Главная задача инвестора – найти самые интересные проекты и договориться об оптимальных условиях входа. Где физически находятся эти стартапы, вопрос второстепенный. Я много вкладываю в американские компании, не открывая там отдельного юридического лица. Но в Европе есть свои особенности: надо присутствовать не только финансово, но и юридически. Тогда заключить сделку будет проще. Свою компанию для работы в ЕС я решил открыть в Литве.
© DELFI / Valdas Kopūstas

Чтобы инвестировать за рубежом, важно преодолеть два барьера: культурный и психологический. В каждой стране существуют свои социокультурные особенности, которые отражаются на специфике рынка. Тот или иной сектор на рынке другой страны может сильно отличаться от знакомого инвестору сектора в России. Также следует помнить, что во многих странах Западной Европы до сих пор присутствует настороженное отношение к России и российским инвесторам. К счастью для меня, многие европейские стартапы уже поняли, что иностранный бизнес-ангел, готовый дать деньги в проект, гораздо выгоднее и полезнее, чем местный партнер, но не готовый инвестировать.

Со следующего года мы будем европейской инвестиционной фирмой со штаб-квартирой в Вильнюсе. Стартапы, которые мы планируем финансировать, не интересуют наши российские корни.

Почему Прибалтика?

На европейском рынке для частного инвестора больше возможностей выхода из компаний. Здесь гораздо лучше развит корпоративный венчур и фонды поздней стадии. Если у тебя в портфеле есть хороший проект, который привлек транш от европейского игрока, то проблем с привлечением следующих раундов не возникнет. Вместе с нами в новый литовский акселератор поедут несколько портфельных компаний из тех, кто готов попробовать себя на глобальном рынке. Для них работа в Литве не просто шанс показать себя зарубежным инвесторам, но и способ серьезно снизить издержки. Налоговое бремя в Прибалтике существенно ниже, чем в России или в странах Южной Европы. Также в Литве неплохой выбор веб-разработчиков, чьи зарплаты в два раза ниже, чем просят их российские коллеги. Мобильного разработчика в Москве можно нанять за 120–180 тысяч рублей, а в Вильнюсе – за 65–100 тысяч рублей.

Проблемы с получением виз и регистрацией бизнеса на месте помогает решить специальное агентство – Invest Lithuania. Ее задача – экспертная поддержка переезжающих инвесторов и компаний. Специальных льгот и субсидий ни для бизнес-ангелов, ни для стартапов-иммигрантов в Литве пока не предусмотрено, но во многих странах Европы: во Франции, Италии, Ирландии – они уже есть. Мы не ограничиваем свои стартапы, теоретически они могут переехать в любую страну.

Почему я решил открыть акселератор именно в Прибалтике?

Во-первых, как уже говорилось, здесь много хороших программистов; во-вторых, половина населения все еще хорошо говорит по-русски и в-третьих, от Вильнюса до Москвы и Санкт-Петербурга всего полтора часа на самолете. Глобализация бизнес-ангелов и перспективы России Для меня Европа – это только первый шаг. До конца 2015 года я планирую открыть свои площадки в Сингапуре и Гонконге, а в самом начале 2016-го – еще и в Бразилии. И в этом движении к глобализации я не одинок: многие бизнес-ангелы, сделавшие первые шаги в России, все активнее обращают свое внимание на другие регионы.

Чтобы государственным институтам развития удержать в России и компании, и частных инвесторов, им необходимо внедрять серьезные инструменты поддержки. Например, увеличить финансовое плечо с 2Х до 10Х. С учетом высокой стоимости жизни в крупных городах России и больших налогов стартапу нужно больше денег, чтобы дожить до следующего раунда. Если бы на каждые $50 тысяч инвестора государство соинвестировало в проект $500 тысяч, бизнес-ангелы были бы больше заинтересованы в инвестициях в России, а стартапы получали бы дополнительные возможности для развития. Стимулировать надо и рынок выходов.

Если бизнес-ангелам приходится упаковывать свои проекты и вывозить их за рубеж, значит, найти покупателя внутри России им не удалось. Отдельная проблема в России – привлечение иностранных инвесторов. В некоторые свои портфельные компании я пытался привлечь следующие раунды инвестиций от зарубежных инвесторов. Столкнулся с тем, что мало кто готов вкладывать в российские компании. Для них Россия – это серая зона, они плохо понимают механику входа в местные стартапы и еще меньше – варианты выходов. Иностранцы не всегда осознают, что в России действует свое право, а не английское, они не понимают наши законы и правила. Их основное требование – переведите компанию и всю интеллектуальную собственность в понятную юрисдикцию. Открытие своей площадки в Вильнюсе – в том числе шанс для наших портфельных компаний поднять зарубежные инвестиции. Есть некоторые проблемы и у самих российских стартапов. Они на предпосевной и посевной стадиях себя очень сильно переоценивают. Похожие команды в Европе стоят в 2–3 раза меньше. Российским стартапам надо начинать оценивать себя более трезво, иначе инвесторы пойдут искать похожие проекты за границей

Slon.ru

Мистические цены на сливочное масло: почему дорожает, если дешевеет? (10)

В третьем квартале этого года, по сравнению со вторым,...

Суд ЕС: регулирование цен на молоко в Литве законное (3)

Утвержденный в Литве порядок скупки цельного молока,...

На магистрали Вильнюс-Каунас грядут перемены: разрешат скорость до 130 км/ч (14)

До весны 2021 года вся магистраль Вильнюс - Каунас будет...

Источники: испанский Elecnor электрифицирует железную дорогу до Клайпеды (3)

По данным BNS, тендер на подряд по электрификации...

TOP новостей

Продолжается давление на людей, арендующих жилье: надо считать, что выгоднее (25)

Жителей Литвы , которые инвестировали в недвижимость, в...

Президент допускает учреждение государственного банка в Литве (7)

Президент Литвы говорит, что ситуация на банковском...

"Путинизм плюс макронизм": новая формула миропонимания на российском форуме (70)

В Литве прошел очередной, уже восьмой Форум свободной...

На 81 году ушел из жизни самый старый отец в Европе Антоновас (12)

14 ноября утром ушел из жизни Видас Антоновас . Эту...