Предприниматель Дайнюс Дундулис, который является владельцем торговой сети Norfa, в эфире передачи "Мнение публики" сказал, что избегает публичности, поскольку нередко она приводит к проверкам со стороны контролирующих ведомств. Он сказал, что все люди допускают ошибки, но самое главное - их признание.

С предпринимателем говорил журналист Яунюс Шпакаускас.

– Сегодня вас в Литве цитируют чаще других предпринимателей, но вы говорите, что 20 лет назад столько не говорили бы?

– 20 лет назад после этого намного быстрее пришли бы с проверками. Сейчас тоже приходят, но более цивилизованные, чем прежде. Сегодня немногие предприниматели говорят вслух, поскольку всегда находятся люди, недовольные чужим мнением. Предприниматели не хотят приключений. Я ничего не скрываю, поэтому могу говорить.

– Эти проверки - месть политиков?

– Не знаю, чья месть, поскольку в министерстве людей работает много, но когда я сказал, что система сбора мусора коррумпированная, в фейсбуке комментарий оставил тогдашний министр окружающей среды Литвы.

– Как вы реагировали на заявление Бируте Весайте о банкротстве сети Norfa?

– Принял как шутку. История такая - мы по какой-то причине закрывали магазин в Каунасе, в нем, возможно, и оказалась Весайте. Она увидела, что магазин закрывается и подумала, что, возможно, мы обанкротились, но я точно не могу сказать, почему она пришла к такому выводу.

– Ваш отец был активным политиком в Шяуляй. Не думаете ли вы идти в политику?

– Пока я этого не планирую, но не говорю, что никогда этого делать не буду. В жизни всякое бывает. Но если бы я участвовал в политике с Norfa и Rivona за спиной, я бы не мог принимать объективные решения. Нельзя сидеть на двух стульях, поэтому сегодня для меня главное - благосостояние компании.

– Вы известны своими непопулярными и смелыми решениями. Одно из них - отказ готовить годовой бюджет Norfа. Оправдало ли себя это решение?

– Оно себя оправдало, до сих пор нам этого делать не пришлось и мы этого не делаем. Но мы всегда анализируем данные прошлых лет, учимся на ошибках и стараемся их не повторять. Наша премиальная система, основанная на результате работников пока работает хорошо.

– Другое новшество - вы отказались от рекламы на телевидении. Оправдало ли себя это решение?

– Думаю, да, этот канал теряет свои позиции, а его отдача нас не удовлетворяет. Чтобы добраться до клиента через телевидение, мы должны отдать 1% оборота. Мы считаем, что лучше отдать эти деньги клиентам, чем на рекламу. Мы немало инвестируем в рекламу в интернете.

– Это ваше решение? Вы этим интересуетесь?

– Конечно, интересуюсь. Нам всегда кажется, что на месте другого человека я вел бы себя иначе, но мы не располагаем всей информацией, чтобы нормально оценить ситуацию. Чтобы принять решение, надо собрать максимум информации.

– Принимаете ли вы неверные решения?

– Бывает такое. Все мы допускаем ошибки, но главное их признать, когда меняются факты. Этого я желаю и политикам.

– В последнее время вы немало инвестировали в зарплаты работников, сокращали рабочее время, не работали в праздники. Почему?

– Зарплаты работников - не инвестиция, это расходы. Инвестиции дают прибыль. Правда, работники своей деятельностью могут создавать ВВП. Благодаря хорошей зарплате, мы помогаем директору магазина набрать хороших работников.

– Сеть Norfа невозможно себе представить без Rivonа. Почему вы решили сами заняться производством продуктов питания, несмотря на то, что небольшие сети отказались от этого?

– Надо признать, что у крупных сетей позиция во время переговоров более прочная. Бывает, что поставщики продают свою продукцию крупным сетям по более низкой цене, а на нас хотят заработать. Поэтому наша продукция позволяет удерживать позиции при переговорах. Это позволяет нам получать подходящие продукты по подходящей цене.

– Недавно в СМИ прошел слух, что вы готовы продать Norfa. Это так?

– Я сказал, что если бы за нее предложили приемлемую цену, то я подумал бы над таким вариантом. Но могу заверить, что сейчас таких дискуссий нет.

– Ваш бизнес оценили в 252 млн. евро. Считаете ли вы деньги?

– Деньги компании я считаю, поскольку это инструмент для достижения целей. Но я не пытался оценивать мою компании, поэтому не могу сказать, верные ли это данные. Я думаю, это показатель, что работаем мы неплохо. У меня у самого нет денег, все это средства труда, инструменты и т.д. Мы следим за финансами компаний, смотрим, сколько можем инвестировать. Но главное в этом бизнесе - создание продукта. Сначала надо думать о продукте, потом о деньгах.

– Чувствуете ли вы себя в безопасности, занимаясь бизнесом в Литве?

– Мне хорошо известны те схемы, которые помогают заплатить меньше налогов, но для меня главное, чтобы деньги остались в компании и могли помочь нам сделать необходимое.

Выручка Lietuvos oro uostai в этом году выросла до 37 млн евро

В январе-сентябре этого года выручка находящегося в...

Миссия МВФ начинает свою работу в Литве (8)

Миссия Международного валютного фонда ( МВФ ) в пятницу...

В Клайпеду прибыл новый крупный груз СПГ из Норвегии (4)

В пятницу в Клайпеду прибыла новая крупная партия...

Мистические цены на сливочное масло: почему дорожает, если дешевеет? (20)

В третьем квартале этого года, по сравнению со вторым,...

TOP новостей

"Проект века": проблем с парковкой возле клиник Каунаса больше не будет (13)

Найти место рядом с клиниками Каунаса в час-пик -...

В Литве работает приносящий миллионы "бизнес": люди верят, что разбогатеют (32)

Киберпространство - отличная среда для преступников,...

Необычно теплый ноябрь еще удивит: долгосрочные прогнозы на этот месяц (1)

Оставшиеся недели ноября будут радовать необычно...

СМИ: предлагается прекратить финансирование частных школ (41)

Предлагается сократить государственное...

Члены Сейма уже израсходовали 85% средств на командировки в этом году (7)

В этом году членам Сейма и сопровождающим их лицам на...