Одним из трендов последних лет в России стали массовые уголовные и административные дела за лайки, репосты, демотиваторы и мемы в социальных сетях. Не обошло стороной это веяние времени и гражданскую активистку из города Барнаул Алтайского края Марию Мотузную.
Marija Motuznaja
© DELFI / Kiril Čachovskij

Девушку обвинили в экстремизме и оскорблении чувств верующих за сохраненные картинки в социальной сети "В контакте", заблокировали банковские счета и внесли в список экстремистов Росфинмониторинга. В настоящее время Мария находится в Литве. И хотя 10 января стало известно, что она исключена из вышеуказанного перечня, а, оба уголовных дела в отношении нее прекращены, тем не менее Мотузная не планирует в ближайшее время возвращаться в Россию.

24-летняя Мария росла обычной девочкой и ничем не выделялась среди сверстниц. Большую часть жизни воспитывалась матерью, работающей в бюджетной сфере. Отец ушел из семьи, когда Марии было 8 лет. Во время учебы в гимназии у нее появилась любовь к таким предметам, как русский язык и литература. Тогда же возникло стойкое желание по окончании учебного заведения поступать на факультет журналистики. Однако судьба сложилась так, что в гимназии ее определили в физико-математический, а не в гуманитарный класс. Да и на журфак в итоге поступить не удалось.

"На бюджетные места был большой конкурс. А для того, чтобы учиться на коммерческой основе, у семьи не было средств. Поэтому я пошла учиться в Академию культуры - из-за отсутствия выбора, из-за сложившихся стереотипов об обязательной необходимости образования и из-за мнения мамы, которая считала, что не стоит терять год в ожидании следующих вступительных экзаменов. Но со временем я поняла, что это не мое. Учеба там была связана с выступлениями на сцене, нужно было пробовать себя в роли ведущего, актера, а это мне вообще не импонирует", - вспоминает Мотузная в разговоре с DELFI. В итоге Мария решила взять академический отпуск и пойти работать в один из филиалов банка ВТБ-24 в Барнауле.

Marija Motuznaja
Marija Motuznaja
© DELFI / Kiril Čachovskij

Интерес к политике начался с Навального

Наверняка еще со времен гимназии в ней присутствовало обостренное чувство справедливости. Однако непосредственно к политике она начала проявлять интерес уже с наступлением совершеннолетия. "Еще в 2013 году, когда мне было 18 лет, от своего друга, который старше меня, я услышала о Навальном. Смотрела трансляции с его суда по делу Кировлеса", - говорит Мария. Однако затем она окунулась головой в студенческую жизнь и казалось бы, что на гражданский активизм совсем не осталось времени и места. Однако не зря в России говорят: если ты не интересуешься политикой, то политика начинает интересоваться тобой.

По словам Мотузной, своеобразным спусковым крючком для ее активности послужили именно студенческие годы: "Я помню, как на втором курсе нас гоняли принудительно на митинги в честь присоединения Крыма. И вот в этот момент стало в голове что-то проскальзывать, мол, какого черта мы должны ходить, это все показуха. А после этого стала ухудшаться жизнь в стране. И моя мама тому яркий пример. Она бюджетник и всю жизнь работала на государство, а выйдя на пенсию, у нее почти не было средств к существованию. И вот эти детали нанизывались одна на другую и наверно заставили меня начать интересоваться политикой. Я даже не скажу, что я прям за Навального. Просто это была одна из немногих надежд и альтернатив Путину, поэтому я ходила на его митинги".

Когда началась избирательная кампания по выборам президента РФ, у Марии возникло желание трудоустроиться в штаб оппозиционера Алексея Навального, который заявил о том, что будет баллотироваться, но в итоге не был допущен к предвыборной гонке. Однако свободных вакансий на тот момент уже не было, и тогда девушка решила помогать его ячейке в качестве волонтера в свободное время. На вопрос, как относились к ее увлечениям, не свойственным большинству ее сверстников, друзья, она отвечает, что по-разному. "Среди моих друзей было два лагеря, если можно так сказать. Вся моя компания основная, с которой я проводила больше всего времени, мы часто смеялись, шутили. Например, 12 июня был митинг, на который у меня не получилось пойти по причине болезни. И мне друзья в шутку писали: "смотри, там вертолеты летают. Тебя Навальный ищет, почему ты не пришла?". На различных тусовках постоянно пытались вывести меня из себя этими спорами о политике. А со старой компанией одноклассников мы вместе ходили на митинги, они поддерживали меня, смотрели вместе с ними расследования Навального. То есть, все было двояко", - говорит Мария.

В список экстремистов за картинки с Иисусом и темнокожими детьми

18 марта 2018 года в России прошли выборы президента РФ. Совершенно ожидаемо Алексей Навальный был на них не допущен, и тогда тактикой его штаба стал призыв к массовому бойкоту. Однако предсказуемо, используя фальсификации и административный ресурс, победу одержал действующий президент Владимир Путин. Тогда у многих, в том числе у Марии, наступило состояние определенной апатии от перспективы жизни в стране как минимум еще на протяжении 6 лет с человеком, который стоит "у руля" с 2000 года. Однако самые суровые испытания для нее были впереди и не заставили себя долго ждать.

8 мая в 8 часов утра в двери ее квартиры, раздался звонок. Это были сотрудники правоохранительных органов, которые нагрянули с обыском. "Ко мне пришли в 8 утра. Я еще спала. Было такое ощущение, что они ждали пока моя мама уйдет на работу. Потому что она обычно выходила в 9, но в этот день ей нужно было выйти раньше по каким-то своим делам. И они пришли через 10 минут после ее ухода. Скорее всего это связано с тем, что у мамы есть знакомые юристы, и она сразу же позвонила бы им. А ее они не имели права ограничивать в звонках, а у меня телефон забрали практически сразу", - вспоминает Мария события того дня. В итоге в ее квартире оказалось 6 человек - 3 оперативника, следователь и 2 понятых, которые проживая в разных концах города и далеко от места жительства девушки, непонятным образов в 8 утра одновременно оказались у нее во дворе.

Первым ощущением, которое испытала Мотузная был шок. "Первые минут 15 я просто испытывала шок и не верила в реальность происходящего. Потом у меня появилась злость в отношении сотрудников и я начала им грубить, игнорировать какие-то их вопросы. Я не знаю, правда, это или нет, что сотрудники силовых ведомств являются хорошими психологами, но после моей грубости они стали очень вежливыми со мной. Например, следователь, увидев в квартире фортепиано заметил: "О, у тебя есть фортепиано. Здорово. А у меня мама тоже на нем играет". А я так устроена, что если со мной вежливо обращаться, то я не могу на это ответить грубостью и тоже становлюсь доброй. И это сработало. Во время обыска у меня изъяли телефон с компьютером (на данный момент все вернули - ред.). Обыск был достаточно поверхностный. Было видно, что основная цель - изъятие средств доступа в интернет", - рассказывает она в деталях о происходившем обыске.

После завершения всех необходимых процедур девушку повезли в отдел. Там следователь показал ей картинки, которые вызвали интерес правоохранительных органов. Среди сохраненных 14 000 изображений в фотоальбом социальной сети "В контакте" на личной странице Мотузной правоохранительные органы заострили свое внимание на четырех. 2 они квалифицировали как экстремизм (статья 282 Уголовного кодекса РФ. - ред.), а другие 2 как оскорбление чувств верующих (статья 148 Уголовного кодекса РФ. - ред.). Сама Мария в разговоре с DELFI говорит, что сохраняла эти изображения, как и тысячи других, по той причине, что они показались ей забавными, не имея при этом злого умысла оскорбить чьи-то чувства или унизить кого-либо по признакам расового происхождения.

"В принципе это не несло в себе никакой цели для меня. Я просто как обычный пользователь сохраняла что-то, что нравилось и что казалось смешным. В целом в деле около 10-15 картинок, которые подвергли экспертизе. Но признали подходящими под эти статьи по 2 к каждой статье. По оскорблению чувств верующих - это крестный ход по разбитой дороге с иконами и священниками и подписью "2 главные беды России". И вторая - это библейское изображение Иисуса, который выдыхает сигаретный дым из стигматы на руке. По поводу экстремизма также было 2 картинки. На одной темнокожий ребенок решает неправильно арифметический пример у доски и подпись "черная бухгалтерия". Вторая - это фотография темнокожих детей с вопросом "каким нужно быть человеком, чтобы смеяться над этим?" и ответом "белым". Ну, это в виде скриншота комментариев. Экспертиза признала, что эти картинки являются унижением негроидной расы и высмеиванием облика Иисуса", - сообщила она.

"После подписания всех бумаг и назначения меры пресечения в виде подписки о невыезде, меня отпустили. Я вышла в истерике, у меня даже не было денег на проезд. Благо, мама работала недалеко. Я дошла до нее пешком. Маме я сразу все рассказала. Первая реакция у нее, естественно, была "зачем ты это сохраняла". Я разревелась с порога, у меня была истерика, и в итоге мама немного охладила свой пыл", - вспоминает Мотузная.

Marija Motuznaja
Marija Motuznaja
© DELFI / Kiril Čachovskij

Вскоре у нее заблокировали все счета, о чем она узнала из поступивших ей от банка sms-сообщений. Это означало, что ее внесли список экстремистов Росфинмониторинга, что накладывало на нее огромное количество ограничений по передвижению, а также пользованию счетами и государственными услугами. Изначально Мария не поняла, что это вообще такое, а следователь сказал ей, что ничего страшного, проверят ее банковские карты и все вернут через недельку. По факту из этого списка ее исключили лишь 10 января. Да и вообще на протяжении всех следственных действий следователь и назначенный государством адвокат вводили ее в заблуждение. Говорили, что если возьмешь особый порядок и признаешь вину, то судья назначит тебе штраф в размере 10 000 рублей или небольшое количество часов общественных работ, хотя минимальный штраф по одной из инкриминируемых ей статей составляет 300 000 рублей. Мария же, не будучи сильно юридически подкованной, верила им и подписывала все необходимые бумаги.

Открыть ей глаза на происходящее в какой-то степени помог известный российский блогер Илья Варламов. Прочитав его статью о пытках в российских тюрьмах, она на эмоциях в твиттере решила рассказать о своей истории, и даже подумать не могла, что это вызовет такой общественный резонанс. "До этого я не придавала свою историю огласке, поскольку опасалось какого-то общественного порицания, не хотела, чтобы это как-то затронуло мою маму (а она у меня верующая). И я представить не могла, какая реакция последует вслед за публикацией моей истории в твиттере. Мне сами написали юристы из Правозащиты "Открытки" и из Агоры и предложили помощь. В ходе общения с ними, я узнала, как сильно меня обманывали и еще сильнее разозлилась", - не скрывая эмоций говорит Мотузная.

В ходе следственных действия всплыли еще интересные детали. Так, например, стало ясно, что уголовное дело было возбуждено по доносу двух студенток I курса кафедры уголовного права Российской Академии Народного Хозяйства и Государственной службы (РАНХиГС). По этим же доносам были возбуждены аналогичные дела и на других земляков Марии. В частности, в отношении 19-летнего Даниила Маркина. Сама девушка говорит, что не знакома с этими студентками, а в ходе судебных заседаний выяснилось, что у них на факультете это обычная практика - выступать понятыми и свидетелями на судах по просьбе правоохранительных органов.

На вопрос DELFI о том, что могло послужить реальной причиной возбуждения дел, политическая активность или случайная выборка российской правоохранительной "палочной системы", Мария отвечает, что может быть и то, и другое одновременно.

"Я честно не знаю, что здесь из двух. Потому что на тот момент, когда ко мне пришли с обыском, я уже особо не проявляла политической активности - после выборов (выборы президента РФ - ред.) как-то опустились руки. Завела себе другую страницу в социальных сетях и вообще собиралась уезжать из страны. Но в тот момент, когда они возбудили дело и начали собирать материалы и доказательную базу, тогда да, я была достаточно активной в своем городе - агитировала знакомых, собирала подписи, участвовала в уличной агитации штаба Навального. Конечно, мне никто никогда не скажет правду. Но когда были допросы я однажды в шутку спросила у следователя "Это все из-за Навального?". На что мне посоветовали "закрыть рот и не рыть себе могилу". Потом они намекали, что вы особо не обольщайтесь, каждый активист у нас "на карандаше", наших сотрудников на митингах гораздо больше, чем ваших активистов", - размышляет Мотузная.

Вынужденная эмиграция

Желание покинуть страну у Марии появилось почти сразу же после возбуждения уголовного дела. И даже было получено одобрение мамы. Но в тот момент в России как раз начинался чемпионат мира по футболу, в связи с чем резко выросли цены на билеты. Мотузная не смогла по финансовым причинам позволить себе поездку. Поэтому вместо эмиграции она устроилась работать в один из местных отелей.

В октябре запланированный ей отъезд все-таки состоялся. Мария покинула Россию и прибыла в Украину. Свой выбор она объяснила тем, что у нее не было Шенгенской визы, которую она как раз таки планировала получить в Киеве: "Я в принципе в Украину ехала с изначальным намерением сделать там визу, перевести дыхание и поехать дальше. Вообще планировала во Францию, куда меня звали и где меня ждали. Но в Украине выяснилось, что визу во Франции без вида на жительство в Украине сделать нельзя. И в итоге я задержалась в Киеве и думала, что мне делать дальше".

В Украине Мария хоть и была в большей безопасности, но также переживала нелегкие времена. Она стала подвергаться травле сразу с нескольких сторон - с украинских аккаунтов ей, как "представительнице страны-агрессора", советовали "убираться" подальше, российские пропагандисты корили за то, что уехала в "бандеровскую Украину", а некоторые подписчики в твиттере стали обвинять в том, что она "зазвездилась".

Marija Motuznaja
Marija Motuznaja
© DELFI / Kiril Čachovskij

"Я понимаю, что я совершила одну ошибку на тот момент, которая дала им какие-то основания интерпретировать все именно так. Когда я прибыла в Украину, я была настолько вымотана, а мне продолжали поступать звонки и вопросы в социальных сетях. Тогда я решила взять тайм-аут на несколько дней, чтобы отдохнуть, выспаться и собраться с мыслями. А одного из своих друзей я попросила пообщаться с журналистами вместо меня. А он такой самоуверенный парень и написал твит, что мы не даем интервью мелким СМИ, а только таким крупным, как "Дождь", TJournal и т.д. Ну и после этого началось - "у Мотузной свой пресс-секретарь", "зазвездилась" и прочее. Я понимаю сейчас, что со стороны это скорее всего выглядело именно так, но фактически все было по-другому. Просто не умею я быть публичным человеком, ну могла ошибиться. А выпад в сторону "мелких СМИ" был спровоцирован тем, что один из проектов радио Свобода "Сибирь.Реалии" написали, что мой побег был подготовлен движением Артподготовка (сторонники Вячеслава Мальцева - ред.). Но это было совершенно не так", - объясняет Мария. Однако она не скрывает, что в целом страна ей понравилась, она благодарна всем, кто ей помогал в Киеве и обещает обязательно еще посетить этот город.

После неудачной попытки уехать во Францию выбор Мотузной пал на Литву. Тому было несколько факторов. "Пока я была в Украине, я писала Леониду Волкову (руководитель избирательного штаба Алексея Навального - ред.), чтобы он мне что-нибудь посоветовал и как-то помог. Он мне дал контакт своего знакомого в Литве. Также были здесь еще знакомые, которые рассказывали, что здесь нормально, проще в плане языка ( а я не блистаю знаниями иностранных языков). Ну и плюс это недалеко от России и периодически ко мне сможет приезжать мама. Тем более, в первую очередь, мне же важна была безопасность, а не какой-то там luxury комфорт. Поэтому приехала сюда", - говорит активистка.

Изначально у нее были определенные опасения в связи с переездом в новую страну. Здесь в небольшой степени сыграла свою роль и российская пропаганда - все таки из российского ТВ часто вещают о том, что в странах Балтии негативное отношение к русским. Однако все опасения Марии по приезду в Вильнюс были развеяны, а от самого города она испытывает большой восторг.

"Во-первых, я очень рада, что существующее мнение в России о том, что здесь все русофобы, развенчан. Может быть, такое есть, конечно, но я с таким пока не встречалась. Потому что и мама мне говорила, что в Прибалтике русских ненавидят. Мне кажется, дело не в национальностях, а в самих людях. Если человек, добрый, адекватный и не агрессивный, то зачем к нему относиться с негативом? По крайней мере, я с таким не сталкивалась и я очень этому рада. Во-вторых, здесь красиво. Ну это Европа. И я как человек, который никогда не бывал раньше в Европе и не путешествовал, а бывал только в Турции с мамой, я с такими огромными глазами на все это смотрю - Старый город и все прочее, это все настолько красиво, что у меня прям восторг. Непосредственно литовцев я пока знаю мало, но многие из них знают русский, матерятся по-русски, знают русскую попсу и это очень забавно. За счет этого создается впечатление, что все на одной волне, и я не ощущаю какой-то культурной пропасти. Может быть, со временем я увижу какие-то недочеты, но пока этого не было. Очень радует, что здесь много русских, особенно тех, кто тоже по политическим причинам покинул Россию. Мне уже удалось завести знакомых и есть с кем проводить время. Потому что изначально я думала, что буду вообще одна. Пока мне все нравится", - делится она своими впечатлениями.

Тем не менее, Мотузная не намерена просить в Литве политическое убежище, но и в Россию возвращаться в ближайшее время также не собирается: "Я планирую надолго остаться в Литве, но убежище просить не буду. Во-первых, я изначально не собиралась его просить, потому что это накладывает весомые ограничения на передвижения, на право работать. Да и не было в этом большой необходимости, потому что в розыск меня не объявляли, а сейчас вообще одно из дел закрыли. В Россию я тоже в ближайшее время не планирую возвращаться, потому что многие мои знакомые говорят, что силовикам свойственно мстить".

Даже находясь на расстоянии от России, активистка желает приносить пользу гражданскому обществу своей страны. Однако какого-то конкретного плана дальнейших действия в ее голове пока нет. "Я буду искать работу. Пока делаю это через знакомых. Хочу удаленно помогать российским правозащитным организациям. Мне хочется приносить какую-то пользу гражданскому обществу в России, потому что ничего еще не закончилось. Мнимая декриминализация 282-ой статьи еще не является победой. В общем пока у меня в голове есть лишь какие-то наброски идей, не сложившиеся в систематический план. Возможно, я могла бы оказывать какую-то помощь расследователям, так как нахожусь в Европе в безопасности и могла бы, например, слетать в Черногорию и снять тот же самый дом Екатерины Андреевой (ведущая передач Первого канала - ред.). В любом случае я не удалюсь из соцсетей и не забуду всего произошедшего, я хочу что-то делать, чтобы приносить пользу российскому обществу", - утверждает Мотузная.

Мария честно признается, что скучает по дому и не исключает, что вернется в Россию. Но только лишь тогда, когда в ней наступят перемены. "Я, конечно, скучаю по дому и Россию я люблю искренне. И россиян тоже. И если там действительно станет безопасно и наступит не мнимая, а настоящая демократия, то вполне возможно, что я вернусь и смогу приносить пользу своей стране уже находясь в ней. В Европе, в частности в Литве, я сейчас не потому, что здесь круто и лучше жить, а прежде всего потому, что здесь меня не посадят в тюрьму как минимум и не смогут мне навредить", - говорит она.

P.S. На момент разговора с Марией Мотузной уже было известно, что в России Владимир Путин подписал закон о декриминализации статьи 282 УК РФ (одна из статей, по которой обвиняли Мотузную. - ред.). Это означает, что возбужденные ранее дела по этой статье должны быть прекращены, а отбывающие наказание по ней - освобождены. Мы попросили Марию поделиться своим мнением относительно декриминализации: "Это хорошо, потому что те, кто пострадал от этой статьи, они будут освобождены, оправданы и реабилитированы. Но в будущем я не трактую это как "оттепель" или "снятие оков", потому что раньше это было так, что человек мог отделаться условным сроком, а в российских реалиях зачастую это равносильно победе в судебном процессе. А теперь после двух административных статей будет уголовная и вероятнее всего человеку уже дадут реальный срок. И тут уже скорее всего не будет случайных выстрелов, а будут точечно направленные удары по людям, которые проявляют политическую активность. В этом плане это даже в чем-то хуже, чем было".

В Вильнюсе открыт новый изолятор временного содержания (3)

18 июля в Вильнюсе под звуки оркестра торжественно...

Треть ДТП в Литве совершают молодые водители (3)

Молодые водители совершают треть всех ДТП в Литве ....

В литовском Юрбаркасе откроется мемориал Синагогальной площади (2)

В пятницу в литовском городе Юрбаркас будет открыт...