30 лет тому назад, 23 августа 1989 года, страны Балтии объединила беспрецедентная акция: 2 млн жителей Литвы, Латвии и Эстонии, взявшись за руки, живой 600-километровой цепью соединили три балтийские столицы. Попавший в Книгу рекордов Гиннесса Балтийский путь был организован не только в память о подписанном 50 лет тому назад пакте Молотова-Риббентропа, но и для того, чтобы продемонстрировать стремление стран Балтии возродить похищенную независимость, отмечают непосредственные участники событий 30-летней давности, литовские общественные деятели Георгий Ефремов и Лучия Барткене.
Baltijos kelias
© Zinas Kazėnas

Объединившее 2 млн людей на несколько минут мероприятие лишь на первый взгляд кажется спонтанным "флэшмобом". Подготовка к Балтийскому пути заняла несколько месяцев, утверждает литовский общественник и публицист Георгий Ефремов.

"Это всё готовилось загодя, и мы с друзьями (я тогда жил в Молетском районе, способствовал организации там ячейки "Саюдиса" летом 1988 года) – были все в контакте друг с другом. Когда начала готовиться акция Балтийского пути, мы были за месяц-полтора в постоянном общении. Мы выбирали активистов, заранее намечали, кто кого куда подвезет, кому где удобнее стоять. Наступил этот день, мы постояли там, наверное, минут сорок. А потом отправились на полянку, выпили, закусили и с большим удовольствием этот день завершили", – рассказал поэт, переводчик и публицист в интервью DELFI.

"Это было уже не рабское общество": Балтийский путь 30 лет спустя
© DELFI

Несмотря на определённую парадоксальную прозаичность нескольких минут единения, участники Балтийского пути отмечают царившее в то время в обществе уникальное воодушевление. Духовный подъём помог людям преодолеть страх перед участием в не имевшей аналогов акции. Организовать её при наличии тогдашних средств коммуникации (проводные телефоны) удалось благодаря слаженной работе членов движения "Саюдис". По словам современников, в тот момент оно стало правящей структурой в Литве. Через ячейки движения любая информация распространялась в течении нескольких часов.

Время текло иначе

"Ровно за год, 23 августа 1988 года, был грандиознейший митинг на Певческом поле в парке Вингис, который для меня, может, потому, что это было свежо, прозвучал даже посильнее. Потому, что я этого не ожидал никогда. Потому, что собралось двести тысяч, и это согласное пение, и речи, которые тогда были произнесены, – всё это было символом того, что страх отступил. Привычный для нас всех страх в этот момент отступил, и с этого момента пошёл отсчёт.

"Это было уже не рабское общество": Балтийский путь 30 лет спустя
© LCVA

Мне было не страшно, мне было гораздо интересней, и для меня было гораздо большим вдохновением наблюдать, как люди вокруг меня освобождаются от страха. Люди, которые до этого были забиты и реагировали на любой чих начальства состоянием, которое иначе, как озноб от страха, не назовёшь, освободились, и с ними на самом деле можно было совсем иначе общаться", – рассказывает Георгий Ефремов.

"Тогда и не было страшно. Если до того, скажем, там на всякие там ноябрьские или какие-то ещё демонстрации люди не хотели идти, то тут люди чувствовали, что они должны это сделать, что это от души, от понимания единения такого народа. Мы шли с таким хорошим настроением, оптимизмом, и это чувствовалось", – заявила участница Балтийского пути, председатель Общины румынской культуры Литвы Dačija Лучия Барткене.

"То время было несколько иное, текло иначе, там полтора года – как сейчас 15 лет. Я уже сросся с моими литовскими соратниками, собратьями, и это было естественно. Для меня, например, эти события, мероприятия, акции были чем-то очень серьезным, особенным. Но при этом я понимал, что что-то такое случится обязательно. И как раз "Саюдис" был для меня чрезвычайно интересен тем, что людям не давали скучать, не давали им почувствовать себя одинокими, и в этом смысле Балтийский путь стал апофеозом, вершиной всего этого", – отметил Георгий Ефремов.

"Члены "Саюдиса", которые организовали Балтийский путь, тоже сомневались, а вдруг не получится. Но вот всё-таки было как-то организовано. Председатели национальных меньшинств, многие из которых уже в то время уже основали свои общины, выделили сколько-то людей, сколько было можно. И армяне там участвовали, и немцы, и латыши, и другие. Все чувствовали, что надо: "Саюдис" организует – значит, нужно участвовать!", – подчеркнула Лучия Барткене.

Литовские документалисты отмечают, что быстротечность Балтийского пути заставила их ценить буквально каждую минуту уникального мероприятия. Живую цепь в трёх странах фиксировали на фото- и видеокамеры с рук, штативов, автомобилей и летательных аппаратов. Лучия Барткене лишь спустя десять лет обрела свой фотоархив мероприятия, благодаря которому удалось установить неизвестные доселе факты.

"Это было уже не рабское общество": Балтийский путь 30 лет спустя
© Asmeninio archyvo nuotr.

"Тогда, в 1989 году, председатель нашего общества Лика Жалакявичене попросила нас всех, кто может, участвовать в этой акции Балтийский путь. Сама она не участвовала, потому что она была в Кишинёве, в то время в Кишинёве проходил грандиозный митинг. Я пришла со своим мужем и сыном. Когда мы встали, к нашему флагу пришли представители Народного фронта из Молдовы. Об этом никто не знал, а они просто увидели наш флаг и встали вместе с нами. Они специально приехали поддержать литовцев, Балтийский путь. Было их человек, наверное, 27. Кстати, об этом в Литве не очень-то пишут", – заявила Лучия Барткене.

Праздник, на который хотелось сводить детей


По Балтийскому пути рука об руку с сынами трёх титульных наций прошлись и представители национальных общин Литвы, Латвии и Эстонии, а также гости из-за рубежа. На это их сподвигло солидарное стремление продемонстрировать всему миру желание самим быть кузнецами своего счастья, через возрождение независимости познать самих себя, отмечают участники мероприятия. Впрочем, общественную интенцию разделяли далеко не все.

"И среди литовцев и было и есть изрядное количество тех, которые это всё не принимают категорически, кто тайком, а кто явно продолжают тосковать по прежним временам, которым "Саюдис" был глубоко противен, и акция была глубоко противна, и вышли далеко не все. И то же самое можно сказать и про поляков, и про евреев, и про русских. Но я могу сказать, что изрядный процент – 30-40% – русскоязычного населения, особенно интеллигенции, если говорить о культурном слое, конечно, вышел на эту акцию. Надо сказать, что это был праздник, на который хотелось и детей сводить, который большинству очень нравился", – подчеркнул Георгий Ефремов.

"Я вообще, наверное, счастливый человек, потому что я такого единения с литовскими гражданами никогда не чувствовала, все мы, которые там были, мы были как одна семья. Чувствовалось, что мы, даже незнакомые люди, делаем что-то очень важное, для страны, не только для Литвы, но и для Молдовы, потому что и Молдова пострадала от пакта Молотова-Риббентропа, и поэтому для нас, представителей Молдовы, было очень важно быть вместе и показать, что мы солидарны с литовцами, с латышами, с эстонцами", – призналась Лучия Барткене.

Согласный подвиг самых разных людей


23 августа 1939 г. министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов и его германский коллега Иоахим фон Риббентроп подписали международный Договор о ненападении. К нему прилагался секретный дополнительный протокол о разделе сфер влияния и интересов Германии и Советского Союза в Восточной Европе. Согласно пакту и секретному протоколу страны Балтии, восточные области Польши, Бессарабия и Северная Буковина должны были стать частью СССР. Существование секретного протокола в Советском Союзе категорически отрицали. Лишь недавно считающаяся правопреемницей СССР Российская Федерация признала подлинным факт, по выражению публициста Константина Эггерта, "сговора двух диктаторов".

Приуроченный к 50-летию подписания Пакта Молотова-Риббентропа Балтийский путь благодаря беспрецедентной массовости вошёл в Книгу рекордов Гиннесса. Акция стала не только уникальным событием, но и образцом для иных стремящихся к независимости народов.

"Это было уже не рабское общество": Балтийский путь 30 лет спустя
© Asmeninio archyvo nuotr.

"Для меня на самом деле это было великое дело, во-первых, потому, что Молдова также была оккупирована Советским Союзом в результате пакта Риббентропа-Молотова, и после того, как балтийские страны организовали Балтийский путь, Молдова с Румынией 6 мая 1990 г. наподобие этого "Балтийского пути" организовали Podul de Flori – "Мост цветов". Молдаване с румынами тогда воссоединились через реку Прут и через границу и они показали, что это – единая нация. Для нас это очень важно. Люди шли с цветами и дарили их друг другу. Это была такая же цепь людей, которые показали, что их тоже разделили, но они – одна нация, румыны и молдаване – это одна нация. И вот они это повторили", – рассказала Лучия Барткене.

Впрочем, и в наши дни возможен согласный подвиг самых разных людей и обществ, уверен Георгий Ефремов.

"Я прекрасно понимаю, что для этого необходимо некое стечение обстоятельств, некие условия, которые сошлись бы суммарно в некой точке. Но дело в том, что для этого надо стараться. "Саюдис" до этого полтора года старался ежедневно. Мы работали с утра до ночи, я помню, что я сутками не спал, неделями не ел и разъезжал по районам, участвовал в собраниях, и мы к тому же ещё всё время занимались пропагандой. Я занимался русскоязычными газетами и журналами. В этом смысле общество было разбужено, потому что с рабами, в общем-то, нечего делать. А это уже было не рабское общество.

Zino Kazėno nuotr.
Zino Kazėno nuotr.

После 30-летнего перерыва, конечно, и мне есть что сказать по поводу того, в чём я разочарован, но мне кажется важным один момент: мы, говоря о разочарованиях или, наоборот, о восторге, забываем, что противник, который выйдет против нас опять, ещё хуже, чем тот, который был. И он, конечно, нас опять объединит, в этом я ни секунды не сомневаюсь. Забудутся через минуту все наши разногласия, и мы опять встанем в одну шеренгу и возьмемся за руки, потому что сейчас, когда Литва живёт, в общем-то, спокойной, довольно состоятельной и благополучной жизнью, многие вещи кажется уже настолько естественными, что их у нас не отнять. Уверяю, что стоит только чему-нибудь случиться – все объединятся", – заявил Георгий Ефремов.

"Цель была – не какое-то экономическое благосостояние, мы об этом не думали. Мы думали о том, что эта акция должна показать всему миру, что страны Балтии хотят быть независимыми. Это же была конечная цель. Люди не думали о том, как мы будем жить после этого. Тогда было такое время, когда люди уже поняли наконец, что им нужна эта независимость, что они, как Литва, так и Молдова, хотят быть независимыми для того чтобы, понять, кто они есть.

Я думаю, что, конечно, сейчас другая ситуация, и люди по-другому думают, но если бы была речь шла о выживании, о сохранении страны, я думаю, что люди бы все пришли. И если я в 1989 году была со своим сыном, которому было 9 лет, то в этом году я приду со своей дочкой, которая в то время только родилась, а 23-го августа она придёт вместе со мной, чтобы побыть на Кафедральной площади в знак 30-летия Балтийского пути", – сказала Лучия Барткене.

Baltijos kelias
Baltijos kelias
© Zino Kazėno nuotr.

Браться за дело самим


Пять лет назад Георгий Ефремов выступил с инициативой проведения новой акции – живой цепочки Таллин-Рига-Вильнюс-Киев под условным названием "Мы не бросим тебя, Украина". Война на востоке Украины не утихает, поэтому, по мнению публициста, проявить солидарность с украинским обществом теперь необходимо ещё больше, чем ранее.

"Я никогда в жизни политикой не занимался. Называть негодяя негодяем – это не политика, это нормальное человеческое поведение. И сейчас мы ждём от правительства Литвы, Латвии, Эстонии, Украины, Польши, каких-то действий, соизмеримых с тем, что было 30 лет назад, наверное, напрасно. Нам нужно самим браться за дело. Без этого не будет ничего – у них свои дела. Если Макрон встречается с Путиным, то почему Науседа не должен встречаться с Лукашенко или с кем-нибудь ему подобным?

Их задача – прийти к компромиссу, который бывает иногда ужасен с нашей точки зрения. Тогда об этом никто не думал. В обществе был распространён один страх, назову это страхом, хотя скорее это было опасение: вот как же, Горбачёв так старается, а мы ему мешаем своими энергичными действиями... Он бы сам пришёл, было бы тихо, спокойно, все были бы в шоколаде. А мы сейчас заставляем его проявить некую жесткость. Ну так сейчас – то же самое. Умиротворение агрессора - так это называется в политике", – уверен Георгий Ефремов.

23 августа 2019 г. Балтийскому пути исполняется 30 лет. Торжественное мероприятие пройдёт под лозунгом "Балтийский путь – это мы". Организаторы полагают, что лозунг "Балтийский путь – это мы" символизирует единство и преемственность между старшим поколением, принимавшим участие в Балтийском пути, и молодежью, сохраняющей традиции. Во время памятной акции в Вильнюсе в живую цепь планируется собрать 10 000 человек. По мнению участников Балтийского пути, лучшего способа отметить юбилей нет – ведь идеалы Балтийского пути живы до сих пор.

"У всех этих акций есть одна главная функция - объединение. Мы узнали, что люди разных национальностей и возрастов имеют одну цель. Как в песне Окуджавы: "Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке". Это очень важный момент: нас раздавить поодиночке ничего не стоит. Противник, тот же, что и тридцать лет назад, стал гораздо более циничным и умелым. Тогда империя издыхала, и власть поддалась небольшому толчку. Сейчас так не получится.

Georgijus Jefremovas
Georgijus Jefremovas
© DELFI / Kiril Čachovskij

Перед нами стоит очень серьёзная задача, потому что жизнь продолжается, растёт новое поколение, растут дети, и они видят мир другими глазами. Мне посчастливилось участвовать в другом похожем массовом мероприятии, это был марш в Молетай в 2016 году, когда мы прошли от главной площади городка до места площади городка до места массового убийства евреев, и мне посчастливилось, повезло в жизни, что я был вместе с теми, кто готовил это шествие.

Сам по себе факт, что люди соберутся и станут, важен, но это не всё. Я обязательно приду и поучаствую. Очень мне интересно, что будет вокруг этого. Потому, что во время демонстраций, митингов, в которых мы участвовали в 1988 году, с чего всё началось, там царил какой-то особый дух. И его никто специально не организовывал. Мы уже пробовали сидеть дома и знаем, чем это кончается - двадцатилетним царством тьмы", – сказал Георгий Ефремов.

"Как и тогда, есть люди, которые поддерживают нынешнюю акцию. А другие говорят, что это так натянуто, мол, стоит ли это того. Я думаю, что стоит, потому что молодёжи, детям нужно об этом говорить. Они ничего не знают, не помнят и, наверное, мало что учили в школе. Но ведь говорят, что большое здание издалека видно, – сказала Лучия Барткене. – Поэтому, когда столько лет прошло, как раз сейчас – тот момент, когда мы можем рассказать, как это было, зачем мы это делали, по какому поводу. Поэтому я думаю, что нужно отметить это тридцатилетие для того, чтобы молодые люди, дети знали и помнили: это был очень важный момент для всех жителей Литвы".