Данные, полученные в результате расследования Центра по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) об офшорных компаниях в Панаме и отмывании денег, это лишь часть большого пазла, и впереди предстоит большая работа, утверждал в интервью DELFI сооснователь центра Дрю Саллинван.
© "Miesto laikraštis“

По его словам, главный результата расследования — в пересмотре отношения к практике офшорных компаний, а российские это компании или какие-то другие - значения не имеет.

- В чем заключается главное воздействие такого расследования, ожидали ли вы такого резонанса?

- Я не думаю, что есть большое воздействие. Вы можете взять что-то одно, и я не уверен, что что-то будет иметь наибольшее влияние через пару недель. Если вы взглянете на отставку исландского премьера — это очевидно результат. Есть расследования, которые проводятся в нескольких странах. Но наибольшее воздействие в общем плане заключается в пересмотре офшорных счетов и их использовании. Дело в регистрации бизнеса, который должен был заниматься бизнесом, но сейчас получается, что регистрируют фирмы, которые занимаются чем-то другим. Я не думаю, что это изначальная цель бизнеса. Так что я думаю, главное заключается в переосмыслении, изучении того, для чего используются офшоры. Конечно, если бы не было офшоров не было бы криминала. В Литве и других странах коррупция работает благодаря офшорам.

- Почему, по вашему мнению, появилась эта утечка, без которой расследование было бы невозможным?

- Честно говоря, я не знаю. Мы не имеем отношения к утечке, нас пригласил Международный консорциум расследовательской журналистики для участия, поскольку мы являемся экспертами. Они пригласили нас к участию. Я не знаю, кто получил утечку, я не спрашивал об ее обстоятельствах.

- Кремль видит это как атаку против себя. В чем заключалась главная цель?

- Это журналистика, а не кто-либо конкретный. Мы можем атаковать любую другую страну на земле вместе с Кремлем. Кремль считает себя очень важным. Это было 72 разных страны, 102 различных новостных организации. Это глобальный феномен. Кремль просто пользуется тем, что популярно среди деловых людей Китая, России, Украины.

- Не полагаете ли вы, что это расследование больше нацелено на западную публику, которая после получения данной информации прекратит отношения с российскими чиновниками?

- Я думаю, причина, по которой не было включено большое количество западных компаний, заключается в том, что американцы не получают выгод от налогов в Панаме. Есть целая цепь причин, почему люди идут в определенные страны. И эта страна не популярна среди американцев, канадцев и других западных людей для регистрации (фирм - DELFI) из-за свободы от налогов.

- Какие сложности возникали в ходе расследования?

- Эта информация составляет 11,5 млн. материалов, но это очень специфические данные. Часто они не дают тебе полной картины. Мы можем получить три чьих-то офшора, у кого-то их может быть порядка двадцати. Ты можешь получить два офшора в длинной коррупционной сети из двадцати-тридцати компаний. Это часть большого пазла. Это только начало, нужно провести много расследований, чтобы понять, что происходит. Это займет буквально два года, прежде чем истории выйдут наружу. Для этого нужно много времени, чтобы эти материалы могли быть полностью использованы.

- Так что это только начало?

- Да, у нас тридцать новых историй, над которыми мы работаем. Имена могут быть менее звучными, но это не значит, что истории будут менее значимыми. Так что все это очень важно.

- Как вы оцениваете реакцию официальных лиц, имена которых прозвучали в расследовании?

- В таких странах, как Россия, Украина, давайте согласимся с этим, криминалитет - это политический вопрос. Если говорить об Исландии, то там живет 300 000 человек, и она более демократическая страна, чем некоторые страны ЕС. Я думаю, что в разных странах — разная реакция. Барак Обама сказал, что США пересмотрит использование офшоров. Есть страны, где политики более ответственны перед избирателями. В России ничего не изменит того, что Путин останется у власти, и он не будет на это реагировать. Это будет зависеть от политики в каждой стране.

- Выросло ли число желающих участвовать в расследовании консорциума?

- Абсолютно. Я получил письма от 30-40 журналистов, которые просят о доступе к материалам. Я не могу поделиться с ними информацией, могу лишь отослать к ICIJ (International Consortium of Investigative Journalists — Международный консорциум журналистов-расследователей). Мы являемся одной из крупных организаций и будем продолжать серьезную работу, пока не закончим истории, которые можем найти.

- Не опасна ли работа такого рода?

- Мы к этому привыкли. На некоторых российских сайтах обо мне много говорят. Обычная практика — застрелить того, кто передает информацию. Если тебе не нравится информация, ты убираешь того, кто ее доставляет. Так происходит, и мы к этому привыкли, и мы не перестанем этим заниматься.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
Рассылка новостей

Глава полиции Вильнюсского округа: мы еще надеемся, что он жив

В Главном комиссариате полиции Вильнюсского округа 20...

Мужчине назначено административное взыскание за перевозку теленка в авто (10)

Житель Паневежского района, который согласился помочь...

Близкие пропавшего байкера прочесывают окрестности Аукштадвариса

Близкие пропавшего байкера Айвараса Килкуса начали...

Опрос: за кого готовы голосовать на президентских выборах жители Литвы? (75)

На предстоящих через полтора года президентских...

TOP новостей

Шимашюс уходит с поста председателя Движения либералов (6)

Мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс в пятницу сообщил, что...

Глава полиции Вильнюсского округа: мы еще надеемся, что он жив

В Главном комиссариате полиции Вильнюсского округа 20...

Дворец на горе Таурас может достаться Азербайджану (22)

Посольство Азербайджана в Литве хочет приобрести...

Как выглядит Игналинская атомная станция сейчас? (56)

После того как в 2009 г. в Литве остановили второй блок...