Польский поэт литовского происхождения и Нобелевский лауреат, эссеист, переводчик и интеллектуал мирового масштаба Чеслав Милош, пожалуй, является одним из самых известных в мире уроженцев Литвы, чье имя тесно связано с Вильнюсом.
© Scanpix

Портал DELFI в преддверии 100-летия восстановления государственности Литвы публикует серию статей о выдающихся людях этого края, чьи дела неразрывно связаны с именем современной Литвы.

О личности поэта и философа написано много, а его важное значение как мыслителя не раз подчеркивалось и на государственном, и на интеллектуальном уровне. К примеру, литовский поэт Томас Венцлова писал о Милоше: "Он чувствует жизненный ритм всей Восточной Европы и говорит за нас всех… Восточная Европа с ее конгломератом непроницаемых и все же освещающих друг друга культур стала для него моделью всего современного мира. То, что в ней случилось, увы, может оказаться и судьбой всего мира – это Милош тоже понял раньше многих и многих".

Чеслав Милош родился в имении в Шетайняй Ковенской губернии в 1911 году. До наших дней сохранилась лишь хозяйственная постройка его имения. Потом перебрался в Вильнюс, где в 1934 году закончил юридический факультет и активно участвовал в литературной жизни. В этот период его жизни увидел свет и первый поэтический сборник Милоша "Три зимы". С небольшими перерывами он прожил в Вильнюсе до 1939 года.

После оккупации Литвы немцами во время Второй мировой войны он перебрался в Польшу, а после установления там просоветского режима эмигрировал во Францию, а после — в США. Милош писал о проблемах, с которыми был знаком из собственного опыта, пережив события, определившие историю России, Европы, Польши в ХХ веке.

Сам он называл себя последним жителем Великого княжества Литовского, а в ряду его многочисленных национальных и наград международного масштаба есть Премия обоих народов, которую ему присудили Сеймы Литвы и Польши. Раньше, он был удостоен почетного гражданства Литвы и Ордена Великого литовского князя Гедимина, а в Польше получил высшую государственную награду — Орден Белого Орла.

Czeslawas Miloszas Vilniuje, A.Bujako nuotr.
Czeslawas Miloszas Vilniuje, A.Bujako nuotr.

"Прежде всего, Милош - это фигура мирового масштаба, лауреат Нобелевской премии, - утверждает историк Анджей Пукшто. - Его очень хорошо знают и в Европе, и в США".

С самого начала эмиграции Милоша много переводили на английский и французский языки, напоминает он. Кроме того, Милош преподавал в одном из самых престижных американских университетов в Беркли, а Нобелевская премия в 1980 году — прославила его еще больше.

Если отбросить регалии, общение с интеллектуалами по всему миру, то в чем по сути важность фигуры Милоша для Литвы? В этом плане его деятельность значима в нескольких пластах. Своей публицистикой, поэзией Милош, образно выражаясь, вновь обозначил Литву на мировом ландшафте. По словам Пукшто, мало поэтов мирового уровня, в произведениях которых описана Литва.

"В своей поэзии он все время возвращается в Кедайняйский район, Шетайняй, Вильнюс. Мотив возвращения в детство, молодость, период студенчества присутствует в течение всей его жизни, творчества. Другой момент, это его публицистика, рассказы. Особенно нужно выделить его работы "Родная Европа" и "Порабощенный разум", это наиболее распространенные его произведения, где Милош рассуждает о Европе, ее модели, показывает место Литвы, польско-литовского государства, ВКЛ не только в европейском, но мировом контексте. Таких авторов немного. Кроме того, эти два его труда — это произведения против (хотя он упоминает и нацистскую Германию) советского тоталитаризма. О сопротивлении тоталитарному режиму, как человек себя чувствовал за железным занавесом", - рассказывает Пукшто.

Klub Wileńskich Włóczęgów
Klub Wileńskich Włóczęgów
© Klub Wileńskich Włóczęgów

Иными словами, по произведениям Милоша читатель может создать для себя реальный образ этих территорий, в его книгах — это не абстрактное понятие Восточной Европы.

"Его стиль, с одной стороны - простой, с другой — увлекает читателя. Еще в 1950-60 гг. его книги были очень популярны, но не утратили своей актуальности сейчас. Его поэзия и публицистика стали классикой. В них были насущные проблемы, отличие Восточной Европы от Западной, Европы от США, Азии", - продолжает Пукшто.

К этому стоит добавить, что Милош писал и об отрицательном, и о положительном влиянии России: "Упаси Господи, он не является русофобом. Одна (если не больше) из его книг посвящена Достоевскому, а он был огромным знатоком русской литературы. Но он все это монтировал, видел и Восточную, Центральную, Западную Европу и место России. Говоря политологическими терминами, он представляет Европу в глобальном мире", - отмечает историк.

Ценности, свобода выбора, мирное сосуществование народов и межнациональный консенсус — эти проблемы были в фокусе его внимания. Поэтому это актуально и сейчас, когда национальные государства являются основным типом политического устройства в мире.

Andžej Pukšto
Andžej Pukšto
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Как напомнил Пукшто, когда Милош покинул социалистическую Польшу, одно время он жил в Париже, потом в США. Он часто приезжал в Париж, где была редакция издаваемого польскими интеллектуалами в эмиграции журнала "Культура", который редактировал Ежи Гедройц. Кстати, он был из дворянского рода ВЛК и, как и Милош, считал себя потомком ВКЛ. Милош в Париже также встречался с русскими диссидентами. Кроме того, в Беркли он преподавал и русскую литературу, хотя по образованию был юристом.

Если говорить о «литовском периоде жизни» Милоша, то наш собеседник в этом смысле уточняет. "Все-таки литовский период — это относительное определение, скорее, территориальное".

Осталась хозяйственная постройка его имения в Шетайняй, в Вильнюсе можно увидеть здание по ул.Покальнес, где он жил. Имя Милоша связано с Вильнюсским университетом юридический факультет которого он окончил, также есть мемориальная доска на доме по ул.Серакаускаса (Сираковского), где располагалась гимназия Сигизмунда Августа (ныне — Железнодорожный колледж). В этой гимназии он окончил среднюю школу. В Базильянском монастыре происходили литературные вечера, где он выступал.

Чеслав Милош как образ мысли и человек, напомнивший миру о Литве
© AFP/Scanpix

Можно ли сказать, что модель видения региона Милошем, с точки зрения нынешней Литвы используется и учитывается? Это очень трудно проверить, считает Пушкто.

"Но Милош — это калибр и ось мирового масштаба. Я спрашивал у своих американских друзей, которые занимаются Литвой, Польшей, Россией, как они впервые столкнулись с Центральной и Восточной Европой? Ответ был: книги Милоша. Они были одним из окон в Восточную Европу. Но не будем лукавить, это, конечно, не для каждого. Книги Милоша не всегда прочитаешь на пляже. Но его популярность в интеллектуальной и политической элите огромна".

Более того, нужно иметь в виду, что Милош был очень активным человеком, добавляет Пукшто. В США (работа в Беркли открывала перед ним большие возможности), Франции, Германии он очень много ездил с лекциями, выступал, книги его переведены на многие языки: "Он имел дар общения, его приглашали".

"Если же говорить о его влиянии на формирование политики, то было время Бжезинского и других, когда США планировали как расчленить советскую систему. Думаю, где-то в этом точно есть заслуга Милоша", - предполагает историк.

Позже его главным занятием было то, чтобы уберечь народы Европы от волны национализма и "новый мир он представлял через собственный житейский опыт".

"Чтобы новый мир, который зародится после падения "железного занавеса", СССР вновь не вошел в колею начала 20-го века, - подчеркивает ученый. - И это не только советский тоталитаризм Ленина и Сталина, но и гитлеровский фашизм. Он очень часто возвращается в 1939-40 год, пишет, что сидел напротив Кафедрального собора, где до недавнего времени еще было кафе, и увидел, как в Вильнюс въехали советские танки. А ужасы гитлеровской оккупации, хотя он тогда был уже в Варшаве, тоже постоянно звучат в его книгах".

Что касается Польши и его позиции по историческим процессам, то Милош считал - каждый интеллектуал должен бороться со своими националистами и говорил, что нужно видеть общий контекст, но лечить свою семью он недугов национализма. Он все время упрекал польских интеллектуалов за национализм и шовинистические воззрения.

"Но при этом, он заново после Мицкевича вернул ВКЛ в кругозор, орбиту польской литературы и политической мысли, - отметил он. - И, конечно, их могучая кучка в Париже, влияние на французских интеллектуалов, на европейскую элиты было огромным. Мы даже теперь, наверное, не имеем такого влияния, хотя имеем все инструменты, таких инструментов, как журнал "Культура". Они приглашали украинских, белорусских диссидентов, российских".

Кроме того, кроме журнала они издавали литературные, исторические тетради, где свой след оставил и русский диссидентский мир. Ведь там, во Франции начинается и дружба Милоша с Бродским, который называл его настоящим мастером слова, с Натальей Горбаневской и другими.

Вильнюсский период и первая радиостанция

В период жизни в Вильнюсе после окончания юрфака Милош не работал юристом, но уже дебютировал в прессе и работал на радио. Также он был активным участником литературной жизни и вильнюсской богемы.

"Он не представлял из себя святого и подчеркивал, что ничто человеческое ему не чуждо. Была история, когда молодые литераторы собрались в одном из самых привлекательных мест межвоенного Вильнюса — в одном из штралей, где был фонтан. И после какой-то вечеринки Милош в этом фонтане искупался", - рассказал историк.

О журналисткой деятельности Милоша напоминает и дом в Вильнюсе, где находилась первая радиостанция города. Там он работал, а это здание у реки Нерис в столичном районе Жверинас нам показал известный литовский сценарист, эссеист и знаток культурной жизни Литвы Пранас Моркус, который общался с Милошем и может, кажется, бесконечно рассказывать о Вильнюсе, который во многом, если вести речь о Милоше и его времени, остался в прошлом.

Он рассказал о начале пути Милоша-журналиста и о том, как эта профессия помогала ему в жизни в годы эмиграции.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Баскетболисту Ясайтису удалось избежать временного ареста (1)

Известному литовскому баскетболисту Симасу Ясайтису ,...

В 100-летний юбилей Литвы Ванагайте попросит прощения у евреев (95)

Писатель Рута Ванагайте отметит 100-летие Литвы в...

Контролеры и полиция более активно проверяют торговлю алкоголем в Литве (5)

Контролирующие торговлю алкоголем в Литве и полиция в...

Алма Адамкене находится в больнице  комментарий врачей (21)

Супруга экс-президента Валдаса Адамкуса Алма Адамкене...

TOP новостей

Прогноз выборов президента Литвы: вперед вырвался новый фаворит (136)

Данные декабрьского опроса Spinter tyrimai о том, за кого...

В 100-летний юбилей Литвы Ванагайте попросит прощения у евреев (95)

Писатель Рута Ванагайте отметит 100-летие Литвы в...

Цены в Берлине: разница небольшая, но некоторые продукты впечатляют (103)

О литовских ценах ходят легенды, каждый второй житель...

Министр здравоохранения склонен не просвещать, а запрещать (13)

Глава Министерства здравоохранения Литвы Аурелиюс...

Заболели не вовремя – рискуете потерять деньги (15)

Если вы случайно заболели и вам в это время переведут...