Правительство Литвы заговорило о борьбе с ценами и торговыми сетями, однако выяснилось, что эта борьба будет нелегкой. Недостаточно изменить несколько актов к законам. Участники рынка заметили, что у торговцев в арсенале есть немало хитростей, гораздо больше, чем ограничений и запретов, которые разрабатывают чиновники.
„Lidl“ parduotuvė Karoliniškėse
© Organizatorių nuotr.

Поставщики товаров говорят, что даже борьба между сетями ведется за счет поставщиков, как и различные акции. Кроме того, фермер или производитель никогда не знает, в каком звене поставки потеряет деньги. Например, им могут просто не вернуть часть поддонов и это будет законно, поскольку оговаривается в соглашении.

"Самый большой вред ТЦ, наносимый нашей стране, не в том, что магазины построили в центре городов, а в том, что они посеяли страх. Даже мне предприниматели не все рассказывают, с чем приходится сталкиваться, не показывают соглашения. Побудить предпринимателей к созданию кооперативов практически невозможно", – сказала председатель Литовского совета малого и среднего бизнеса Даля Матукене.

Один из примеров давления, с которым столкнулись поставщики, был тогда, когда в Литву пришел Lidl.

"Стратегия Lidl в Литве - это низкие цены. У местных ТЦ уже были свои партнеры фермеры, тем более, что в Литве немного таких овощеводов, которые отвечают требованиям торговых сетей. Не секрет, что в магазины поставляют лучшую литовскую продукцию, поскольку торговцы работают с самыми крупными и надежными хозяйствами", – сказала директор Литовской ассоциации овощеводов Зофия Циронкене.

По ее словам, сеть Lidl предложила фермерам хорошие цены, поскольку хотела их привлечь. При этом потребители получали продукцию по самым низким ценам. Это было решением конкретной сети, они организовывали акции за свой счет.

"Я ничего о таких случаях не знаю и не могу комментировать, поскольку ассоциация никаких жалоб не получала", – сказал Лауринас Вилимас и заверил, что каждый торговец ведет переговоры с поставщиками по отдельности. Тем более, что данные соглашений конфиденциальные, ими никто не делится. Вилимас заметил, что переговоры проходят постоянно, цены не устанавливают на год.

"Производители и поставщики предлагают торговцам повышать ли понижать цены, поскольку следят за ситуацией на рынке. Если одна сторона не согласна, поставки могут прекратиться. Торговцам это невыгодно. Расходы торговцев, независимо от стоимости товара остаются похожими. У сетей есть магазины, работники, центры логистики. Их расходы одинаковые и не зависят от того, благоприятный год или нет", – сказал Вилимаси заметил, что тут важна не наценка, а заработок на единице товара.

Скажем, если на продаже картофеля зарабатывает 10 евроцентов, то неважно по какой цене картофель привезет фермер - по 8 или по 20 евроцентов. Поэтому если продукция дешевеет, доля торговца меняется. Вилимас сказал, что в борьбе правительства с ценами самой большой проблемой будет, если стороны лишаться возможности свободных переговоров.

Но главы небольших компаний говорят, что свободой такие переговоры зачастую и не пахнут, поэтому регулирование со стороны государства может пойти во благо.

"Наша годовая прибыльность, речь идет о небольших переработчиках мяса, составляет 3%. Когда мы продавали товары торговым сетям, их наценки были намного выше. Правительство могло бы установить, чтобы наценки на некоторые товары не были выше 10–15%. Тогда можно просто проверить, выполняют ли норматив. Если государство хочет этим заняться, нужны простые и ясные решения. Сейчас их заработок намного выше, чем у производителей", – сказал Пятрас Ряуба, глава ЗАО Riamona.

В его компании работают больше 50 человек. Сейчас компания продает продукцию через специализированные магазины. Напрямую с крупными сетями она не работает.

По словам Матукене, другая большая проблема, которой боятся поставщики – им приходится забирать непроданную продукцию. Сколько и как продадут – зависит от сети.

"С сетями надо говорить. Если предложение им по душе, они его принимают, но за все надо платить. Например, мы возили товары в 100 магазинов. Плата была 1,2% от оборота. Мы просили расширить число магазинов до 200. Сеть согласилась, но плата составила уже 3,2%. Окупиться ли это, я не знаю", - сказал один предприниматель, не пожелавший назвать свою фамилию. По его словам, для сети главное - оборот.

Никакой игры нет. Если товар пользуется спросом, можно вести переговоры, торговаться. Если товар непросто продать, тогда однажды можешь услышать, что твой товар будут продавать не 200, а 50 магазинов.

Однако приход сети Lidl принес и вред литовским фермерам.
"Другие сети стали требовать от фермеров, чтобы они поставляли овощи по такой цене, чтобы конечная стоимость была как в магазинах Lidl. Сами торговцы не хотели делать это за свой счет. Тогда у сети Lidl было всего несколько магазинов, поэтому другие сети в надежде на то, что фермеры не будут рисковать своим местом в сети, стали требовать более низких чем в Lidl цен, чтобы торговцы могли продавать их по той же цене, что и в новой сети, не теряя при этом свой барыш. Не буду скрывать, фермерам было сложно устоять", – сказала Циронкене, хотя и заметила, что приход новой сети заставил торговые компании изменить отношение к литовским овощеводам.

Например, в этом году, когда не хватает качественных литовских овощей, уже не только Lidl организует акции за свой счет, не в ущерб себе, но и без наценок.

"Люди любят литовские овощи и платят за них больше, чем за привозные. Наценка на некоторые редкие овощи – брокколи, цветную капусту, салат, krapų, зеленый лук и другие овощи – иногда составляет и 200%. В случае с популярными овощами - морковкой, картошкой, луком, свеклой и капустой - ситуация иная. Тут достаточно двузначных чисел", – сказала Циронкене.

Она пояснила, как осуществляют поставки. У каждой сети есть свой центральный склад. Из него торговцы сами возят продукцию в магазины. Сами фермеры не возят продукцию в конкретные магазины. Поставщиков много, система налажена. Например, для подъезда к рампе установлено конкретное время. Опоздаешь - придется вернуться с продукцией и заплатить штраф.

ЗАО Riamona также сталкивалась с разными требованиями. Несколько лет назад компания выращивала и продавала кроликов. Их надо было доставить на центральный склад.

"Привезешь несколько кроликов и стоишь в очереди, чтобы сдать их. Надо участвовать в акциях, которые проводят за счет поставщиков. Мы поняли, что занимаем слишком небольшую часть рынка, чтобы работать с крупными сетями. Если бы продукции было бы больше, возможно и ситуация была бы иной. У нас нет резервов для акций и скидок", – сказал Ряуба.

Сейчас компания поставляет свою продукцию ресторанам, небольшим магазинам, экспортирует в Великобританию и Германию, где живут литовские эмигранты. Найти место на прилавках больших магазинов сложно и тяжело.

Но, пос словам фермера, даже в звене поставок торговые сети находят способ нажиться.

"Например, наши производители поставляют продукцию на поддонах многоразового использования, поскольку одноразовые стоят дорого, а одна из сетей, пользуясь договором, умудряется применять 30% коэффициент износа на такую тару и поддоны. Поэтому каждый раз около трети поддонов списывает как непригодные для дальнейшего использования. А потом компании едут к ним и выкупают свои поддоны", – рассказала Циронкене

Матукене называет существующие условия договоров каторжными. поставщика ставят в безвыходное положение, он не может защититься.

"Поддоны, как и любое оборудование, изнашиваются, это фиксируется в соглашениях. Мы должны разделять систему и отдельные случаи. Если такое поведение незаконное, его должны оценить соответствующие службы" – подчеркнул Вилимас и заметил, что ведомства в Литве наделены значительными полномочиями. Если начато расследование, они могут требовать предоставить договоры за много лет.

Циронкене отмечает, что ведомства в Литве расследуют только те нарушения, которые упоминаются в законе. А юристы торговцев быстро находят лазейки.

"Литовская ассоциация овощеводов всегда придерживалась мнения, что в 3 ст. закона о запрете нечестных действий торговых сетей не должно быть подпунктов, т.е. окончательного списка нарушений", – сказала Циронкене и заметила, что в борьбе правительства с торговыми сетями важно, чтобы не снизились цены, которые платят овощеводам, поскольку есть вероятность того, что сети захотят перекинуть убытки на поставщиков.

Матукене заметила, что есть другой выход – небольшие и средние компании просто-напросто не должны работать с торговыми сетями. Ассоциация создала план сокращения числа звеньев цепи поставки и услуг. Предприниматели в регионах могли бы объединяться и работать вместе.

"Нужно менять и закон о госзакупках, поскольку малые предприниматели не могут конкурировать даже в своих городах. Улицы убирают и детей в детских садах кормят компании, которые находятся в сотнях километров. Такого не должно быть", – сказала Матукене.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Урожай будет на треть меньше – подорожают ли овощи (10)

Из-за засухи урожай овощей в этом году будет на 30% меньше...

Немецкие банкиры призывают ЕЦБ отменить негативные проценты

Европейские кредитные институты находятся в...

TOP новостей

Самолет Пригожина покинул Литву, его починкой занималась компания Жемялиса (1)

12 октября из-за технических неполадок в Вильнюсском...

Британский эксперт объяснил, почему отравление Скрипалей - "последняя капля", но не последняя история "В Латгалию Путин не пойдет, а диверсии возможны" (174)

Петербургская интернет-газета "Фонтанка.ру" назвала...