Медсестра Рута Сакалаускене неоднократно рассказывала о беспорядках в тюрьмах и колониях, за что ее упрекало руководство, решила уйти из системы. Однако спокойно уйти ей не дают: в последний рабочий день провели служебную проверку – от нее потребовали объяснить, почему она предала огласке рецепт врача, в котором было указано, что перевязку больному надо делать "с лекарствами, а не г..."
© DELFI / Domantas Pipas

Расследование было начато по служебному обращению врача Правенишкской колонии Беньяминаса Савераса. Врач, который уходит с работы, попросил оценить действия медсестры. Публикацией рецепта был возмущен и осужденный, несмотря на то, что на рецепте не было ни его фамилии, ни фамилии врача.

Между тем действия самого врача не расследуют – Департамент тюрем указал, что не было жалоб.

Вся эта история началась после того, как медсестра в закрытой группе на фейсбуке поделилась фотографией рецепта, выписанного Саверасом. В нем были указаны названия лекарств и написано, что надо делать перевязки.

"Перевязка 1 раз в день, с лекарствами, а не с г..." – указал он.

"Я поделилась рецептом в закрытой группе, фамилию врача не афишировала, я спросила коллег, как они решают проблему такого поведения врача, – рассказала Сакалаускене. – Я думаю, что действие врача было проявлением неуважения как к пациенту, так и к медсестре – такие рецепты идут в дело осужденного, их потом видят в суде, когда обсуждают вопрос досрочного освобождения. У меня в голове не укладывается, как можно такое писать на документе, я не представляю, какой разразился бы скандал, если бы такое написал врач обычной поликлиники, но у меня из-за того, что я поделилась таким рецептом, начались неприятности – в последний мой рабочий день было начато расследование".

По словам медсестры, этот случай – не единственный, но никто не реагировал – "врач – святой человек".

Rūta Sakalauskienė
Rūta Sakalauskienė
© DELFI / Domantas Pipas

"Этот врач постоянно над всеми насмехался, коллеги советовали мне сообщить о его действиях администрации, я так и поступила – информировала администратора в больнице, но она пожаловалась на меня, врачу никаких замечаний не сделала, – сказала Сакалаускене. – Я думаю, в колониях применяют двойные стандарты – врач может допускать нарушения, но никого это не волнует. Он даже на медкартах заключенных, которые ему не нравится ставит обозначение – SZ. Это означает неуважительное – "sup... zekas" ("х... зек"). Врач не должен так поступать".

Медсестра считает, что сейчас за ее действия с ней пытаются расправиться – обсуждали даже вариант расследования за незаконное разглашение данных. Его не начали, тогда приступили к служебной проверке – якобы она незаконно принесла на рабочее место телефон, с помощью которого сделала фотографию.

"Я устала от того, что творится в колониях, я ничего не могу изменить, а участвовать в том, что нарушает мои моральные нормы, я не могу, поэтому ухожу с работы, – сказала Сакалаускене. – Работа в колонии нелегкая, за эти 5 лет, я поняла, что система не меняется – наверное, это было самое сложное, когда видишь систему, но ничего не можешь сделать, чтобы что-то изменилось. Но реально ничего не меняется. Посмотрите, сколько скандалов в Правенишкес, а директор спокойно сидит на своем месте, а министр юстиции и глава департамента тюрем лгут. Но так везде, не только здесь, калечат судьбы людей. Молодые люди не родились, чтобы стать преступниками, ошибаться - это так по-человечески, но такие люди должны иметь возможность отбыть наказание и вернуться к нормальной жизни".

Она не скрывала, что проверок не боится, потому что никогда не нарушала правила.

"Я - всего лишь человек. Я поняла, что не могу здесь остаться после того, когда к нам перевезли из Лукишкской тюрьмы осужденных на пожизненное заключение – нас никто не готовил к работе с такими осужденными, а меня послали к одному из них взять кровь, – рассказала Сакалаускене. – И я встретила заключенного, который много лет назад убил 14-летнюю дочь моей подруги. Это было ужасно – я к этому была неготова. Я конечно не пыталась бы нанести ему вред, но если бы что-то с ним случилось, я не знаю, заставила бы я себя оказывать ему помощь. Поэтому я не могу больше там работать".

Между тем психиатр Саверас сказал, что он не делал ничего непустимого и тем более, что можно было бы расценивать как неуважение. Он считает, что вся эта история - ненужный пузырь. Мало того, он считает, что медсестра выдает журналистам тайны.

Он заявил, что такой рецепт появился после того, как он назначил заключенному перевязки, но медсестра не приняла заключенного, поскольку в рецепте не было указано, какие лекарства использовать для обработки раны.

"Рута - медсестра, ее квалификация позволяет самостоятельно решать, какое лекарство использовать, но она решила показать свои амбиции – я могу, дескать, – сказал Саверас. – Я врач старой закалки, я окончил вуз в 1969 г., поэтому считаю, что медсестра - служанка врача, которая без рассуждений должна выполнять распоряжения врача. Только в обычной жизни она становится простым человеком. Это субординация. И так должно быть и перед больными, неважно, что они осужденные".

Он сказал, что своей жалобой он хотел одного - чтобы медсестре объяснили, что она должна слушать врача и не поднимать шум. Саверас не считает, что написал в рецепте что-то плохое. "А что там не так? – сказал он. – С помощью лекарств, а не г... Что тут такого? Можно же перевязать соломой (в литовском языке г... и солома начинаются на букву š)".

Он сказал, что Сакалаускене "личность с твердым характером, у нее есть свое мнение", но во дворе должен быть лишь один Наполеон.

"Мне медсестры осмеливаются заявлять, что они не делают так, как я, что они дежурят, значит, делают, как знают, тогда я им прямо говорю, что ты, пинда маринованная, – скажу и дашь полтаблетки осужденному, – сказал врач. – Пойдешь и дашь, скажу упаковку, дашь упаковку. В законе о психиатрии нет места для функций медсестры, все решает психиатр, ведь отвечаю я, не только в административном, но и в уголовном порядке, поэтому я просто подхожу к этому вопросу – это пук в воде, это сделал начальник отдела здравоохранения с администрацией, они не знали, что делать, пошли к директору колонии, а ему только этого и не хватало".

Он не скрывал, что решил уйти с работы в колонии.

Между тем Департамент тюрем указал DELFI, что расследование в отношении Сакалаускене начато по заявке врача и осужденного.

"Криминальная разведка начала проверку, после нее было решено начать служебное расследование", – указал департамент.

По словам его представителей, если признают, что Сакалаускене нарушила этику, ей грозит служебное взыскание.

"Что касается действий психиатра Савераса, то никаких жалоб на него не поступало ни от Сакалаускене, ни от других лиц, поэтому проверку не проводят", – сказано в ответе.

Прокуратура Литвы просит суд продлить арест Палецкиса (20)

Истекает срок ареста Альгирдаса Палецкиса , поэтому...

Суд наказал штрафами режиссера и актеров Zero Live Show (3)

Шальчининкайская палата участкового суда Вильнюсского...

Правительство должно выделить экс-президенту Адамкусу еще одного помощника (22)

16 октября на заседании правительства Литвы обсудят...

TOP новостей

"Путь смелости" ждет Венцкене и готовится к выборам: продает офис (1)

После того как Верховный суд США отклонил заявление...

Большой пожар в Алитусе: горит огромное здание с покрышками (5)

По Единому номеру помощи 112 поступило сообщение о том,...

Правительство должно выделить экс-президенту Адамкусу еще одного помощника (22)

16 октября на заседании правительства Литвы обсудят...