aA
"Деконструкции пропаганды" - новая передача, в которой разрушаем кремлевскую пропаганду о Литве, Евросоюзе и Западе в целом. Сегодня мы поговорим о коронавирусе. Вы услышите такие "перлы" пропаганды, что будет трудно поверить, насколько огромным аудиториям это вбивается в голову.

В передаче принимает участие семейный врач Валериюс Морозовас и журналист, бывший советник премьер-министра, бывший руководитель группы информирования общественности Центра управления чрезвычайными ситуациями Скирмантас Малинаускас. Bедущий – журналист Эдмундас Якилайтис

В последнее время лояльные кремлю российские СМИ перестали трезвонить о том, что паника из-за коронавируса на западе нагнетается искусственно, что на самом деле этот вирус не так уж и опасен, что это просто какой-то заговор и т. д. Теперь российские пропагандисты запрягли новую лошадку — речь идет о вакцине от коронавируса. Суть пропаганды заключается в том, что вакцина, разрабатываемая российскими учеными — лучшая в мире, а вакцины, созданные на западе — зачастую не более чем блеф и погоня за огромной прибылью.

И еще один сюжет на НТВ о том, что поиск лекарства от COVID-19, якобы, превратился в грязную войной между США и Европой за доминирование в мире. И главный виновник, конечно же, Америка.

(

Скирмантас, давайте начнем с новостей, которые Вы услышали. Что Вы слышали?

С.Малинаускас: Это классический пример построения теорий заговора, потому что в первом репортаже не упоминается абсолютно ничего, просто говорится, что вакцины не работают. Никакого конкретного примера, просто утверждается, что прибыль, которую они получают, сопоставима с торговлей наркотиками или оружием. Какие суммы, какие компании? Ничего конкретного. Что касается второго репортажа: то, что сейчас происходит в России — это попытка реабилитировать действительно никудышную позицию России и Беларуси в самом начале коронавируса. Когда больницы уже заполнялись машинами скорой помощи, власти утверждали, что ничего не происходит. Как Лукашенко призывал идти играть в хоккей или на футбольные стадионы, потому что ничего не будет, так и официальная кремлевская пропаганда утверждала, что все это — просто выдумка. Теперь они пытаются реабилитироваться, заявляя, что Россия уже разработала первую вакцину и скоро начнет продавать ее в мире, хотя это нигде не подтверждается, и вряд ли это будет эффективная вакцина.

Господин Морозовас, какие новости слышите Вы, как медик?

В.Морозовас: Я в очередной раз слышу, что врачи пытаются нажиться на других. Да, лекарства, фармацевтический бизнес — это бизнес, деньги большие, но в любой медицине есть еще и гражданская, гуманитарная помощь. Создаются дорогие лекарства, и деньги тратятся на то, чтобы мы могли еще и от чего-то лечить.

Может ли быть преимуществом тот факт, что лекарства разрабатываются только госкомпаниями? Русские хвастаются, что у них монополию на лекарства имеет только государство. Может ли здесь быть какое-то преимущество?

В.Морозовас: Мне вообще трудно осознать преимущество любой монополии, будь то аптека, фармацевтическая компания или отдельная больница. Когда действует несколько сил, всегда есть выбор и качество.

Предлагаю посмотреть еще один сюжет. Отрывок из передачи культового российского режиссера Никиты Михалкова, где он с серьезным лицом вещает, что Билл Гейтс разрабатывает вакцину от коронавируса только для того, чтобы чипировать людей и таким образом сократить население земли. Правда, на этот раз кремлевский Спилберг перестарался, над его теориями заговора смеялись сами русские, а передача, которую он вел, была удалена из эфира пропагандистского канала «Россия 24», но в интернете на канале «YouTube», эта передача есть до сих пор.


Вакцина для того, чтобы ввести в организм какой-то чип и уничтожить людей. Сократить человечество.

С.Малинаускас: Передача «Бесогон», которую вел Михалков, была последней на канале, но на «YouTube» она, как ни странно, получила широкую поддержку. Это еще один очень хороший пример того, как строятся теории заговора. Такой патент действительно был зарегистрирован, но он не имеет ничего общего с вакцинами. У каждого из нас есть смарт-часы или смартфон. Например, пройдя определенное количество шагов, ты можешь получить какой-то приз и т. п. Так и здесь, берешь совершенно не связанный факт и заворачиваешь его в теорию заговора. Многие берут знаменитую речь Билла Гейтса, произнесенную на презентации «TED Talk» и говорят: «смотрите, он уже тогда говорил о вирусе, о сокращении населения, хотя это лишь неточный перевод, вырванный из контекста. Но есть люди, которым этого достаточно. Достаточно нескольких фраз — Америка, Билл Гейтс, нас будут контролировать, вакцины, чипирование, и им больше ничего не нужно.

Могут ли люди всерьез в это поверить? Вы медик, общаетесь с разными людьми. Может ли это убедить большое количество людей?

В.Морозовас: Да. В Литве даже существует основанный на этом бизнес, они очищают от вакцин, от инъекций и устраивают конференции в Сейме. Чипирование — это старая история.

Да, антиваксеры проводили в Сейме конференцию, несколько пресс-конференций. Не будем называть фамилий, рекламировать этих депутатов нет никакой надобности. Продолжайте.

Чипирование — история старая, еще в 2000 г. вышел фильм «Пандемии лжи», в котором говорится о том же чипировании. Тут идея еще лучше: с каждой вакциной мы получаем по чипу, которые после n + 1 прививок сливаются в один, попадают в мозг, а затем с космической станции начинают нами управлять. Теперь проще, есть новые технологии, достаточно одной вакцины.

Но далеко она не ушла?

Не ушла.

С.Малинаускас: Интересно и то, как конкурируют эти теории заговора. Если кремль, как говорят, создал первую вакцину, он, видимо, и будет контролировать. Такой вопрос возникает, каждый придумывает что хочет.

Может показаться, что такие теории заговора придумывают только русские. Но далеко ходить не надо. В Литве тоже нет недостатка в деятелях, которые распространяют разную чушь о вирусе, вакцинах и тестах. Вот несколько примеров.


Одна из теорий заговора заключается в том, что сам тест заражен.

С.Малинаускас: Я бы разделил. Одни придумывают эти теории заговора только для того, чтобы привлечь как можно больше внимания. Но вот здесь один из собеседников говорит, что это факт, а потом приводит совершенно неподтвержденную информацию. Мало того, он пытается всех убедить, что при тестировании можно заразиться. Представьте себе, человек болеет, поднялась температура, он может быть носителем вируса, но боится делать тест, потому что вдруг заразится. Это уже вопросы, касающиеся нашей всеобщей безопасности.

Это деятельность, направленная против общественной безопасности?

Да. И об этом нужно говорить. Есть люди, которые, не имея никакой квалификации, делятся советами, которые могут стоить жизни.

В.Морозовас: Полностью согласен. Всегда есть выбор: делать прививки или нет, информировать или скрывать, где речь идет о личной свободе, а где — об общественной безопасности. Есть страны, где вакцинация обязательна, и нет никаких проблем.

Если бы мы выдвинули масштабную теорию о том, что при помощи экспресс или классических тестов распространяется вирус, это могло бы вызвать серьезные проблемы в обществе?

В.Морозовас: Да. Представьте, Вас тестируют по подозрению. А через 5 дней у Вас развилась болезнь, потому что, как мы знаем, инкубационный период COVID — 14 дней. И тогда Вы говорите, что причиной Вашей болезни стал тест.

В Литве в таких умниках определенно нет недостатка. Есть такой ютубер Целлофан. Предлагаю посмотреть, как он и его единомышленники трактуют решение министра здравоохранения о порядке в учебных заведениях. Они так все объяснили, что министру из-за этих объяснений пришлось публично оправдываться.


Общество было растеряно, когда закрылись школы, дети учились дистанционно. Пришло 1 сентября, дети ходят в школу, и вдруг в начале учебного года появляются такие записи. Это лишь один из примеров, таких записей полный интернет. И родители встревожены, потому что их детей могут забрать и увезти в медицинское учреждение без согласия родителей.

С.Малинаускас: Теории заговора обычно появляются тогда, когда они могут кого-то напугать. Прошло 2 недели, но мы не слышали, чтобы забрали хоть одного ребенка, хотя мы знаем, что случаи коронавируса в школах есть.

Не в одной, во многих школах.

Человек берет правовой акт и интерпретирует его так, как он его понимает. Более того, если мы взглянем на репутацию этого человека, мы увидим различные финансовые аферы и так далее. Но люди это представляют себе так: если мне кто-то что-то говорит с экрана, телефона или компьютера, значит, человек не врет. Но это не так. Здесь часть вины должно взять на себя министерство здравоохранения. Потому что и сам министр сначала говорил, что маски не нужны, а потом — что нужны. И когда он так говорит, из-за этих формулировок для создателей теорий заговора открываются серые зоны для интерпретации.

Это делается в хорошее время, когда внимание общественности приковано к 1 сентября, когда сотни тысяч детей начинают ходить в школу. И вдруг появляется такая страшилка. Многие пугаются.

В.Морозовас: Можно говорить о коммуникации Mинистерства здравоохранения, почему это происходит 1 сентября, почему вообще многие рекомендации появились за неделю до начала учебного года. На самом деле возникает тревога, страх.

Информационный хаос?

Да. Здесь бы показан отрывок из приказа — насморк, кашель и тому подобное, но о том, чтобы забрать ребенка, речь не идет, ребенка просто не пускают в школу. Вызываются родители, которые его забирают. Ни о тестировании, ни о принудительном лечении, ни о введении лекарств речь не идет.

Скирмантас завел разговор о том, что было весной. В заключение, я хотел бы показать мартовское выступление министра здравоохранения Аурелиюса Вериги. Контекст, неверное, был политический, поскольку в тот момент у государства не было достаточного количества защитных средств, и министр пытался выйти из положения. Вот как он тогда рассказывал о пользе или вреде защитных средств.


Конечно, нам легко судить, когда прошло уже полгода. Но господин Морозов, что Вы думаете по этому поводу?

Тема масок продолжается по сей день. Самая большая беда с коммуникацией была не весной, когда мы были гражданско-активными и хоть немного сплоченными, а теперь, когда эти маски внезапно вернулись в теплый сезон и несут карательную интенцию. Да, если нам не удается сохранять безопасную дистанцию, если мы кратковременно общаемся с постоянно меняющимися людьми, надо носить маски. Если мы соблюдаем дистанцию, общаемся с одними и теми же людьми, например, в семье, маски нам не помогут. Если Вы можете помыть руки, Вам не нужно их дезинфицировать. Если руки помыть нет возможности, например, выйдя из автобуса или зайдя в магазин, необходимо их продезинфицировать. Отчасти это правда, но когда после такого выступления возникает карательная интенция, когда заходить в море надо в маске, а плавать без нее, или в маске ждать кофе в кофе, тогда возникают проблемы с коммуникацией. Об этом говорили врачи, известные люди, но минздрав молчал.

Скирмантас, объясните контекст, в котором министр это говорил?

Я применяю это и к себе, потому что я говорил также, выступая в качестве руководителя группы информирования общественности. Это было самое начало, масок нет, общество нужно успокоить, и мы говорили, что маски не нужны. Я сам свято верил, что маски не нужны, потому что так говорил министр, посоветовавшись со специалистами. Но речь даже не о масках — возникает вопрос о теориях заговора. Если можно показать записи официального чиновника, министра, где он в один день говорит одно, а в другой — другое, возникает вопрос, знает ли человек, что он делает? Какому варианту верить — первому или второму? Вот где самая большая проблема. Я думаю, само министерство дало много поводов для спекуляций, теперь мы точно знаем, что маски помогают. Я помню, как проходили те пресс-конференции, я еще спрашивал, действительно ли мы можем выйти и сказать, что маски не нужны, потому что весь мир их носит. Мне сказали: нет-нет, не нужны, они намокают, люди не умеют их носить и т. д. Теперь есть результаты, и мы просто помним об этом.

Был ли таким образом причинен вред?

Несомненно. Люди, у которых были маски, ими не пользовались. Кроме того, был причинен репутационный вред не только министру, но и мне лично.

Как Вы считаете, был ли причинен вред?

В.Морозовас: Да. И это еще один гвоздь в крышку гроба доверия к медицине. У нас степень недоверия к медицине чрезвычайно высока. Поэтому и существуют ативаксеры, поэтому и популярны такие ролики. Если бы человек доверял своему врачу или фармацевту, все было бы иначе. И тут руководитель говорит, что маски не нужны, потом говорит, что они обязательны, их цена вырастает в два, в три, в десять раз. Какой напрашивается вывод? С какого ролика мы начали? Мы хотим нажиться. На всех нас, на нашем здоровье и т. д.

Иногда по глупости, по незнанию или из желания уйти от ответственности мы сами можем стать участниками теорий заговора.

Да.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt