Курорты Балтии известны каждому россиянину: я с детства знал, что в Литве есть Юрмала. Когда приехал в Литву, оказалось, что Юрмала - в Латвии. Зато мне отрекомендовали жемчужину страны - Палангу. Такого интересного названия я раньше не слышал. Теперь еду увидеть жемчужину и потрогать ее руками.
© DELFI / Kiril Čachovskij

Вокзал свободы

В России последние 9 лет я практически жил в Сочи. Сейчас из окна автобуса оцениваю Балтию. За Клайпедой в полях виднеются аккуратные домики с черепичными крышами, палисадниками и милыми разноцветными клумбами. В Сочи пытались делать то же самое, построили поселок Некрасовка с такими же крышами и ровными улочками. Но люди не пошли туда жить, половина домов пришла в упадок, а палисадники заросли сорняками. Так бывает всегда, когда из России хотят сделать Европу.

В далеком Сочи при выходе из автобуса тебя подхватывают таксисты, сажающие в машину почти насильно. А здесь ты никому не нужен и потому - свободен. В зале ожидания полы блестят, как в операционной. Желтые кресла настолько желтые, что хочется их съесть. Похожее чувство было в 2007-м, когда впервые попал за границу, в аэропорт Вены. После серого Краснодара все кругом горело желтым, зеленым, красным. Латинская культура, где действительность раскрашивают яркими цветами, начинается в Паланге.

Балтийские каникулы Жени. Паланга: и это они называют шумом? И это они называют деньгами?
© DELFI / Kiril Čachovskij

Для объективности – ложка дегтя. Вход в туалет на палангском вокзале загадочен, как русская душа (а может быть и литовская). Пишут, что надо бросить 40 центов, причем только монетами по 20. Но нет монет, монет нет. Потом разменял в кассе, однако в туалет не пройти: с той стороны турникета проход заняли грузный мужчина с сыном. Стоят и не могут выйти: написано, что надо нажать кнопку, но кнопки нет! Постояв пару минут, мужчина и сын пролазят под турникетом, цепляясь за железки, пыхтя и чертыхаясь.

И все-таки где у него кнопка? Оказывается, она в самом туалете. Отмечена надписью "paush here". Слово "paush" я так и не перевел (наверное, оно литовское). Жмешь кнопку в туалете, потом идешь в коридор и открываешь турникет. Это не уборная, а тест на сообразительность.

При выходе с вокзала сердце вздрагивает от воспоминания: кругом стройка, жара и пыль. Прямо как в Сочи, когда весь город разрыли, чтобы готовиться к Олимпиаде. Только в Паланге у рабочих еще и сеанс медитации: стоят группками по 2-3 человека, молчат и ничего не делают. Ходить страшно неудобно, потому что тротуаров нет. Наверное, стройкой руководит тот же мастер, что делал турникет.

Если из хорошего, то понравилось цветное табло с расписанием автобусов. Перед Олимпиадой на сочинских станциях тоже вешали электронные табло. Они, помнится, поработали пару недель и потухли. Потом висели ненужным грузом, напоминая о бездарно растраченных деньгах. Хорошая техника нужна лишь тогда, когда к ней готово сознание. В Паланге оно готово совершенно, судя по тому, что все табло работают, а на вокзале, в отличие от российских вокзалов, открыты оба выхода. Порадовало и отсутствие охранников: я все сфотографировал и никто мне слова не сказал. Европа есть Европа.

Мобильники и Путин

Построенное в Паланге никогда не появилось бы в Сочи. Ведь архитектура – отражение внутреннего мира народа. На улице Кретингос одно здание – набор черных и красных прямоугольников, другое – сплошь в затейливых башенках и козырьках, третье, стеклянное, напоминает космическую станцию, у четвертого вытянутые окна, словно в готическом соборе. Но больше всего впечатляет няшный розовый домик с надписью Lombardas. На Кубани его бы за бездуховный цвет закрыли казаки (впрочем, как и палангский вокзал).

Балтийские каникулы Жени. Паланга: и это они называют шумом? И это они называют деньгами?
© DELFI / Kiril Čachovskij

Общение в Паланге приятное, но общаются пока не со мной. На улице Витауто продавщица сувенирного магазинчика трещит по телефону, а я стою и жду. Заходят другие покупатели. Продать сувенир и выбить чек продавщица умудряется, не отрывая мобильника от уха. Судя по уровню сервиса, у этой прекрасной женщины есть родственники в Сочи.

Зато ее коллега на улице мила и приветлива. Показывает мне кепку по 2,50 евро, предлагает янтарное ожерелье. "Русские? Они сюда почти не едут, может, 1-2 человека, – рассказывает продавщица. – Едет Норвегия, Эстония, местные". Если в Паланге заговорить на русском, любой продавец на русском и ответит. Радует табличка с надписью (цитирую дословно) "Агенство недвижемости": наверное, невинный троллинг от местных.

Попадаю в Петергоф. Изящные уточки, изгибы канала, милые мостики, щепетильно постриженные газоны перед роскошным дворцом. На самом деле это не Петергоф, а местный парк "Бируте". Рената Миляускене вместе с дочкой Габией крошит уточкам батон. Они из Клайпеды, которая совсем рядом. Отдыхали и в Греции, и в Болгарии, а вот на российский курорт не поехали бы. "Мне не нравится ваша государственная система, Путин не нравится", – говорит Рената. Словом, если убрать Путина, туристов на российских курортах будет больше. Я это и раньше знал.

Балтийские каникулы Жени. Паланга: и это они называют шумом? И это они называют деньгами?
© DELFI / Kiril Čachovskij

Пристань и песни заката

Улица Басанавичаус в Паланге – как улица Ленина в сочинском районе Адлер: плитка, кафешки, гуляющие парочки. От Адлера отличают абсолютно чистые тротуары и отсутствие музыки, которая орет из каждого кафе и рождает невообразимый гул. Трудно поверить, но дыма от шашлычных мангалов на улице тоже нет. Кайф! В Адлере процентов 20 армян, но, судя по хозяевам кафе и таксистам, процентов сто. Потому, наткнувшись в Паланге на кафе "Армянская кухня", слышу зов Родины. Правда, все меню на литовском, а общаются с милой американской улыбкой на лице. Говорю, что журналист, и получаю ответ: "Не хотим, чтобы вы про нас писали". Даже на европейском курорте Родина ходит рядом.

Балтийские каникулы Жени. Паланга: и это они называют шумом? И это они называют деньгами?
© DELFI / Kiril Čachovskij

Пытаюсь отыскать иностранных туристов. Есть пара человек из латвийской Лиепаи, но остальные все литовские. Вайдас приехал из деревни Тришке. "Здесь, в Паланге, все сосредоточено на том, чтобы выкачивать из людей деньги, – делится Вайдас. – Это курорт для развлечений. Когда надо отдохнуть от шума, едем в Латвию". И он называет это шумом! И он называет это деньгами! Греческий салат можно съесть за три евро, а за 4 можно отлично пообедать в здешних столовых. В Сочи это стоило бы раза в три дороже.

Балтийские каникулы Жени. Паланга: и это они называют шумом? И это они называют деньгами?
© DELFI / Kiril Čachovskij

Толпа гимназистов из Тельшяй кричит литовскую песню, юные леди шагают босиком. Звонкие голоса, бездонное синее небо, гул невидимого самолета, солнечные искры сквозь сосновые ветви, все сливается в чувство необъятной свободы и детской радости. Несусь на местную пристань (Палангский мост - DELFI). В России пристань – это не "гулять", это "прыгать". Россияне выбирают самые высокие места, обычно рядом со знаком "Прыгать запрещено", и ракетой сигают в воду. Причем всегда есть народный способ залезть обратно, для нового прыжка.

Я вырос на Черном море, в поселке Джубга. С завистью смотрел на взрослых парней, прыгающих с помоста в невероятных позах, на глазах у девушек. Пристань – место проявления смелости, шаг в новую жизнь. Зато в Паланге запрещающих знаков на пристани нет: прыгать никому не придет в голову. Хожу вдоль перил, нахожу место для прыжка. Но тут звонит редактор и просит этого не делать. Эх, пристань, молодость моя.

В отличие от черноморского, балтийский пляж широк, просторен, размашист. Белый песочек посвистывает под ногами, словно хочет припомнить песню. За два года в Литве я не пробовал Балтийское море на вкус. Разбегаюсь и впервые в жизни врезаюсь в балтийскую волну. Вода непривычно пресная, изумрудная – совсем не такая, как в Черном море. В этом отличии – тоже европейская эстетика, где сильным цветам и вкусам противопоставлены спокойные.

Закат встречаю на белом песчаном берегу. Воспаленное солнце опускается за горизонт, в голубую темнеющую воду, а облака в небе словно огромные голубиные перья. Далеко-далеко, за краем моря мелькает огонек. Что он хочет сказать? Чайка на бреющем полете срезает волну. И улица Басанавичаус ждет меня обратно, где ухоженная плитка, негромкая музыка и вежливые официанты со знаменитым балтийским акцентом. Паланга – моя новая любовь. Паланга – Адлер моей мечты.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Прогноз – никакого просвета: завтра утром готовьтесь счищать лед (2)

Синоптик Изольда Марцинонене предупредила, что...

С 1 января в Литве: к семейному врачу - в течение 7, а к специалисту - 30 дней (50)

С 1 января 2019 г. все медучреждения Литвы приглашают...

В поликлиниках Литвы не останется педиатров, их заменят семейные врачи (27)

В первичном звене системы здравоохранения педиатров не...

Из-за бобра часть Рокишкиса осталась без электричества (8)

В минувшие выходные в центре Рокишкиса началась...

Как найти ту самую "Точку" на карте Литвы, которая ведет в Европу? (16)

Висагинас - самый молодой город Литвы и единственный...

TOP новостей

Экономиста рассмешили письма премьер-министра: можно и богу писать (23)

Хотя бы одно письмо с просьбой инвестировать в Литве...

Помощник генсека НАТО по разведке: учения "Восток-2018" - крупнейшие после Холодной войны Страны Балтии - лидеры в сфере киберобороны (181)

"Россия, возможно, хотела послать НАТО сразу несколько...

Прогноз – никакого просвета: завтра утром готовьтесь счищать лед (2)

Синоптик Изольда Марцинонене предупредила, что...