В Литве система залога за тару действует уже третий год. Опросы "Администратора системы депозита" (Užstato sistemos administratorius) показывают, что 88% жителей участвуют в системе, а в первые полгода в среднем на одного жителя приходилось по 104 единицы возвращенной тары.
© DELFI / Josvydas Elinskas

Вице-президент компании Tomra, присматривающей за деятельностью автоматов по приему тары в 60 странах, Томас Моргернштерн признал, что Литва - один из успешных примеров введения системы залога за тару. В интервью порталу DELFI он рассказал, что самое главное в деле совершенствования этих автоматов, и каково будущее системы.

Компания Tomra, занимающая около 75% рынка автоматов по приему тары в мире, зародилась как один из стартапов: была проблема, появилось ее решение.

В восьмидесятые годы ХХ века в Норвегии жили два брата – экономист и инженер. У них был друг, которому принадлежал магазин. В Норвегии тогда уже действовала система залога за тару, но только на многоразовую тару. Владелец магазина заметил, что в его магазин приносят очень много бутылок. Он сказал друзьям, что его работа - продавать товары, а не скупать тару, может, можно этот процесс автоматизировать. Сегодня эта компания выросла в производителя автоматов по приему тары, который поставляет их на рынки более 60 стран мира.

– Для разных стран производят разные автоматы или они одинаковые?

– Автоматы не адаптируют для конкретной страны. У нас есть ассортимент, все автоматы в нем отвечают европейским стандартам. Просто в силу специфики каждой страны выбирают наиболее подходящий для системы вариант. Что касается оборудования, то есть автоматы двух типов. Одни – большие коробки, которые можно поставить в любом месте. Конечно, магазин должен предоставить его. Другой вариант, как в Литве, это автоматы вмонтированные в стены, клиент видит лишь внешнюю сторону автомата.

– Бывают ли у пользователей проблемы, как только в стране вводят систему залога? Если да, то какие?

– Я думаю, автоматом пользоваться несложно. Он принадлежит магазину, поэтому торговцы заботятся о том, чтобы пользователям был понятен порядок. О том, что людям сложно пользоваться автоматами, слышать не доводилось: это быстро понимают все – от детей до людей старшего возраста. Единственное, чему надо научиться, – вкладывать, а не бросать тару.

– Первые автоматы были созданы несколько десятков лет назад. Как они изменились? Какие новые технологии были внедрены?

– Когда мы говорим о технологиях, наша основная работа - обеспечение их быстрого действия, чтобы процесс был как можно быстрее. Не так давно в автоматах заменили механизм распознавания тары. Раньше бутылка поворачивалась, автомат искал штрих-код и считывал его. Это отнимало больше времени. Поэтому решили установить технологию распознавания под углом 360 градусов. Сейчас, когда бутылку кладут в автомат, шесть встроенных видеокамер ее распознают.

Надо понимать, что тут главное - сбор данных и функция распознавания. Например, в Германии действуют 30 000 автоматов. В год жители платят залог на сумму 10,4 млрд. евро. Каждый автомат решает, надо ли за попавшую в него бутылку выдавать залог. Мы должны гарантировать точность работы.

– Может, вам известно, какие убытки несут торговцы из-за попыток обмануть автоматы?

– Нет. Не знаю, есть ли такие данные. Обмануть автомат почти невозможно. Конечно, где есть деньги, есть попытки воспользоваться системой. Но мы замечаем такие действия. Мы информируем торговцев, а они наблюдают за ситуацией. Я думаю, если такое и есть, то их мало, по сравнению с общим результатом.

– Наверное многие литовцы сталкивались с тем, что автомат не принимает тару, например, пластиковую, если она помята или на ней поврежден штрих-код. Есть ли возможность решить эту проблему?

– Если штрих код поврежден или его нет, это не проблема автомата. Это не имеет ничего общего с улучшением работы автомата. Пользователи должны понять, что штрих-код - сердце системы. Он позволяет автомату понять, что за бутылку уплачен залог.

– Как вы думаете, в будущем автоматы изменятся? Какие могут быть внедрены новые технологии?

– Очень сложно загадывать, что ждет в будущем, это зависит от моды на рынке. Как мы видим, это развитие интернет-торговли. Это значит, что люди, покупающие по интернету, не будут ездить в магазин, а вместе с тем и в пункты приема тары. Что касается технологических решений, мы всегда думаем о привлекательной для пользователей скорости приема тары.

– Жители, которых волнует охрана окружающей среды, удивлены, что в системе участвует лишь небольшое количество тары. Как вы думаете, будут ли в будущем изменения?

– Конечно, это вопрос, который будут обсуждать в будущем. Пока система залога связана с бутылками. Но мы получаем запросы на включение другой тары. Главное знать, чего мы хотим добиться путем включения новой тары. Например, бутылки всегда были ужасным мусором. Наверное, вы сами в Литве заметили, насколько уменьшилось их количество в лесах и парках после введения системы залога.

Если говорить о переработке, то страны ЕС до 2030 г. должны сделать так, чтобы 30% всех новых бутылок производили из вторсырья. Это касается не только тех производителей, чья тара участвует в системе залога. Система залога – пока единственный способ, позволяющий этого добиться. Может, в случае с другой тарой этого добиться позволяют другие действующие системы. Но мы как компания видим возможность включить в систему залога больше тары, я думаю, что дискуссии об этом начнутся через несколько лет.

– В Литву привозят немало тары из Польши. Как вы считаете, может ли в будущем появиться международная система залога?

– Если есть необходимые данные, это возможно. Например, норвежцы ездят в Швецию за более дешевым алкоголем. Норвежский администратор скупки тары располагает базой данных шведских штрих-кодов. В Норвегии автомат принимает шведскую тару, но не дает за нее денег, поскольку цель – сбор шведской тары, чтобы она не валялась в лесах и парках. С точки зрения технологий тут нет никаких проблем.

Что касается планов Латвии по введению системы залога, то тут тоже можно было бы думать об общей системе. В Эстонии действует залог в размере 10 центов, если и Латвия введет такой же, то странам Балтии будет легко ввести общую систему. Конечно, тут могут быть дискуссии, но все возможно.

– Как вы считаете, что Литва могла бы усовершенствовать в своей системе?

– Если честно, то Литва - один из последних примеров успеха, если говорить об этой системе. Например, в 2015 г. возвращение PET тары составляло 33%, а в 2017 г. – 92%. Мы видим, что в Литве система работает хорошо, ее благоприятно принимают пользователи.

Нерингу Венцкене в СИЗО навестили ее родители (2)

Экс-судью Нерингу Венцкене , находящуюся в Каунасском...

Синоптиков удивляет необычная погода: в среду рекордно тепло было по всей Литве

Ноябрь в этом году поражает необычайно теплой погодой,...

На 81 году ушел из жизни самый старый отец в Европе Антоновас (5)

14 ноября утром ушел из жизни Видас Антоновас . Эту...

TOP новостей

Продолжается давление на людей, арендующих жилье: надо считать, что выгоднее (19)

Жителей Литвы , которые инвестировали в недвижимость, в...

Семья с четырьмя детьми уехала в Германию: любить надо свою семью, а не Родину (170)

"Любить в первую очередь надо себя и свою семью, а не...

Нерингу Венцкене в СИЗО навестили ее родители (2)

Экс-судью Нерингу Венцкене , находящуюся в Каунасском...