aA
Вряд ли от того, что где-то подписана какая-то бумага, можно говорить о том, что проект продвигается, говорит в интервью charter97.org сопредседатель российской экологической организации «Экозащита!» Владимир Сливяк о проекте Белорусской атомной станции. Строительство, по его словам, зависит от финансирования со стороны России, экономическая ситуация в которой далеко не оптимистичная.
Astravo atominės elektrinės statybų aikštelė (A.Ožarovskij nuotr.)
Astravo atominės elektrinės statybų aikštelė (A.Ožarovskij nuotr.)

«Если следующие несколько лет в Беларусь вообще не будут перечислять деньги на этот проект – в этом не будет ничего удивительного», - уверен он. По его словам, к обозначенному правительством Беларуси сроку БелАЭС не заработает: «А вот когда она заработает или заработает ли вообще – вопрос открытый».

- Беларусь ратифицировала протокол о сроках ввода в эксплуатацию энергоблоков БелАЭС. Можно ли говорить о том, что проект продвигается?

- Вряд ли от того, что где-то подписана какая-то бумага, проект будет продвигаться быстрее или медленнее. Это чисто технические документы, которые зачем-то нужны правительству Беларуси, но которые не оказывают никакого влияния на положение дел на стройке. А положение дел таково, что строительство зависит от финансирования, которое в свою очередь зависит от экономической ситуации в России. И эта ситуация не самая оптимистичная, мягко говоря.

- СМИ сообщали о том, что строители БелАЭС жалуются на финансовые проблемы. Как по вашим оценкам обстоит дело с финансированием этого проекта, несмотря на данные, что по проекту освоено около 15% финансирования?

- Освоены деньги, которые пришли из России. Напомню, что российское правительство решило практически полностью профинансировать эту сделку государственным кредитом на 10 млрд долларов. Однако тяжелая экономическая ситуация в России, которая частично вызвана масштабными санкциями ЕС и США, оказывает влияние не только на этот проект, но и на многие другие планы.

В России уже сейчас сильно урезаются государственные расходы. В первую очередь, конечно же, доступные средства будут тратить на внутренние цели, а проекты в других странах будут финансировать по остаточному принципу. Очень вероятно, что дальше финансовые проблемы будут только углубляться. И если в следующие несколько лет в Беларусь вообще не будут перечислять деньги на этот проект – в этом не будет ничего удивительного.

- Что собой представляет БелАЭС с точки зрения экологов и оказали ли какое-либо воздействие на планы белорусских властей попытки, скажем, Литвы добиться большей прозрачности этого проекта?

- Проект по-прежнему в большой степени не прозрачен. Ясно только что задуман для того, чтобы уменьшить потребление российского газа и заменить его атомной энергией, для этого нужен один реактор. Ну, а второй нужен для того, чтобы продавать энергию другим странам.

Учитывая, что соседние страны настроены по этому вопросу довольно скептически – маловероятно, что оба реактора действительно построят. Реалистично предположить, что построят лишь один и только в том случае, если экономические проблемы в России удастся преодолеть сравнительно быстро. Если же экономический кризис затянется, а с ним затянется и сооружение реактора – будущее всего проекта под большим вопросом.

Vladimiras Slyviakas
Vladimiras Slyviakas
© DELFI / Šarūnas Mažeika

В перспективе 3-5 лет «Росатом» начнет выводить из эксплуатации старые реакторы, на что потребуются значительные средства. Нужно понимать, что вывод из эксплуатации даже одного реактора – это десятилетия больших затрат в то время, как никакой электроэнергии не производится и, соответственно, никакой прибыли от реактора уже нет. Даже если Россия относительно быстро выйдет из кризиса и появятся свободные деньги, их скорее направят на эти цели, а не на строительство реактора в Беларуси. Конечно, если цена нефти вдруг взлетит до 200 долларов за баррель, то ситуация радикально изменится, но пока предпосылок к этому не видно. Периоды дешевой нефти в прошлом бывали весьма затяжными.

- Можно ли рассчитывать на успешное завершение этого строительства по заявленным срокам и какие риски несет эта станция для региона?

- Даже если все будет складываться удачно для «Росатома», маловероятно, что реакторы построят в объявленные сроки. В максимально благоприятных условиях, когда было достаточно денег и никаких экономических проблем еще не было, все проекты новых АЭС в России задерживались как минимум на пару лет или дольше. Так что рассчитывать на своевременный ввод в эксплуатацию новых реакторов не стоит.

Экономически, главный риск в том, что с большой долей вероятности строительство если не остановится совсем, то затянется на несколько лет, что вызовет значительное увеличение стоимости всего объекта. Нужно сказать, что существуют обоснованные сомнения в том, что объявленная «Росатомом» цена в $5 млрд за реактор реалистична. Независимый подсчет затрат в Финляндии, где планируется строить точно такой же реактор, показал, что его стоимость как минимум в полтора раза выше. Так как детали сделки закрыты, не ясно, кто будет оплачивать эту разницу.

Чернобыль и Фукусима продемонстрировали, что крупная авария на атомной станции по-прежнему возможна. Последние оценки японской аварии показывают, что убытки там могут достигнуть $500 млрд и, возможно, еще вырастут. И хотя «Росатом» утверждает, что этот тип реактора более совершенный, вероятность ядерной аварии на нем есть также, как и на любой другой АЭС.

Но даже если аварии не случится, любая АЭС производит ядерные отходы. В зависимости от типа этих отходов, их нужно будет хранить, следить за безопасностью, от 300 лет до миллиона лет в случае с отработанным топливом. И даже если топливо вывезут в Россию на переработку, другие виды отходов ввозить в Россию запрещено, так что хранилища будут на территории Беларуси и платить за их содержание придется многим поколениям белорусов. Более того, когда использованное топливо вывозят в Россию на переработку, отходы этого процесса должны возвращаться обратно. И среди отходов переработки есть и такие, которые будут опасны многие тысячи лет. К сожалению, когда строят атомные реакторы как правило «забывают» включить расходы на обращение с радиоактивными отходами в цену электроэнергии. Если бы атомной промышленности не была свойственна такая «забывчивость», то цена атомной энергии была бы настолько велика, что не могла бы сравниться ни с одним другим источником энергии.

- Как сказывается ситуация на Украине на реализации данного проекта? Сроки сдвинуты на год, о чем это говорит?

- Ситуация на Украине привела к обширным санкциям против российской экономики. Вследствие этого у России возникли экономические проблемы, которые и привели к задержке финансирования проекта. Сдвиг в сроках на год – нереалистичная оценка, очень оптимистическая оценка. Такой годовой сдвиг был бы в любом случае, даже без каких-либо экономических проблем в России. Более реалистичная оценка – задержка на 3-5 лет, если проекту вообще суждено быть реализованным. Сложно предсказать более или менее точно, что произойдет с этим проектом, так как существует много неизвестных – как долго сохранятся экономические санкции против России, что будет с ценами на нефть и когда российская экономика выйдет из кризиса, куда «Росатом» предпочтет направить доступные средства, если ему придется выбирать между различными проектами. Понятно, что к обозначенному правительством сроку АЭС в Беларуси работать не будет. А вот когда она заработает или заработает ли вообще – вопрос открытый.

Хартия'97
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

Уверенные в своих правах пешеходы гибнут под колесами автомобилей

Пешеходы знают, что водители обязаны уступать им...

Литву посетит представитель Макрона по диалогу с Россией (1)

В феврале в Литву для консультаций прибудет...

Последние попытки возвращения зимы: сильный ветер принесет осадки

В пятницу днем, начиная с западных районов, над Литвой...

|Maža didelių žinių kaina