10-11 июля в Лондоне завершилась первая Глобальная конференция по свободе СМИ, в которой приняли участие около 60 министров, 2 000 журналистов, правозащитников, общественников и исследователей в области медиа из более чем 100 стран. Участники дискутировали о свободе слова, поддержке прессы и создании комплексной системы по защите представителей масс-медиа на международном уровне. В числе приглашенных экспертов на последнюю тему выступила также основатель и генеральный директор русскоязычного издания "Медуза" Галина Тимченко.
© Фото: Нора Кревнева-Баибакова

Нам удалось побеседовать с Галиной Тимченко о последних событиях, узнав о новейших подробностях в нашумевшем деле журналиста-расследователя “Медузы” Ивана Голунова, трудностях работы из-за рубежа, ее взглядах о том, как обезопасить представителей прессы от угроз и давления извне, а также о том, планирует ли издание, спустя более четырех лет вещания из Риги, выходить на балтийский рынок.

- Галина, говоря о конференции, чуть ли не самой главной новостью об этом событии стало то, что МИД Великобритании отказал в аккредитации российскому телеканалу RT и информагентству Sputnik, как вы относитесь к подобному решению?

- На самом деле, если говорить о любых конференциях такого рода, я рассуждаю так: конференция - это дело организаторов. Какие правила они устанавливают, таким и надо следовать. Без лишней рефлексии. В принципе, я не люблю любые запреты, но это дело правительства Великобритании. Проще говоря, кто я такая, чтобы им советовать… Они установили такие правила. Если, например, я буду проводить такую конференцию, то у меня на моей конференции “Шторм” в Москве были и Russia Today, и все остальные. Задавали умные вопросы, делились своим опытом, спрашивали про аудиторию, про трафик и все было нормально. В этом смысле я не буду никого осуждать, так как каждый устанавливает свои правила для своих мероприятий.

- Глобальная конференция по свободе СМИ прошла впервые, уже известно, что в будущем году она пройдет в Канаде. Насколько, на ваш взгляд, она оказалась полезной для журналистов и мирового сообщества в целом?

- Как трусливый человек, я сошлюсь на авторитет. Глава отдела расследований “Новой газеты” Рома Анин сказал прекрасную вещь: доклады и обсуждения это, конечно, очень хорошо, но вообще-то конференции делаются для того, чтобы мы все друг друга узнали, быть может, даже выпили друг с другом, а может быть и нет, но самое главное для того, чтобы мы установили горизонтальные связи. И это правильно. Лично я не очень люблю конференции, поскольку жалко времени, но я понимаю, что это очень нужно. Например, если ты в течение года не был ни на одной конференции, потом тебя встречают как ожившего покойника. Ты живешь в этом мире и в этом мире ты должен установить связи. Если бы мы не ездили на такие мероприятия и не знакомились бы с людьми, то и дело Голунова, и его расследование не вызвало бы такой широкий резонанс. Конечно, мы могли бы написать партнерам - здрасьте, мол, мы “Медуза”, не хотите ли опубликовать расследование, но что бы мы в итоге получили? А так они слышали наши доклады, они знают нас в лицо, они понимают, кто мы такие, они слышали отзывы коллег, и когда мы обратились к иностранным паблишерам с обращением о том, что мы готовим расследование, из-за которого, скорее всего, Голунова и преследовали, а также предложили опубликовать его материал, то, конечно, нам ответили да. Конференции хорошо служат именно таким вещам. Если же говорить об общих темах, были очень интересные панели, но это такие ритуальные вещи… Должны собраться люди из Форин-офиса (МИД Великобритании. - Прим. Ред.), сказать какие-то правильные слова, но в этом смысле тут же полная свобода. Можно не ходить, а в это время пить кофе, а потом пойти на ту секцию, которая тебе интересна.

Галина Тимченко: работа журналиста всегда будет связана с угрозами - иначе это не журналистика
© Фото: Нора Кревнева-Баибакова

- Говоря о кейсе Ивана Голунова, в одном из интервью вы заявили, что действия правоохранителей по сути были противоправными. Такое число нарушений со стороны полиции, на ваш взгляд, могло быть в двух случаях - либо там работали троечники, либо же это было сделано умышленно. Сегодня вы по-прежнему придерживаетесь того же мнения?

- К сожалению, мы ничего так и не знаем. Конечно, я все меньше и меньше думаю о том, что они сделали это специально, но я действительно думаю, что они троечники… Да и судя потому, что из Управления внутренних дел западного административного округа Москвы уволили достаточно большое количество начальников, то, судя по всему, люди просто плохо работали.

- Вы были в числе первых, кто узнал об аресте Ивана, расскажите, как вы пережили эту новость.

- Я запретила себе любые эмоции. За всю эту неделю я даже толком поплакать не смогла… Когда Ивана освободили, точнее тогда, когда ему в качестве меры пресечения определили домашний арест и я поняла, что он более или менее в безопасности, то я вышла из суда, зашла за какие-то машины, села на землю и попыталась поплакать, но у меня не получилось - я просто протряслась... Мне дали воды и все. Я научилась контролировать ситуацию. Просто, когда у тебя есть дело, которое ты должен сделать, ты себе не позволяешь терять рассудок. Когда я позвонила Ивану Колпакову (главный редактор “Медузы”. - Прим. Ред.) и сказала про это, а он надолго замолчал, я сказала ему: “Ваня, это наша война - мы должны ее выиграть, а на войне не бывает эмоций”..

- В ходе конференции не единожды говорилось о необходимости создать универсальный перечень инструментов по защите представителей СМИ во всем мире. Есть ли у вас, как у главы “Медузы”, свой план действий на случай тех или иных инцидентов по примеру Голунова?

- Печальная правда состоит в том, и я очень долго пытаюсь рассказать об этом коллегам в Москве, хотя, наверное, это выглядит плохо, что я сижу в Риге и рассказываю людям в Москве, как им жить, но я абсолютно уверена, что нет таких действий, которые можно предпринять, чтобы себя обезопасить. Во всяком случае в России. Ты просто не понимаешь, откуда придет угроза, а она может прийти, откуда угодно. Поэтому тебе остается лишь делать свою работу и каким-то образом пытаться себя обезопасить - обезопасить свои данные, своих ньюсмейкеров, свою семью. И если тебе помогает в этом начальство, то хорошо. На конференции я слышала много слов о том, что мы должны обеспечить безопасную работу журналистов… Ребята, так не бывает. Это прекрасные слова, но работа журналиста всегда будет связана с угрозами - иначе это не журналистика.

- Вот уже почти пять лет редакция “Медузы” - ее мозговой центр - находится Риге, при этом фактически, за рядом некоторых исключений, издание работает исключительно на российскую аудиторию. Что должно произойти, чтобы вы вернулись в Москву?

- Ситуация в России лучше не становится. Я взрослый и здравый человек, поэтому понимаю, что, скорее всего, должны быть выполнены два условия: либо все мои сотрудники скажут хватит - мы хотим вернуться в Москву, тогда мне ничего не останется, как поехать вместе с ними, либо что-то кардинально изменится [в России] и мы получим гарантии безопасной работы…

- Не теряют ли ваши журналисты, которые работают из Риги, связь с Россией?

- Они ездят в Россию по два-три раза в месяц, поэтому этого не происходит, но есть другая вещь, которая происходит на эмоциональном уровне. Когда ты приезжаешь в Москву на два-три дня, то, что ты видишь… Широкие улицы, улыбающиеся люди, особенно, если ты приезжаешь летом, все так красиво. Поэтому есть ощущение притупления чувства тревоги, понимания, что мы работаем в очень неблагоприятной атмосфере, и есть немного легкомыслия - люди сидят в кафе, играет музыка, шелестит листва, летняя Москва и в целом все прекрасно - парки, велодорожки, мол, все хорошо…

Галина Тимченко: работа журналиста всегда будет связана с угрозами - иначе это не журналистика
© Фото: Нора Кревнева-Баибакова

- Несмотря на то, что ваше издание зарегистрировано в Латвии, еще в 2015 году вы заявили, что не собираетесь заниматься новостями о странах Балтии. Сегодня “Медуза” является одним из самых популярных русских интернет-изданий, которое знают и в Литве, и в Латвии, и в Эстонии, не планируете ли вы изменить концепцию и выйти на балтийский рынок?

- Мы живем в Латвии почти пять лет. Могу ли я сказать, что хорошо знаю Литву и Эстонию… Точно нет. Могу ли я сказать, что очень хорошо знаю Латвию? Да, я знаю каких-то ньюсмейкеров, я более или менее понимаю общую ситуацию, но я не возьмусь судить о происходящем как эксперт.

То, что российское новостное поле является для нас открытой книгой - это наше преимущество, поэтому мы им пользуемся, а для того, чтобы хорошо и качественно писать новости о Латвии нам нужно, во-первых, нанять местных журналистов, а у меня нет на это средств и ресурсов, да и, скорее всего, не будет, потому что я должна что-то получить взамен. Местная аудитория очень хорошо распределена между латвийскими новостными ресурсами, значит, если я вклинюсь туда “свиньей”, как тевтонские рыцари на Чудском озере, то это наведет смуту на очень небольшом рынке. Аудитории большой я не заработаю, с коллегами поругаюсь, людей буду переманивать, стану врагом для всех… Зачем мне это нужно? Гипотетически я смогу получить небольшой кусочек рекламного рынка, который и так не очень велик. Это не наша специализация, всегда проще играть на своем поле. Мое поле - это российские новости, где я все понимаю. В прибалтийскую повестку нужно нырять с головой, работы будет в два раза больше, чем на российском направлении, а в качестве отдачи я получу лишь негатив со стороны коллег.

Досье

Русскоязычное интернет-издание Meduza.io, зарегистрированное в Риге, запущено 20 октября 2014 года бывшим главным редактором Lenta.ru Галиной Тимченко. Основой СМИ тогда стали бесплатные мобильные приложения для iOS и Android. Сегодня Meduza делают 41 штатный и 29 внештатных сотрудников, а 70% читателей "Медуза" - молодые люди до 35 лет. В феврале 2015 года запущена англоязычная версия “Медуза”. 18 августа 2017 года “Медуза” подписала договор о сотрудничестве с американским сайтом BuzzFeed. С 2014 по 2016 год Галина Тимченко являлась главным редактором, позже ее место занял Иван Колпаков, а она занимает пост генерального директора и 100%-го акционера.

В Литве зафиксирован второй случай смерти от редкого инфекционного заболевания

По данным Центра инфекционных заболеваний и СПИДа, в...

В Паланге у моря душевые "реконструировали" в двухэтажный дом

В Паланге у моря появилась постройка, напоминающая...

Отдых в Латвии: в Литве пришлось бы отдать в два раза больше (4)

Жители Литвы не просто так полюбили латвийские курорты:...

Протестующих в Гонконге вдохновляет "Балтийский путь" (6)

Участники протестов в Гонконгев пятницу планируют...

TOP новостей

Прогноз литовских перевозчиков: ждет серьезный кризис (39)

Литовские перевозчики опасаются, что уже в следующем...

Отдых в Латвии: в Литве пришлось бы отдать в два раза больше (4)

Жители Литвы не просто так полюбили латвийские курорты:...

Науседа о встрече лидера Эстонии с Путиным: я уважаю это решение, но не повторю его (7)

Глава Литовского государства Гитанас Науседа говорит,...

Самые влиятельные в Литве 2019: список экономистов и предпринимателей (3)

Пятый год подряд самым влиятельным предпринимателем...

В Паланге у моря душевые "реконструировали" в двухэтажный дом

В Паланге у моря появилась постройка, напоминающая...