"Мы воспринимаем прибалтийские страны – Литву, Латвию, Эстонию – как домашний рынок", – рассказал в интервью DELFI главный акционер банка Snoras Владимир Антонов. Он согласен с премьером Андрюсом Кубилюсом, что экономика Литвы оживает, отмечает, что в банковском секторе конкуренция в Литве очень жесткая, а предположения об амбициях банкира влиять на литовскую политику называет "полным бредом".
Vladimiras Antonovas
© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

- Ваш банк не скрывает амбиций стать третьим по величине игроком на литовском рынке? Это так?

- Это наши амбиции и желание, но это не просто сложно, а очень сложно. Опыт, деньги шведских коллег, «мамы» их международных банковских групп по сравнению с нами просто монстры. Безусловно, на локальном рынке мы хотим представлять собой значимый финансовый институт, но держать третью позицию по капиталу, соревнуясь с крупными международными финансовыми группами, нам сложно.

- Буквально на днях Вы сказали, что в Швеции менее рискованный рынок по сравнению с Россией и странами Балтии.

- Безусловно. Если мы возьмем оценки рейтинговых агентств, проанализируем их выводы на тему того, как выглядит Швеция против России, все станет ясно.

- Тем не менее, раз Вы упомянули и страны Балтии в своем высказывании, уровень активности в них Вы снижать не собираетесь?

- Нет. Мы воспринимаем прибалтийские страны – Литву, Латвию, Эстонию – как домашний рынок.

- Snoras не раз был оштрафован Центральным банком Литвы. В последний раз он строго оценил недостатки деятельности банка. Можно вспомнить и интерес Службы по расследованию финансовых преступлений. Вопрос репутации Вас волнует?

- Я вижу проблему в освещении всех этих моментов вашими коллегами, которые часто руководствуются принципом «услышал звон, но не знаю где он», то есть факты отсутствуют. Мы с Раймундасом Баранаускасом владеем этим банком и не только этим на совершенно легальных основаниях. На основании разрешения, выданного Центральным банком Литвы и соответствующих структур других стран, которые проводят тесты (Fit and Proper Test, напр.) на профессиональную, репутационную пригодность и происхождение средств. Раз мы получили эти одобрения, в том числе в отдаленных странах, то вот и ответ на ваш вопрос. У этих органов есть обязанность проверять, поэтому если им что-то непонятно, они это делают. Более того, наш банк всегда занимал открытую позицию по отношению к ним.

Что касается отмывания денег и причастности к организованной преступности, то давайте изучим факты. На нашем сайте лежит два отчета – один заказывало шведское правительство, другой заказывали мы. Это тяжелое чтиво, но оба агентства сделали соответствующие выводы. А то, что пишет средней паршивости сайт в России... Это не секрет, что такие публикации стоят $5000. Если мы будем делать выводы исходя из таких публикаций, я с этим поделать ничего не могу.

Что касается штрафов, то банки периодически штрафуют. Конечно, у нас есть недостатки в работе – не ошибается тот, кто не работает. В этом году штрафов мы не получали. И в том году, кажется, не получали.

- Все это влияет на Вашу репутацию...

- Любая статья в газете, к сожалению, наносит ущерб репутации. Если человек делает выводы, что вы – вор, а это не так, то оправдываться приходится вам, а не ему доказывать, что это не так. То, что вас (СМИ – DELFI) используют нечистоплотные конкуренты, ни для кого не секрет. Репутационный ущерб для попыток честно купить компанию Saab – ужасный. Тем не менее, нам удалось с ним справиться.

- Как Вы в общем оцениваете финансовую ситуацию в Литве, в банковском секторе? Премьер Андрюс Кубилюс не устает повторять, что Литва выбралась из кризиса, и началось оживление экономики.

- Внутри Литвы, Латвии, Эстонии в банковском секторе конкуренция очень жесткая. Если говорить об общей ситуации, то она будет улучшаться, а конкуренция будет жестче. Со словами премьера я полностью согласен. Маленькая страна и маленькая система быстро падает и быстро растет.

- Насколько Вы вообще интересуетесь тем, что происходит в Литве? Вы вложили здесь не только в банковский сектор, но и косвенно в СМИ, которые влияют на общественную жизнь.

- Я в Литве бываю достаточно часто, у меня есть вид на жительство последние несколько лет. О Lietuvos rytas я могу сказать следующее: мы просто купили акции. Никто не может сказать, чтобы кто-нибудь из нас пытался влиять на редакционную работу или журналистов. Банк только четко и внимательно отслеживает кэш-поток и состояние компании. Lietuvos rytas мы воспринимаем только как инвестицию. Мы вложили в него деньги, и сделали это дешево. Даже на сегодняшний день мы уже выиграем, если захотим его продать.

То, что рынок чувствительно воспринимает то, что у меня или Р.Баранаускаса может быть некая амбиция влиять на политику – полный бред. Мы зарабатываем деньги и не более. Политических амбиций у меня точно нет.

- У Вас чуть более 30% акций Lietuvos rytas. Есть неподтвержденная информация о существовании некоего пункта в договоре, согласно которому это СМИ, при безубыточном функционировании может полностью перейти к Вам.

- Это неправда. Больше, чем владеть этим пакетом мы не можем и не собираемся.

- Недавно Вы продали принадлежавшие Вам акции «Инвестбанка» в России, что вызвало предположения о Вашем уходе из России и российского бизнеса. Это так?

- Это не совсем соответствует действительности. В России функционируют ЗАО Finasta по услугам на рынке ценных бумаг и Finasta Direct Investment, которая занимается прямыми инвестициями. То, что мы решили сконцентрироваться в России на предоставлении инвестиционных банковских услуг – очевидно. Мы как банк не можем конкурировать с госбанками, это нереально, а также с иностранными банками, которые вошли в другие группы. Мы считаем, что как банк мы там начнем терять позиции. Россия для нас слишком большой рынок, мы слишком маломощная компания, чтобы быть в России значимой единицей.

Поэтому продажа акций «Инвестбанка» совсем не означает, что мы ушли из России. У нас была нормальная коммерческая сделка, инвесторы заплатили за это существенную сумму, и отказываться от нее было бы неправильно.

Что касается российского банковского рынка, то если бы у меня было миллиарда два свободных долларов, я бы рискнул в него залезть.

- То есть Ваши действия не продиктованы судьбой некоторых крупных российских бизнесменов или политикой российских властей в сфере бизнеса?

- Со стороны властей мы никогда не испытываем давления. У меня нет оснований говорить, что кто-то в России нас ущемил. Мы как бизнес-единица считаем, что лучше быть большой рыбой в маленьком пруду, чем маленькой в большом. Поэтому нам комфортнее там, где объем меньше.

- Converse group сообщала о намерении привлекать в Россию инвестиции. Каковы направления инвестиций?

- Наше подразделение Finasta Direct Investements будет этим заниматься. Направления – всевозможные. Это фонд прямых инвестиций. Таким бизнесом мы будем заниматься и дальше.

- Куда конкретнее Вы будете вкладывать деньги?

- Так или иначе, наша компания связана с автопромом, в этой связи мы обсуждаем возможности развиваться: в контексте нашей дружбы с Saab, развития дилерской сети в России, возможно, в будущем это будет развитие производства, комплектующих, создание суббренда для России и т.д. Это долгая перспектива.

- Литовские банки подверглись довольно суровой критике в связи с кредитной политикой до наступления кризиса. Как Вы смотрите на это, на Вашем банке как это отразилось?

Vladimiras Antonovas
Vladimiras Antonovas
© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

- Это вопрос экономический. Всегда во всем винят банки. Но в ситуации виноваты не литовские банки. У иностранных банков была задача размещать свободную ликвидность, которая спускалась из Швеции, Норвегии, Германии. Естественно бурный рост был топливом для рынка. Потом случился кризис, и встали не литовские банки, а «мамы». Сейчас они сделали внутри себя реструктуризацию и начинают оживать. Конечно, определенные ошибки допустили все, в кризис попали все, в том числе и мы. Правда, нас он затронул меньше, потому что у нас не было дешевого фондирования и дешевую ипотеку мы выдавать не могли. Наш портфель в основном коммерческий, большого ипотечного портфеля у нас нет.

- Всемирный банк считает, что экономическое будущее принадлежит не Западу, а Востоку. Как Вы полагаете?

- Я бы не стал планировать таким образом. Есть много очень разных «но». Никто не знал, что будет авария на «Фукусиме», война в Ливии и арабские революции. Думаю, что опыт и запас, накопленный Западом, гораздо больше. Все равно монетарную политику мира диктуют США и будут продолжать это делать. Ситуация будет меняться, но на нашем с Вами веку вряд ли.

- Журнал Fortune сообщил, что никогда не было такого числа миллиардеров, как в период кризиса. Лично на Вас как сказался кризис?

- В итоге – мы в плюсе, но упражнение было тяжелым. Больше не хочется. Компания стала больше. Поскольку она отчасти принадлежит и мне, то, наверное, да (я стал богаче). В Израиле говорят очень умную вещь: только кэш. Актив сегодня стоит много, а завтра имеет отрицательную стоимость. Таких примеров после 2008 года было много.

Мы никогда не считали чужие деньги, а старались строить бизнес правильным и понятным для нас способом. То, что мы купили достаточно много дистресс-активов – это факт. То, что они сегодня стоят дороже – тоже факт. То, что их стоимость будет расти и в будущем, если ситуация на рынке будет такой же, факт. Так что, в общем, наверное, мы выиграли, но могли проиграть.

- Ваш первый банк Вы приобрели в 24 года. Откуда у молодого человека такие деньги?

- В 1999 году банк в России стоил $100 000-200 000. В 1998 году я работал в среднем российском банке. Мы приняли решение продать облигации и вышли в кэш, купили валюту и переставили ее. Поэтому кризис (в России – DELFI) мы встретили в шикарном состоянии. Дальше только ленивый не зарабатывал деньги. Надо отдать должное моему работодателю, который достаточно щедро отблагодарил. Банк в то время был самым дешевым приобретением, которое можно было купить.

- Т.е. тогда для этого было удачное время. Сейчас такое возможно?

Vladimiras Antonovas
Vladimiras Antonovas
© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

- Кризис был локальным для России. Сейчас вообще все изменилось, а кризиса не может быть «такого же», «copypaste» невозможен. В России больше нет таких возможностей, как в 1998 году, и не будет. Сейчас в России абсолютно другая экономика, она по-другому регулируется, по-иному устроена, другое законодательство. В любом случае, это одна из самых мощных экономик. Сегодня ничего дешево купить нельзя.

Что касается банков, то продавцов больше, чем покупателей. Банковский сектор от кризиса пострадал очень сильно. Сегодня это не модная инвестиция, и все наконец-то поняли, что такое банковский бизнес. Как бизнес он не очень эффективен, он сродни машиностроению – тяжелый, неэффективный, низкодоходный.

- Время от времени появляются сообщения о Ваших планах приобрести один из футбольных клубов в Британии…

- Я это не комментирую вообще, думаю, понимаете почему. Скоро все будет. (В начале года пресса сообщила, что возглавляемая Антоновым компания Convers Sport Initiative начала переговоры по покупке английского клуба "Портсмут", — DELFI).

Справка:

В состав группы Convers Group, принадлежащей Владимиру Антонову и его отцу Александру Антонову, входят Bankas Snoras, Finasta, Latvijas Krājbanka, панамский Banco Trasatlantico и украинский Конверсбанк. С 2003 года Владимир Антонов стал понемногу перекидывать банковский бизнес в страны Балтии: сначала купил Snoras, а в 2005-м — Latvijas Krājbanka. В марте 2011 года стало известно, что Владимир Антонов продал контрольный пакет российского Инвестбанка.

Отказавшись от последнего российского банковского актива, Антонов будет привлекать зарубежные инвестиции в Россию с помощью принадлежащей ему Convers Group. Согласно данным рейтинга богатейших россиян, опубликованного журналом "Финанс" в 2011 году, состояние Владимира Антонова оценивалось в 380 млн. долларов, в рейтинге он занимал 267 место.

Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

У бывших работников Barclays появилось новое место работы: открыт офис HCL Technologies (2)

В среду в Вильнюсе был открыт офис компании HCL Technologies ,...

Инцидент на Achema: работникам велели закрыть окна и не выходить на улицу (16)

Компания Achema 11 декабря, в 10.55 ч., по техническим...

Лесной фонд INVL продал 4 тыс. гектаров леса (3)

Фонд компании управления имуществом INVL Asset Management...

LG Cargo за три года перевезет 30 млн тонн грузов Achemos grupe (1)

Дочерняя компания литовской группы железнодорожных...

Litgrid: электроэнергия в странах Балтии за неделю подешевела на 10% (1)

Средняя цена на электроэнергию на прошлой неделе во...

TOP новостей

Президент Литвы: не надо больше обманывать себя в вопросе России (537)

По словам президента Литвы Гитанаса Науседы , нельзя...

Генеральный прокурор подал в суд на Литовское государство (36)

Генеральный прокурор Эвалдас Пашилис подал в суд на...

Профессор Ландсбергис: у России были хорошие возможности, но она их лишилась (117)

Первый фактический глава независимой Литвы Витаутас...