aA
Трехкратный призер Олимпийских игр Александра Герасименя переехала из Беларуси в Вильнюс. Здесь она возглавила Белорусский фонд спортивной солидарности. Фонд помогает спортсменам, которые не испугались давления режима, но пострадали, открыто заявив о своем неприятии насильственного подавления протеста. В интервью Delfi - титулованная белорусская пловчиха рассказывает о своей карьере, политической стороне спорта, новых вызовах и предстоящих победах.

- Вы переехали в Вильнюс из Минска, чтобы возглавить фонд спортивной солидарности, который помогает оказавшимся под давлением власти спортсменам. Насколько это решение было спонтанным? Или может вы планировали это долгое время?

- Думаю, стоит рассказать, как этот фонд образовался. Ни для кого не секрет, что сейчас происходит в Беларуси. После выборов народ взбунтовался, поскольку выборы были сфальсифицированы и недостоверны. Люди, которые отдавали голос за другого кандидата, не согласны с итоговым решением. После первого выхода в город мы увидели насилие и издевательства над мирными жителями со стороны силовых структур. Даже те, кто голосовал за Лукашенко, поняли, что здесь что-то не так. Они точно также стали выходить и говорить, что так не должно быть.

Я и другие спортсмены, которые организовали инициативу SOS.BY первые высказались о том, что это неправильно. Мы против насилия и против фальсификации выборов. Конечно же, после этого началось давление со стороны власти на спортсменов, их начали увольнять. На данный момент уже более десяти спортсменов арестованы и более двадцати тех, кто подвергся психологическому насилию, давлению и увольнению со стороны власти. Своими высказываниями мы пытались донести правду до тех, кто считает все ложью, кто до сих пор думает, что на улицы выходят только наркоманы, проститутки. Мы пытались донести, что даже у нас в спорте есть правила, которые мы соблюдаем. Так, почему же власть не соблюдает закон, позволяет избивать и издеваться над своими гражданами? Почему они могут сажать абсолютно непричастных к акциям и протестам людей, которые просто шли мимо?

Нас это настолько возмутило, что мы организовали объединение SOS.BY. Мы старались донести это все до нашего народа и мотивировать тех, кто все еще молчит и боится высказать свою позицию, сказать власти нет. После какого-то определенного момента мы пришли к мнению, что нам нужно расширяться, выходить на международную арену. Находясь в самом пике событий, мы видели, что происходит. Для того, чтобы выходить на международные структуры, тот же Международный олимпийский комитет нужно встречаться и общаться с людьми, быть вне Беларуси. Сейчас в стране заниматься таким видом деятельности невозможно, поскольку любой, кто заявит, что он продолжает борьбу и собирается делать какие-то шаги, находится в опасности. Не факт, что в таких обстоятельствах мне бы не "пришили" уголовное дело. Это вполне могло быть.

- Вы тоже столкнулись со своего рода давлением в своей школе, где работали тренером?

- Да, на самом деле через несколько дней, как я высказала свою позицию против, мне позвонили с государственной школы, где мы арендовали место и обучали деток плавать. Это была моя школа с тренерами, которые занимались детьми. Мне позвонили и сказали, что они временно приостанавливают аренду из-за коронавируса. Я согласилась с тем, чтобы какое-то время подождать, а потом заново начать обучение. Через несколько дней я узнала, что другие арендаторы спокойно работают в этой школе. Оказывается, что коронавирус распространяется только на меня.

- Было сложно оставить все на родине и переехать в другую страну?

- Во-первых, я планирую вернуться обратно домой. Я надеюсь, что это все не затянется надолго. Я в это верю. Конечно же, понимая эту ситуацию, я сделала свободный шаг, закрыла дверь и приехала в Вильнюс. С другой стороны, я понимаю, что это должен кто-то делать. Я готова чем-то жертвовать, рисковать и работать. Я не пожалела. У нас очень хорошая команда, мы все работаем сообща и с одной целью. Это намного приятнее, чем пытаться что-то сделать, донести и получить за это по голове. Ты пытаешься что-то сдвинуть у нас в стране, а тебя опять по голове. Когда мы видим результат наших действий, это мотивирует и дает силу продолжать работу.

- Как фонд будет помогать тем спортсменам, которые оказались под прессом? Мы знаем, что больше восьмисот спортсменов подписали письмо. Каким образом можно помочь коллегам, которые остаются там или выезжают?

- В первую очередь, это правовая и психологическая помощь. Когда ты находишься под арестом, то тебя не волнуют какие-либо другие стороны этого аспекта. Во-вторых, это естественно финансовая поддержка. Когда спортсмен лишается финансирования, то он фактически больше не может тренироваться, поскольку ему нужна база, соревнования. Мы стараемся находить те базы, которые примут наших спортсменом для тренировок. Я здесь для того, чтобы вести переговоры с международными спортивными организациями, с Национальным олимпийским комитетом. Я это делаю для того, чтобы наших спортсменов принимали, чтобы у них была возможность заниматься своим видом спорта, возможно, даже получать какую-то стипендию для подготовки.

- Чем Литва может помочь в данном случае? Какую помощь вы бы хотели получить?

- Во-первых, мы будем говорить о давлении на наш Национальный олимпийский комитет. Мы хотим проследить, как ведется расследование со стороны Международного олимпийского комитета в сторону Национального олимпийского комитета Беларуси. Мы должны проследить, чтобы наш олимпийский комитет лишили возможности продолжать свою деятельность и приостановили финансирование, которое идет на него.

Мы хотим направить это финансирование на отдельных наших спортсменов, которые готовятся к Олимпийским играм, чтобы это была целенаправленная помощь. Второй момент, это оказание помощи в организации тренировок, проведении соревнований и, возможно, даже какой-то стипендии со стороны Национального олимпийского комитета Литвы. Я думаю, что есть виды спорта, которые в Литве хорошо развиваются. Наши спортсмены могли бы влиться в эту струю и продолжать подготовку к Олимпийским играм, международным соревнованиям.

- Плавание было и остается на пике. Все знают литовскую "золотую рыбку" Руту Мейлутите. Встречались ли с ней? Как оцениваете ее успехи и решение завершить карьеру?

- Лично у меня не получалось с ней лично общаться. Очень много спортсменов, но безусловно, мы все друг друга знаем и видим результаты, успехи. Конечно, нельзя не отметить успех Руты. Она ворвалась в спортивную элиту и держала свой высокий мировой уровень достаточно долго. Многие с большим сожалением приняли новость о том, что она заканчивает свою спортивную карьеру. Мне казалось, что она еще могла бы показать достойный результат, учитывая ее молодой возраст.

- Вы в прошлом году тоже объявили, что завершаете свою спортивную карьеру. Для вас это решение было трудным? Созревали долго?

- На самом деле было сложно. Мне кажется, что для каждого спортсмена, особенно относящегося к высокому классу, который живет спортом, тяжело свыкнуться с той мыслью, что это закончится. Ты понимаешь, что в твоей жизни больше не будет этого адреналина, чувства победы.

Мне было очень сложно и страшно закрыть эту дверь, поскольку я не знала, что именно меня ждет впереди. Конечно, у меня был своеобразный мандраж, но я понимала, что лучше это сделать сразу и резко, чем как-то тянуть. Тем более мне уже не двадцать лет, у меня нет столько физических сил. С каждым разом соревнования давались все сложнее, вызывая какие-то последствия для моего организма. Я решила, что я закончу, не буду мучить себя и ребенка. Я решила стать просто мамой и руководителем клуба, а также, возможно, развиваться в каких-нибудь других направлениях.

- Многие профессиональные спортсмены сталкиваются с какими-то психологическими и даже финансовыми трудностями после завершения карьеры. У вас были такие трудности?

- В целом их не было. Единственно, что как и многим другим организациям в период эпидемии коронавируса, мне пришлось закрыть свою школу плавания. По сути, тогда я осталась без дополнительных средств финансового существования. Конечно, у меня были какие-то запасы средств, я понимала, что выживу и со мной все будет хорошо. Однако это очень неприятное чувство, когда на твоей карте нет денег. В целом я старалась, крутилась, пыталась заработать деньги для себя и своей семьи. Конечно, это был не такой доход, как во время моей спортивной карьеры, но я вполне была им удовлетворена.

- Помимо вашей работы в организации SOS.BY, планируете в будущем преподавать плавание в Литве?

- Я была руководителем клуба и детским тренером по плаванию. Для меня это большая отдушина. Я получаю удовольствие от работы с детьми. Однако я понимаю, чтобы так это и осталось, мне не нужно тренировать ежедневно. Чаще всего рутина убивает желание продолжать. Я и дальше планирую работать с детьми, точечно проводить какие-то мастер-классы, приезжать и поддерживать. Дай Бог, скоро это все закончится и я смогу вернуться в Беларусь.

- Здесь вы как-то поддерживаете свою спортивную форму?

- Я стараюсь, но времени практически нет. Я надеюсь себя как-то встряхнуть на выходных. Бассейн я уже нашла.

- В связи с карантином переносят соревнования. Как будет меняться спорт, если мы в ближайшее время не получим долгожданную вакцину, а ситуация с эпидемией затянется, продолжится?

- Мне кажется, что спортсмены переживают этот период более болезненно, поскольку тренироваться ради тренировок очень тяжело. Когда уже более полугода у многих спортсменов не было профессиональных стартов, то это вводит даже в какую-то депрессию.

Если Олимпийские игры все же состоятся, то не стоит ждать каких-то суперрезультатов, поскольку спортсмены не успеют набрать не только физическую, но и психологическую форму. Возможно, они не смогут показать свой максимум. Конечно, с другой стороны они могли отдохнуть и набрать хорошую форму за этот период. Тут сложно об этом говорить, поскольку мы не можем предугадать, как будут развиваться события весной. Я только молюсь, чтобы для бизнеса, спортсменов и просто людей это не было большой психологической нагрузкой.

- Международная организация по плаванию пока держит на паузе проведение состязаний. В других видах спорта, например, футболе, боскетболе сотязания проводятся. Почему так? Вас это не удивляет?

- Сложно сказать, почему федерации одним спортсменам дают выступить, а другим нет. Федерация может и не дает пловцам выйти на международный уровень, зато сейчас будет проходить Международная лига пловцов. Они будут выступать и соревноваться в разных странах, если их не закроют на карантин. Федерация говорит "нет", а другие организации и спонсоры говорят "да". Безусловно, массовые мероприятия, тем более в бассейне, где есть тесный контакт друг с другом, не совсем безопасны.

- Чем был обусловлен ваш выбор вида спорта. Как сложилось, что вы выбрали именно плавание?

- Наверное, меня с самого детства манила вода. Я всегда очень любила воду, ванну, бассейн. Я два раза за свою жизнь тонула, но все равно обратно возвращалась к воде. Просто в один момент, наверное, по воле Господа, мой друг позвал меня в бассейн. Тогда я была еще совсем маленькая, но по сегодняшнем меркам отбора детей, так и не скажешь. Он меня позвал, а я пришла и там осталась. Мои родители бывшие легкоатлеты, и они рассчитывали, что я немного подрасту и пойду в легкую атлетику. Они не дождались этого, поскольку я нашла бассейн, плавание и решила остаться там.

- Что спорт вам дал в жизни?

- Для меня это не только не только профессия, но и хобби. Я очень любила и люблю до сих пор плавание, спорт, состязания. Я люблю бросать себе вызовы и пытаться достигнуть те результаты, которые хочется. Я скажу, что спорт очень хорошо дисциплинирует. Он учит ставить задачи и находить пути их достижения. Он учит тому, что проигрыш не является концом света. Это всего лишь опыт, а достигнуть результата без него нельзя. В жизни ведь точно также.

- Как вы считаете, в Беларуси вас и ваши достижения оценили по достоинству? Давайте здесь разделим вопрос на власть и общество.

- Как мы сейчас видим, неважно, кто ты, какие приносил успехи и результаты, если ты высказываешь свою позицию против власти. Ты не человек, если у тебя другая позиция в отношении власти. Они закрывают глаза на то, что ты когда-то делал для страны. Говорить о том, что спортсмен является в глазах власти человеком нельзя. Нет, это игрушка, которой попользовались и выбросили. Мы сейчас наблюдаем, когда чемпионов мирового уровня просто увольняют, потому что они имеют другую гражданскую позицию.

Что касается общества, то я очень благодарна нашему белорусскому народу. Они меня сильно поддерживали в мои трудные времена, радовались моим победам на соревнованиях и Олимпийских играх. Сейчас благодаря нашему белорусскому народу я пересилила в себе какой-то изначальный страх и высказала свою позицию, поддержала свой народ. Я поддерживаю их, а они меня. У нас хороший баланс.

- Лукашенко в публичных выступлениях много раз говорил, что для спортсменов в Беларуси создают хорошие условия, государство вкладывает в это много средств. Чем отличаются эти условия от тех, которые ваши коллеги имеют в других странах? Действительно ли это так?

- Да, я скажу, что спорту действительно уделялось много внимания. Спорт - это своего рода пропаганда власти. Его поддержка являлась подтверждением тому, что президент все делает правильно. Как спортсмену мне было не на что жаловаться. У меня был бассейн, у меня была возможность выезжать на международные сборы и соревнования. Конечно, наши спортсмены могут этим похвастаться, однако мы получал все эти возможности только после того, как у нас были какие-то успехи. Говорить о том, что спортсмен достиг чего-то только потому, что его поддерживало государство, неверно. Я не знаю, каких бы я результатов достигла, тренируясь в Литве или же в США. Возможно, мой мой уровень был бы еще выше, а путь проще и без психологического давления. Возможно, мне бы не приходилось решать различные административные вопросы.

- Спортсмен должен себя чувствовать обязанным власти? Власть это дает понять?

- Да, у нас в принципе во главе спортивных структур стоят чиновники силовых структур, которые совершенно не разбираются в спорте. У них есть четкое понимание, если отдал приказ, то его должны выполнить. К спортсменам относились как в армии. Если тебе сказали медаль, то ты должен ее принести. Если ты медаль принес, то тебя похвалили, похлопали, повысили звание. Если ты ее не принес, то до свидания.

- В армии есть идеологическая обработка. Спортсменов тоже подвергают данной процедуре?

- Конечно, безусловно. Сколько раз нам говорили, что спорт вне политики. Нам постоянно твердили, что мы не должны выражать свое мнение по какому-либо поводу. Сейчас каждого спортсмена, независимо от огласки его позиции, приглашали на собрание и пытались настойчиво убедить, что мы не должны говорить плохо о власти. Они говорили, что государство вложило в нас деньги, поэтому мы должны быть за власть. Не за страну, а именно за власть. Слово "должны" фигурирует везде. Были случаи психологического давление, когда приезжали домой к спортсменам и просто угрожали здоровьем семьи, детей. Представьте, насколько это дико, когда твой условный начальник, приезжает к тебе домой и начинает угрожать.

- Они также прямым текстом говорили о том, за кого нужно было голосовать? Или спортсмен должен сам понять?

- Спортсмен должен понять. Однако ему очень доходчиво объясняют, за кого именно нужно голосовать в нашей стране.

- На одних выборах вы голосовали за Короткевича, а на этих?

- На этих выборах у меня не было такой возможности, поскольку я уезжала отдыхать. В период голосования я была в другой стране. На тот момент я думала о том, что ничего страшного не случится, если в этом году я пропущу голосование. Сколько лет я ходила голосовать, но в стране ничего не менялось. Я скажу, что так думали многие, вплоть до страшного периода после выборов, когда происходило насилие. В итоге народ взбунтовался и вышел на улицу. В этот момент пришло осознание того, что ты все же можешь что-то изменить в этой стране, что твой голос действительно важен. Пришла эта гражданская позиция и понимание того, что надо отстаивать свое мнение, права и голос.

- Осознание у спортсменов произошло тогда, когда в стране начались протесты и применение к гражданам силы? Или же было понятно уже тогда, когда стали арестовывать и убирать соперников предвыборной гонки?

- На самом деле все было понятно намного раньше. Это тянулось уже много лет. Лукашенко проиграл еще задолго до выборов. Он проиграл еще тогда, когда сказал про несуществующий коронавирус. Говорить, что вируса не существует, когда больницы были переполнены и люди умирали, было как минимум кощунственно. В то время проводились массовые мероприятия, а потом все болели.

Вторым этапом стал арест сильных кандидатов. В этот раз люди действительно почувствовали, что есть кто-то, кто действительно может претендовать на роль президента. В прошлые годы были кандидаты, но они не внушали доверия. Сейчас люди были готовы найти своего нового лидера. Когда мы видели, что это все плавно закрывается и уходит за решетку, то поняли, что человек просто боится. Конечно, последней каплей были фальсификация выборов и жесткое применение насилия к людям. Даже те, кто голосовал за Лукашенко, открестились от него и сказали, что им такой руководитель не нужен.

А можно ли как-то обобщить команды, говоря о белорусском спорте,которые выступают "за"-"протв" или же вообще не высказывают свою позицию? Какого-то четкого разделения нет?

- Такого варианта четкого разделения нет. Наверное, кроме Федерации фристайла, которые всей командой высказали свою позицию и поддержали своего тренера. Таким образом они показали, что они команда. Наверное, это единственная федерация, которая проявила себя всем составом. Все остальные проявили себя точечно. Мы видим, что в нашей инициативе SOS есть баскетболисты, волейболисты, гандболисты, представители самбо, дзюдо и другие. Это все точечно, поскольку остальные продолжают бояться, переживать за какие-то свои блага. Осуждать кого-то я не имею никакого права. Каждый сам для себя решает и делает этот шаг. Однако мне кажется, что твоя внутренняя гармония и осознание правды находится намного выше, чем какие-то материальные ценности.

Здесь солидарности могло бы быть больше?

- Конечно, у нас спортсменов намного больше, чем 850 человек, которые подписали письмо. Если бы спортсмены, рабочие, медики встали одновременно, то было бы гораздо проще.

Может быть вам уже удалось встретиться со Светланой Тихановской, которая также переехала в Вильнюс?

- Да, у нас было несколько рабочих встреч. Для того, чтобы выполнять эффективно свою работу, мы должны координироваться. Мы встречаемся, определяем какие-то направления и векторы, в которых предстоит двигаться, и продолжаем борьбу дальше.

Как вы оцениваете ее в качестве лидера?

- Мне сложно дать четкий ответ, поскольку, чтобы лидер проявил себя, у него должна быть свобода действий. Сейчас такой свободы нет. Однако я вижу, что Светлана борется. Это большой и ответственный шаг для нее. Дай Бог, чтобы все получилось и мы все вместе вернулись на Родину.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

ru.DELFI.lt
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

ВРИО главы Минздрава отмечает нехорошие знаки: это объясняет ухудшение положения (1)

ВРИО главы Минздрава Аурелиюс Верига назвал безумием...

В список пораженных коронавирусом входит еще больше стран (2)

В список пораженных коронавирусом стран и регионов с 30...

В Литве диагностирован 1136 новых случаев коронавируса, скончались 13 человек (16)

За последние сутки в Литве диагностирован 1136 новых...

|Maža didelių žinių kaina