В современной Литве множество памятников участникам антисоветского подполья. Но не все жители готовы согласиться с тем, что после Второй мировой войны все партизаны были идеалистами и боролись исключительно с советскими властями.
Memorialas Kryžkalnyje // Raseinių rajono savivaldybės nuotr.

Живых свидетелей тех событий становится все меньше, а споры об исторической правде доходят до европейских судов и выливаются в дипломатические скандалы.

Пани Онуте ухаживает за могилами бабушки и двух тетушек. Она рассказывает, что ее родственники были убиты людьми, которых литовские власти объявили героями - антисоветскими партизанами.

После восстановления независимости рядом с домом матери пани Онуте появился памятник партизанам.

"Так мама говорила: пойду и разобью! Потому что ее мать была застрелена ими - и две молодые сестры. Но моя сестра ее не пустила. Сказала: если разобьешь памятник, то штраф наложат или в тюрьму посадят", - рассказывает пани Онуте Русской службе Би-би-си.

В современной Литве участники антисоветского сопротивления считаются героями. Им устанавливают памятники и мемориальные доски. Но простые жители окрестностей литовского города Друскининкай называют партизан бандитами и описывают другую сторону антисоветского сопротивления.

Dainavos apygardos vadas Adolfas Ramanauskas-Vanagas (rikiuotėje pirmas) Šarūno rinktinės vizitacijoje. Antroje eilėje pirmas – Benediktas Labėnas-Kariūnas, paskutinis – Juozas Gegužis-Diemedis
Dainavos apygardos vadas Adolfas Ramanauskas-Vanagas (rikiuotėje pirmas) Šarūno rinktinės vizitacijoje. Antroje eilėje pirmas – Benediktas Labėnas-Kariūnas, paskutinis – Juozas Gegužis-Diemedis
© Genocido aukų muziejus

В 1940 году Литва была оккупирована Советским Союзом. Коммунистическая власть депортировала и сослала в Сибирь около 270 тысяч человек, треть из них погибла. На этом фоне в Литве началось антисоветское сопротивление.

В 1941 году пришли гитлеровцы с новой волной насилия, в 1944 они отступили, вернулась советская власть. Литовское сопротивление ушло в подполье.

Так началась партизанская война, которая длилась еще десять лет после окончания Второй мировой войны и обернулась тысячами жертв среди гражданского населения.

Партизанская война по сей день вызывает не только споры среди историков, но и реальные дипломатические конфликты, а также судебные дела в Литве и Европейском суде по правам человека.

"Идеальная невидимая армия"

Альбинас Кентра был антисоветским партизаном. Сейчас ему 92 года. Его отец умер от сердечного приступа после прихода советской власти - "не смог этого пережить".

"Они начали террор, аресты людей, разрушение нашей экономики, - говорит Кентра. - Мы 20 лет жили в независимой Литве. Мы создали прекрасную страну. Я помню, все села по вечерам пели. Когда пришли русские, люди перестали петь".

Когда в 1944 году советские войска вытеснили немцев, Кентре было 17 лет. У него было двое старших братьев и две младшие сестры. Он вспоминает, как мать собрала детей и сказала, что теперь они взрослые и "должны защищать Литву и литовцев".

Семья построила бункер под собственным домом, а старший брат стал командиром одного из партизанских отрядов. Участие в этом, по его словам, принимала вся семья.

Кентра рассказывает, как они годами скрывались в лесах, жили в бункерах и домах людей, "которым можно было доверять".

Еду давали местные жители. Бывший партизан говорит, что простые литовцы поддерживали сопротивление, чем могли, и делали это добровольно.

Партизанские ячейки появились по всей Литве. По оценкам литовских историков, они насчитывали до 50 тысяч вооруженных бойцов, еще примерно столько же участвовали в сопротивлении без оружия, будучи, как говорят историки, "связными".

В 1949 году партизаны провели общенациональное собрание, установили централизованное командование и утвердили декларацию независимости Литвы. У них была своя подпольная типография и своя подпольная академия. Кентра называет это "идеальной невидимой армией".

"[Советские] солдаты везде нас поджидали. И все равно: взрослые и дети сообщали нам, где враги. Это была оборона национального масштаба", - вспоминает он.

Власти объявили борьбу с партизанами одним из своих приоритетов: их активно искали и арестовывали.

Один из лидеров партизанского движения Адольфас Романауска-Ванагас был арестован в 1956 году. После ареста врачи констатировали многочисленные раны, выколотый глаз и частично удаленные половые органы. Ванагас выжил, его отправили под суд и приговорили к расстрелу.

Adolfas Ramanauskas-Vanagas
Adolfas Ramanauskas-Vanagas
© Rimas Pocius

Кентра говорит, что партизаны "не боялись умирать за Литву, потому что знали, что умрут". Чего они не знали, так это того, что ни США, ни другие страны помогать им не собираются.

"Мы не знали последствия Ялтинской конференции, ее держали в секрете. Мы ждали, что наши друзья из США и других стран придут, - продолжает Кентра. - Наши партизаны были так хорошо экипированы, что если бы была помощь извне, то мы освободили бы Литву за несколько дней".

Кентра был арестован в 19 лет. Семь лет отсидел в лагерях. Партизанская война продолжалась до середины 1950-х. Последний арест по делу о литовском вооруженном подполье был в 1965 году.

По словам литовского историка Миндаугаса Поцюса, больше тысячи партизан были приговорены к смертной казне, около 20 тысяч были убиты в боях. Тысячи были арестованы и отправлены в лагеря.

Найденные в прошлом году останки Ванагаса были перезахоронены с почестями. А 2018 год был официально объявлен годом его памяти. В Литве установлено три памятника в его честь, еще один недавно появился в Чикаго.

Общее число памятников партизанам неизвестно, но их можно найти даже в самых маленьких городках страны.

Только вот у некоторых жителей этих городков совсем иные личные воспоминания о послевоенном периоде - им больно видеть, как партизаны становятся героями.

"Одних боялись, и других боялись…"

Жители окрестностей Друскининкай рассказывают, как после войны целые села жили в страхе. Они вспоминают, как партизаны грабили, насиловали и убивали их родственников, а защитить их было некому.

Найти прямые доказательства преступлений и подтвердить слова пожилых жителей местных деревень невозможно. Как невозможно уверенно сказать и то, что партизаны этого никогда не делали.

Советские власти скрывали информацию о борьбе с подпольем, сами партизаны фиксировали происходящее не регулярно. Остаются только свидетели, которых с каждым годом становится все меньше.

Пани Эля вспоминает, как партизан изнасиловал ее мать. Говорит, ей было около семи лет, она находилась в той же комнате и все видела.

"Он положил ее на кровать и изнасиловал, положивши пистолет под подушку. Мать просила: пожалуйста, отпусти. Но бандит разве отпустит?" - рассказывает она Би-би-си.

Впервые мать заговорила об этом случае спустя 40 лет - не думала, что дочь помнит. Но пани Эля помнит и то, как в другой раз партизан велел лезть на чердак ее тете, а она боялась не послушаться человека с оружием. Пани Эля считает, что с ее тетей случилось то же, что и с матерью.

Вспоминает, как однажды увидела по дороге в школу трупы соседей: мужчина, женщина и грудной ребенок. Она уверена, что их убили партизаны.

Всех партизан, по ее словам, местные жители знали в лицо, по именам и фамилиям - они все вышли из тех же деревень.

Ее соседке пани Марийоне было 11 лет, когда были убиты ее родители, брат и сестра. Она со слезами вспоминает, как партизаны пришли во время ужина, велели детям лезть на печку. Дети слышали звуки, но не видели происходящего. Потом спрыгнули в лужу крови…

Пани Марийона говорит, в тот день в окрестностях насчитали 15 трупов. Она не знает, за что убили этих людей. Вспоминает, как соседи рассказывали, что накануне убийств недалеко от их дома нашли и арестовали партизана.

Еще одна местная жительница Дануте рассказывает, как ее отец ушел в соседнюю деревню и не вернулся. Тело нашли только через месяц. Жители этих деревень говорят, что ксендз отказался хоронить мужчину на кладбище, потому что под церковью был партизанский бункер.

Были ли все партизаны идеологически настроены? Сказать этого точно не может никто, но пани Эля не верит, что за всеми убийствами и изнасилованиями стояла идея независимости Литвы.

Она говорит, местные жили в постоянном страхе и не знали, кому жаловаться: "Кому ты пожалуешься? Некому было жаловаться. Если пойдешь в город, узнают об этом бандиты, тебе конец. Тебя расстреляют, скажут - идешь жаловаться".

"Одни приходили с ружьями, другие приходили с ружьями. Одни просили есть, другие просили есть. И бандиты, как мы называли, и стрибы (вспомогательные силы госбезопасности. - Би-би-си)… Тоже приходили, их тоже боялись. Одних боялись, других боялись", - говорит Би-би-си еще одна местная жительница пани Зита.

В ее семье никто не погиб. Но она говорит, что помогали партизанам из страха.

Такая разная коллективная память

В местах, где живут все эти люди, командовал тот самый Адольфас Романаускас-Ванагас. Его местные жители никогда не видели. Они не знают, какое он имеет отношение к убийствам и изнасилованиям, но продолжают спрашивать: как партизанский лидер мог не знать, что делают его люди?

Глава Центра геноцида и резистенции Тереза Бируте Бараускайте считает, что сам Ванагас всегда выступал за жесткую дисциплину и за расстрелы тех, кто ее нарушал.

"Бывали случаи, когда партизаны своевольничали, грабили сельчан или убивали из своих личных интересов. У нас есть много документов, подтверждающих, что полевые суды приговаривали таких к смертной казни", - рассказывает она Би-би-си.

Историк и депутат парламента Арвидас Анашаускас изучал партизанское движение и биографию Ванагаса. Он признает, что не все партизаны придерживались строгой дисциплины. Но в массовые зверства не верит.

Узнав об историях, рассказанные Би-би-си пожилыми женщинами окрестностей Друскининкай, Анашаускас предположил, что безоговорочно обвинять партизан в этом нельзя.

Arvydas Anušauskas
Arvydas Anušauskas
© DELFI / Justinas Auškelis

"Конечно, нужно уважать старых людей, но [нам известно о] 250 агентах, переодетых в форму партизан. Она свидетель и знает, кто приходил к ней в этой униформе? Она знает, что это агент-боевик или настоящий партизан? - говорит он. - В агенты-боевики вербовали бывших партизан, которых захватывали секретно. Они с тем же оружием, в тех же униформах приходили, убивали, насиловали".

Альбинас Кентра утверждает, что партизаны никогда не убивали гражданских, но признает, что убивали тех, кто сотрудничал с советской властью. Он также говорит, партизаны иногда сами не могли понять, кто и почему убивает мирных жителей.

"Иногда оккупационные силы убивали [гражданских] людей, чтобы навредить партизанам", - уверен Кентра.

Жители южной Литвы говорят, что среди партизан были самые разные люди. Были и искренние борцы за независимость. Но кем был конкретный партизан, известный жителям по имени, которого они видели убивающим, грабящим или насилующим? Тем, кто не слушался своих командиров? Тем, кто мстил по приказу? Или агентом госбезопасности СССР?

Историк Миндаугас Поцюс написал книгу "Другая сторона луны", в которой попытался ответить на эти вопросы. По его словам, в разные периоды партизанами было убито около 9 тысяч гражданских лиц - в основном за сотрудничество с советской властью.

При этом, признает историк, доказательства сотрудничества были не всегда - "бывали и ошибки".

"Коллективная память - очень разная. Одни вспоминают партизан как идеалистов и патриотов, другие вспоминают неоправданное насилие. Может, они слышали такие истории от дедушек и пап. Если есть такие воспоминания, то что-то под этим было", - признает Поцюс.

"В мире не было такой партизанской войны, где не было бы жестокости с обеих сторон, - добавляет историк. - Партизанские вожди признавали, что бывали расправы над семьями".

По его словам, жестокостью отличались и солдаты, которые расправлялись с партизанами. Они якобы сжигали целые поместья и деревни, если те считались "партизанскими", утверждает историк.

Разная коллективная память касается еще и возможного участия партизан в Холокосте во время нацистской оккупации.

Недавно в Чикаго появился памятник тому самому Адольфасу Романаускасу-Ванагасу, в церемонии открытия участвовали официальные лица Литвы. Глава Центра Визенталя Эфраим Зурофф в беседе с Би-би-си заявил, что Ванагас занимался преследованием евреев, а литовские политики не желают признавать этот факт.

История переросла в дипломатический скандал. Российское посольство назвало открытие памятника циничным событием, которое почти совпало с Днем памяти жертв Холокоста и Днем Победы. Литовский МИД в ответ вызвал российского посла в Вильнюсе.

Просто спросил

Несмотря на отсутствие доказательств, споры о партизанах все чаще доходят до судов - сначала литовских, потом европейских.

Viačeslavas Titovas.
Viačeslavas Titovas.
© DELFI (V.Spurytės nuotr.)

Депутат из Клайпеды Вячеслав Титов уже год судится из-за своих высказываний о Романаускасе-Ванагасе. Все началось с заседания городского совета, на котором обсуждалась установка мемориальной таблички в честь партизанского лидера. Титов нашел в интернете решение советского суда 1957 года, который приговорил Ванагаса к расстрелу.

"В решение суда содержалась информация, что только по подсчетам его подчиненных было убито 500 мирных жителей, а в том районе, где он командовал, было убито 8 тысяч мирных жителей, - рассказывает Титов Би-би-си. - Я не мог молчать, пришел на заседание комитета и задал вопрос: действительно ли вы считаете, что стоит увековечить этого деятеля?"

Депутат говорит, что "верит в информацию, которую видит" и хотел поднять вопрос для дальнейших проверок. После публичных высказываний против Титова завели уголовное дело по трем статьям, включая оскорбление памяти партизанского лидера.

Титова обязали выплатить штраф в размере 12 тысяч евро, однако он собирается обжаловать решение в Европейском суде по правам человека.

В 2015 году в деле Василяускас против Литвы ЕСПЧ девятью голосами против восьми признал, что действия бывшего оперативника госбезопасности СССР Витаутаса Василяускаса против партизан нельзя считать геноцидом.

Второе схожее дело в ЕСПЧ - Станиславас Дрелингас против Литвы в марте 2019 года - завершилось с обратным результатом. Бывший агент КГБ Дрелингас был осужден литовским судом в 2015 году за соучастие в геноциде.

Среди прочего суд признал, что Дрелингас участвовал в аресте Романаускаса-Ванагаса, и приговорил его к пяти годам тюрьмы (из-за преклонного возраста и слабого здоровья приговоренного срок ему сократили до пяти месяцев).

Дрелингас обратился в ЕСПЧ, однако суд не усмотрел в решении литовских судей нарушения прав бывшего сотрудника КГБ, согласившись с тем, что уничтожение партизан можно считать геноцидом.

"Литва гордится тысячами женщин и мужчин, которые участвовали в вооруженном антисоветском сопротивлении. Основным мотивом сопротивления было восстановление независимой и демократической Литовской республики", - говорилось в сообщении литовского посольства в США на фоне скандала с памятником Ванагасу в Чикаго.

"Ориентация литовских борцов за свободу на западные ценности отражена в декларации независимости 1949 года, подписанной командирами, среди которых был Романаускас-Ванагас", - сообщало посольство.

Однако жители окрестностей Друскининкай не верят, что за всем насилием, которому они были свидетелями, стояла идея независимости. "Надо было снимать [показания] 25 лет назад, пока люди были живы", - говорит пани Онуте, прибираясь на могилах убитых родственников.

В Литве приземлились современнейшие истребители США F-35 (22)

В понедельник в Литву впервые прибыли современнейшие...

Иной отдых в Паланге: приглашает читальня-резиденция (3)

На дворе середина лета, туристы и отдыхающие активно...

Официальные цены за роды в Литве и рассказы рожениц: это не взятка, а чаевые (5)

Похоже, что "конверты" быстро уходят из Литвы , особенно...

Летом полиция в Литве не отдыхает: какие ждут рейды (5)

Литовская служба дорожной полиции (ЛСДП) этим летом...

TOP новостей

Сквернялис обещает налоги на недвижимость и неэкологичные автомобили (131)

Избежать новых налогов и повышения их прогрессивности...

Абромавичус: У Зеленского нет обязательств перед олигархами Станет ли литовец премьером Украины? (25)

Глава Наблюдательного совета Укроборонпрома Айварас...