет. Будут санкции, сложности в экономической сфере, но адекватного ответа в области политики не будет. Не думаю, что Общественный Трибунал будет тем масштабным ответом, который сможет остановить путинский режим, но он сможет его сильно подорвать, потому что трибунал должен выработать моральный вердикт человечества.

Игорь Яковенко: Международный общественный трибунал может сильно подорвать путинский режим
© znaj.ua

Мы должны показать международному сообществу пример, что люди, которые работают в государственных и парагосударственных средствах массовой информации не являются журналистами, что на них не должно распространяться международное право, которое защищает журналистов. Их нельзя принимать как журналистов, нельзя давать интервью и те российские каналы, которые распространяются за рубежом, должны перестать выходить. Почему? Просто потому, что это не журналистика. В нормальные страны не пускают террористов, в нормальные страны не пускают тяжелые наркотики, а то, что несут в себе путинские СМИ, путинские информационные войска - это намного опаснее, чем обычный терроризм и обычные тяжелые наркотики.

- Как будет выглядеть сам Трибунал?

- У нас есть несколько аналогов, прежде всего, конечно, это не Нюрнберг, так как последний это структура, которая создана государствами. В нашем случае – государство ни при чем. Второе отличие – от того Международного Общественного Трибунала, который был создан в 1967 году Расселом, Сартром и другими тогдашними властителями умов, здесь главное отличие в том, что тогда западные интеллектуалы создали структуру, которая должна была вынести вердикт по отношению к государству – США - за войну во Вьетнаме, Чили и так далее.

Мы не ставим задачу судить государство, мы считаем, что нужно выдвигать обвинительные заключения, основанные на железобетонных доказательствах о преступлениях против конкретных физических лиц, потому что именно они несут зло. Определенным аналогом для нас является Международный Трибунал по Руанде (1994 года), когда было совершенно ясно, что Радио Тысячи Холмов и другие местные средства массовой информации являются одной из причин массового геноцида народа тутси. Государство — это нечто безликое, его судить бессмысленно.

Та структура Трибунала, которую мы предложили и которая начала реализовываться, включает четыре комиссии. Первая комиссия займется тем чудовищным объектом, который в России вырос на том месте, где у нормальных стран находится журналистика и средства массовой информации. Я не говорю о пропаганде, это нечто более опасное, намного более опасное – я называю это медиафренией. Первая комиссия будет и уже приступила к рассмотрению преступлений в информационной сфере. Вторая комиссия (она еще не начала свою работу) будет заниматься преступлениями, связанными с узурпацией власти, участники этого преступления – судьи, депутаты, которые вырабатывают чудовищные законы, силовики и так далее. Третья комиссия - по Украине, четвертая - по Сирии.

- Кто войдет в состав комиссий?

- Экспертная часть, то есть та часть, которая готовит свидетельские показания, материалы — это моя зона ответственности. За судейский состав я не отвечаю. В составе экспертов нахожусь я, участвует и Галина Сидорова – известный журналист-расследователь, также с нами Григорий Пасько, имена других экспертов я думаю мало что скажут аудитории, но могу вас уверить, что все они опытные журналисты-расследователи.

- Где будет находиться штаб-квартира Трибунала, и что Вы можете сказать о дате его первого заседания?

- Пока мы предполагаем, что штаб-квартира Трибунала будет находиться в Литве, в Вильнюсе. Здесь очень важно, чтобы с этим было согласно руководство страны. Руководство Литвы согласно.

- Как скоро начнет действовать Трибунал?

- В той части, которая касается сбора обвинительной информации, эта работа уже в самом разгаре, и я бы взял на себя смелость утверждать, что она процентов на 70 завершена. Принципиальный вопрос здесь в том – сколько крови на языках, микрофонах, объективах, на пальцах, которыми сотрудники информационных войск Путина набирают свои тексты. Мы ищем прямые доказательства причинно-следственной связи между содержимым путинских СМИ и кровью, которая проливается в Украине, Сирии и внутри России.

Russia Today, Sputnik, 1 Канал Российского телевидения, вся система ВГТРК, LifeNews и далее по списку не должны восприниматься как журналисты. Это агрессивные войска, гораздо более агрессивные нежели советские или германские пропагандисты времен Сталина и Гитлера. Нынешние пропагандисты путинского режима делают то, что их предшественникам и не снилось.

- Как будут выглядеть решения Трибунала? Как они будут исполняться?

- Думаю, что если западные страны, Украина избавятся от воздействия медиафрении, воздействия российских информационных войск, то это уже будет большое дело. Другой важный аспект: путинский режим сложился так, что воруют здесь, а тратят на Западе, пользуясь всеми благами демократии, свободы и развитого рынка. Вот это нужно прекратить, в этой области Международный Общественный Трибунал в определенной степени смыкается персональными санкциями. Нам очень важно, чтобы санкции были точечными и достигли действительно преступников, потому что, когда они касаются невиновных людей, это не очень правильно. Преступники, у которых кровь на языках, микрофонах, объективах, на пальцах, должны быть изолированы. Это очень важная история, которую мы стремимся довести до логического конца.

- Когда пройдет первое заседание Трибунала?

- Ответ на этот вопрос зависит не от меня.

- Мы с Вами только что рассуждали о медиафрении и информационных войсках. Как изменились средства массовой информации в России за последние десять лет, и что означает термин - медиафрения?

- Медиафрения - это не пропаганда, это совершенно другое явление. Пропаганда продвигает какую-то идеологию, плохую или хорошую. Идеология может быть коммунистической, нацистской, либеральной, здорового образа жизни и так далее. Медиафрения не несёт никакой пропаганды. Идеология коммунизма излагалась в "Капитале" Маркса, нацизма - в "Майн Кампф", страницы книги, в которой будет идеология путинизма, будут заполнены лишь одним словом - Путин. Путинизм, в отличие от фашизма или коммунизма, не является идеологией. Выдвигается одна единственная идея: Путин — это Россия. Других идей - нет. Вот это и есть первое отличие медиафрении от пропаганды.

Второе заключается в том, что медиафрения занимает совершенно другое место в системе прототалитарного общества, которое создано в России, нежели пропаганда. СМИ в России создают из ничего якобы великих мыслителей, экономистов – Проханов, Стариков, Шахназаров, Делягин. Причем этот процесс полуавтономный, присутствует лишь частичное кураторство со стороны Кремля.

В значительной степени у информационных войск есть свои интересы, потому что мы не знаем до конца, что является источником агрессии – то, что содержимое российского телевидения в большей степени вкладывается в головы окружения Путина, его самого и всех остальных людей, которые сейчас принимают решения? Представители российского телевидения сейчас очень заинтересованы в разжигании ненависти и войны, если войны не будет – зачем их чудовищное присутствие в телевизоре? Уровень жизни, капитализация этих людей находятся в прямой зависимости от разжигания войны. Автономность, умение отстаивать свои интересы у нынешних российских телевизионных пропагандистов неизмеримо выше, чем у их предшественников – сталинской и гитлеровской эпохи.

Игорь Яковенко: Международный общественный трибунал может сильно подорвать путинский режим
© Foto: RIA Novosti/Scanpix

Медиафрения это та мутировавшая или трансформировавшаяся в XX веке пропаганда в условиях постправды, в условиях XXI века.

Возвращаюсь ко второй части вашего вопроса: в результате поступающей медиафрении за период последнего десятилетия в сфере СМИ в России произошла безусловная трансформация. Трансформация средств массовой информации в информационные войска. Российские СМИ, государственные и парагосударственные стали органической частью системы российского вооружения, российских вооруженных сил, которые ведут агрессию.

- Ведут агрессию, где?

- Как внутри страны, мобилизуя людей на то, чтобы они шли убивать и умирать в другие страны, потому что прослеживается явная связь того, что люди едут убивать на территорию Украины в составе бандитов ДНР и ЛНР и тем содержимым, которое производят российские СМИ. Помимо этого, мы видим многочисленные случаи, когда просто рука об руку действуют российские государственные террористы, воюя на Востоке Украины или в Сирии, и съемочные группы российских телеканалов. Эти съемочные группы участвуют в допросах, организуют их, делают постановочные съемки. Вооруженные силы и информационные войска действуют рука об руку, этого до сих пор никогда не было.

- Что это значит для телезрителей?

- Доля истерических, оголтелых передач существенно возросла. Тот же самый Соловьев, просто не вылезает из теле- и радиоэфира круглосуточно семь дней на неделе в режиме нон-стоп. Внутренняя повестка дня фактически ушла из телевизора и основных СМИ - исчезла. Ее стараются не обсуждать, показывается один Путин, это единственный герой. Фокус на то, что вокруг одни враги, а Россия - великая и могучая. В результате замалчиваются чудовищные происшествия. Так было с пожаром в торговом центре "Зимняя вишня". Итоговая программа НТВ в день пожара, когда стало известно о том, что погибло много детей – ни одного слова о трагедии.

- То есть в России власть и средства массовой информации создают виртуальную реальность, в которой все хорошо, и нет никаких проблем? Зачем?

- Цель здесь одна, очень простая и примитивная – удержать власть. Во-первых, удержать власть для того, чтобы по-прежнему обворовывать свою страну и народ. Как бы банально это не звучало, но это именно так. Во-вторых, потому что отлучения от власти для Владимира Путина и ряда представителей его окружения в лучшем для них, маловероятном случае - длительную несвободу. То есть для Путина уход от власти - это либо самый вероятный вариант – смерть, либо при благоприятном стечении обстоятельств – длительное тюремное заключение. Вот люди (Путин и его окружение - Ред.) спасают свою жизнь.

- Владимир Путин недавно одержал убедительную победу на выборах и в четвертый раз стал президентом Российской Федерации. Какой, по Вашему мнению, была кампания кандидатов в СМИ?

- То, что происходило 18 марта назвать выборами довольно сложно, это была, если угодно процедура, спецоперация по переназначению. При этом организаторам этого действия даже не пришлось очень сильно вбрасывать или фальсифицировать выборы, так как до этого было практически полностью зачищено политическое поле, ликвидированы все независимые СМИ, создана система, при которой финансировать какого-либо оппозиционного политика стало практически невозможно. Все это делает какие-то выборы в России практически невозможными. Совершенно очевидно, что власть в России в результате выборов не сменится.

Vladimir Putin
Vladimir Putin
© AFP / Scanpix

Что касается информационной кампании то, что называлось телевизионными, предвыборными дебатами было отвратительным зрелищем. Любой человек, который в них участвовал, превращался в клоуна в независимости от того, как он себя вел и кем являлся.

- Российские средства массовой информации часто обвиняют западные СМИ в самоцензуре. Как с цензурой обстоят дела в России?

- Одним из первых преступлений путинского режима было создание аппарата цензуры. В России сейчас есть цензурное ведомство – Роскомнадзор, руководитель этого ведомства Жаров будет одним из самых первых фигурантов на Общественном Трибунале. Заблокированы почти все оппозиционные средства массовой информации, несколько дней назад было принято решение по блокировке мессенджера Telegram. Что это как не тотальная цензура?

- Как Вы оцениваете реакцию Государственной думы России на заявления нескольких журналисток, которые сообщили о том, что подверглись сексуальным домогательством со стороны одного из депутатов?

- У меня такое ощущение, что это косвенные последствия спецоперации по переизбранию Путина. Депутаты, чиновники решили, что им можно абсолютно все: что они могут врать, устраивать похабщину по отношению к журналисткам. Когда они увидели, что вообще нет никого, что демократическая оппозиция в совокупности набирает 2%, то… кого стесняться? Все вокруг наши!

Игорь Яковенко: Международный общественный трибунал может сильно подорвать путинский режим
© Sputnik / Scanpix

На фоне цензуры происходит возрождение культа Иосифа Сталина, ведутся такие мероприятия как бутафорские штурмы реконструкторами Рейхстага.

Бутафорские штурмы Рейхстага, все крики "можем повторить" - вне всякого сомнения часть информационной войны, которая ведется как против своего народа, так и против Запада. То, во что превратилось сознание россиян в результате всего этого, просто ужасает.

- Каким, по Вашему мнению, должно быть будущее средств массовой информации в России?

- В будущей России не должно быть государственных СМИ вообще, они должны быть трансформированы в общественные теле-, радиокомпании. В отношении прокремлевских и пропутинских СМИ должно быть предпринято следующее: для тех, кто совершил преступление, должен быть обычный уголовный суд. Что касается значительной части людей, думаю, ни один из них не должен принимать участия по созданию общественного телевидения нового образца.

- В России с представителями оппозиции происходят несчастные случаи со смертельным исходом. Вы не опасаетесь за свою жизнь?

- Я точно знаю, что смерть неизбежна, вопрос сроков зависит не только от меня. Конечно, опасаюсь, как любой нормальный человек хочу жить на свободе, как любой нормальный человек боюсь боли и плохо отношусь к своей смерти.

- У Вас не было искушения переехать на постоянное место жительство в Европу?

- Нет.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Фотосессии в Палангском ботаническом парке стали платными (21)

Если вы намерены провести свадебную фотосессию в...

18 августа желающие могут посетить маяк в Клайпеде

18 августа в Клайпеде по случаю Дня маяков можно...

Погода: тепло ожидается и на следующей неделе

Летняя погода из Литвы не уйдет и на следующей неделе....

TOP новостей

Глава Aprangа: мы должны честно сказать, цены не снизятся (133)

"Хватит пугать людей тем, что у нас самые высокие цены в...

Фотосессии в Палангском ботаническом парке стали платными (21)

Если вы намерены провести свадебную фотосессию в...

Максим Галкин в Паланге шутил об отношениях Грибаускайте и Путина (260)

В Палангском концертном зале 16 августа выступал Максим...

Перевозчики предлагают отдыхающим провести ночь в кабине тягача (14)

Литовская ассоциация перевозчиков проводит акцию –...

Трамп: я сдержал обещание и вновь сделал Америку великой (77)

Президент США Дональд Трамп заявил, что выполнил...