Архитектор и актер, литератор, режиссер, а также живописец – это можно смело утверждать после того, как в Доме национальных общин в Вильнюсе (ул. Раугиклос 25) открылась выставка «Жверинас Старого Вильнюса в живописи Аркадия Кандуралова 1883–1973».
Семья Аркадия Кондуралова
© Organizatorių archyvas

На выставке можно увидеть неузнаваемо изменившиеся улицы Латвю и Селю, церковь Святой Екатерины в совершенно сельском ландшафте, среди деревьев и до нынешних асфальтированных дорог, другие идиллические уголки. Есть на выставке и портреты, натюрморты, редкие жанровые сцены.

Выставка интересна, тем более, что публика получила возможность увидеть картины ученика известного художника Константина Коровина впервые: полотна большей частью хранились у сына, в мир иной ушедшего в прошлом году, а Григорию Кондуралову они были столь дороги, что он ни за что не хотел показывать картины чужому взгляду, быть может, давая повод критике и пересудам. А внуки все же решились выставить картины деды – и в память об отце.

Читатель, верно, уже заметил: отец Кандуралов, сын – Кондуралов, так «а» или «о»? Читатель удивится, но и так, и так: на выставке можно увидеть и диплом о присвоении звания архитектора, выданный в 1915 году Московским училищем живописи, ваяния и зодчества Аршаку Артемьевичу Кандуралову, и акт предоставления польского гражданства Аркадию-Аршаку Кондуралову, выписанный властями Виленского воеводства в 1928 году. Как уроженец Тифлиса Аршак Арутюнович, женатый на москвичке Евдокии Ефремовне, стал Аркадием Артемьевичем, понятно – чтобы не смущать окружающих непривычными армянскими именами. А в Вильнюс, тогдашний Вильно, Кандураловы попали в 1920 году, после революции и гражданской войны, когда за пределами России оказались миллионы русских. Да, русских: архитектор Кандуралова вырос в русской культуре и в межвоенные годы стал яркой фигурой русской культурной и общественной жизни Вильно.

Аркадий Кондуралов получил должность архитектора в виленском магистрате и под началом главного архитектора города Стефана Нарембского, вместе с ним и без него, создал ряд общественных и жилых зданий, принимал участие в масштабной реконструкции здания Ратуши. Вклад Кондуралова в архитектурный образ Вильнюса – отдельная тема. А до удачного трудоустройства, судя по газетным объявлениям первой половины 1920-х годов, ему приходилось зарабатывать на жизнь заказами на художественные плакаты, проекты отделки фасадов и интерьеров магазинов, театров и ресторанов, оформления витрин, на чертежи и строительные проекты.

Жверинас Старого Вильнюса в живописи Аркадия Кандуралова
Жверинас Старого Вильнюса в живописи Аркадия Кандуралова
© Organizatorių archyvas

За неимением бюро заказы принимались на дому. Но выставка интересна не только картинами художника-архитектора. Дело в том, что Кондуралов с 1921 года выступал в местной русской печати. Сначала в газете «Виленское слово» под псевдонимом «Авлов» появилось два его фельетона. По независящим от автора причинам сотрудничество продолжиться не могло: под напором польских властей и травли польских газет в августе 1921 года «Виленское слово» перестало выходить. Но осенью того же года начала выходить газета «Виленское утро» с участием опытных, с довоенным стажем журналистов Марка Шата и Дорофея Бохана.

Основал ее генерал-лейтенант Александр Гаврилов и был ее издателем до смерти в 1926 году. А редактором стал Анатолий Ромашев, бывший самарский купец, владелец амбаров и мельницы, автомобилист и член Самарского яхт-клуба. В «Виленском утре» с января 1922 года за подписью «Г. Авлов» появилось шесть фельетонов, в основном на злободневные местные темы, затем в рубрике «Впечатления» – фельетон в стихах о безудержном росте стоимости обучения. Рубрика «Впечатления» стала фактически авторской рубрикой Авлова-Кондуралова. Под нею вышла серия пяти фельетонных очерков «Путешествие по Виленщине» и еще пять зарисовок на разнообразные темы. Газета поместила также несколько отрывков «Романа домохозяина» и пасхальный рассказ «Сон генерала».

Когда в июне 1924 года на недолгий срок появилась газета «День», Аркадий Авлов начал печатать с первого же ее номера роман с продолжением «Так было...», опубликовал фельетон «История одного сеанса» и рассказ «Две семьи». Позднее в «Виленском утре» появлялись сатирические зарисовки о ярмарке Казюка «Кермаш 4-го марта» и рассказ «Люди и звери» (1926). Летом 1927 года во главе «Виленского утра» стала группа деятелей во главе с командиром роты Виленского военного училища до войны, а к тому времени уполномоченным Русского Народного Объединения в Вильно Александром Бутурлиным. Газета стала называться «Утро», но для преемственности и сохранения читателей продолжила нумерацию «Виленского утра». Здесь открылись новые стороны интересов Авлова: он написал некролог по поводу трагической гибели в Вильно знаменитой варшавской актрисы Казимиры Невяровской.

Она чистила спиртом платье, платье вспыхнуло, и актриса скончалась от ожогов. Во время войны, когда немцы оккупировали Польшу, актриса выступала в Петрограде, Одессе, Киеве. Кондуралову довелось видеть ее в Москве, ценой заложенных у старьевщика часов, и он годами оставался под обаянием таланта актрисы. Не чуждый литературы, Кондуралов не мог остаться равнодушным к смерти Федора Сологуба и откликнулся некрологом на смерть поэта и прозаика. Позднее ему пришлось писать прощальные слова по поводу гибели от револьвера любовника Марии Корженевской, виленской оперной певицы и исполнительницы русских песен, с которой ему доводилось не раз выступать на одной сцене во время литературно-музыкальных вечеров Виленского Русского общества.

С 1929 года сочинения Авлова в газетах не появлялись. Но он продолжал сочинять юмористические рассказы, и они в его собственном исполнении пользовались популярностью. С юмористическими рассказами Авлов-Кондуралов выступал на вечере русской книги в 1922 году. Собранные за вход деньги поступали в пользу библиотеки Литературно-артистической секции Виленского Русского общества, но расплатиться можно было и книгами. Юмористическими рассказами он до слез смешил зрителей благотворительного концерта Союза русских инвалидов в 1928 году. В 1930 году настоятель Михайло-Константиновской церкви Аполлинарий Костенчик прощался со своими прихожанами: его переводили в Молодечненский уезд. В честь пастыря полюбившие его виленчане устроили прощальный банкет с концертом с пением, декламацией и юмористическими рассказами Авлова.

Очень энергично действовала Литературно-артистическая секция Виленского Русского общества, в лучшие времена устраивая еженедельные литературные вечера, часто с концертными отделениями, лекции с дискуссиями на самые разнообразные темы, торжественные заседания по случаю важных для русской культуры дат. Во многих начинаниях Литературно-артистической секции самое деятельное участие принимал Кондуралов, причем в самых разных ролях. Например, на «Празднике поэтов» в 1922 году десять лучших здешних русских поэтов читали свои стихи, а Авлов во время чтения рисунками углем и мелом иллюстрировал стихотворения. В 1923 году на «Вечере авторов» свои стихи читали популярные у виленчан Константин Оленин (между прочим, автор песни «Спите, орлы боевые»), Тамара Соколова, которая заведовала библиотекой Виленского Русского общества, руководитель Виленского Русского общества Дорофей Бохан, талантливый поэт Василий Селиванов. Селиванов и Кондуралов исполнили пьесу собственного сочинения «Сирокко». А в заключение Кондуралов представил характеристики выступавших, иллюстрированные его шаржами. В программе концерта-бала в пользу беднейшего русского населения в апреле 1923 года значились «монументальные карикатуры» Авлова.

Одновременно Авлов участвовал в литературных беседах, чтениях, вечерах Литературно-артистической секции в качестве докладчика, оппонента в дискуссиях или участника концертных отделений. 12 января 1923 года он выступил с лекцией по истории искусства «От истины к абсурду (от шалаша к футуризму)» – от зарождения пластического искусства, с обзором главных этапов («Византия. Готика. Ренессанс. Ампир. Искусство XIX столетия»), до современности. В прениях друг его Селиванов критиковал лектора за неблагосклонный отзыв о модернизме, особенно о футуристах, а старший возрастом и литературным стажем, державшийся традиционных взглядов Бохан защищал старое искусство и нападал на футуристов. Две недели спустя для Гоголевского вечера Авлов приготовил реферат о хлестаковщине. На вечере он также читал отрывки из «Ревизора» и «Женитьбы». Позднее на литературных беседах и вечерах Авлов выступал с рефератом «Антоша Чехонте» (1923), делал доклады «Анекдот как литературное произведение» с рассказами Чехова, Аверченко и Зощенко в качестве иллюстраций, «Театр и литература» (1938), «Наука и религия» (1939).

Сложилась традиция на собраниях и вечерах ЛАС обсуждать наиболее выдающиеся постановки виленских театров, таких как постановку Шпаковичем «Гамлета» или «Освобождение» Выспянского в постанове Келяновского. Авлов, с его постоянным и глубоким интересом к театру, участвовал в таких обсуждениях. Например, при дискуссии о пьесе Ежи Островского «Богоборцы» в 1939 году он, как писала газета «Наше время», оценил пьесу слабой, но тему назвал великой, а постановку – прекрасной.

В Вильно не было русского театра, но было много актеров, режиссеров, музыкантов с большим опытом сценической деятельности, часть из них работала в польских театрах, было немало увлеченных актеров-любителей и была потребность публики в русских спектаклях. Драматическая труппа при Литературно-артистической секции не могла не возникнуть. Вот в начале августа 1922 года Авлов вместе с Селивановым и актером и режиссером Анатолием Трахтенбергом, который успел в 1919–1920 годах поработать в Нарве и Таллине, потом два сезона в Каунасе, организовали при ЛАС ВРО театральную труппу. Уже в конце месяца в Городском зале (ныне Национальная филармония) новый театральный коллектив открыл сезон постановкой чеховского «Вишневого сада», причем Авлову досталась немаленькая роль купца Лопахина. Авлов играл и в пьесе Леонида Андреева «Мысль» в постановке Трахтенберга, и в комедии Виктора Протопопова «Рабыни веселья» в постановке ветерана русской провинциальной сцены Ивана Поплавского, дяди парижского русского поэта и прозаика Бориса Поплавского. На Гоголевском вечере в 1927 году Авлов вместе с другими членами ЛАС играл в сценах из комедий «Женитьба» и «Ревизор». В 1930 годe Авлов участвовал постановке драмы Генина «Борьба за страсть»; сбор от спектакля направлялся в фонд Русского военного инвалида. Он играл также роль Мурова в драме Александра Островского «Без вины виноватые» (1932), участвовал в постановке «Горя от ума» Грибоедова (1935).

Более того, Кондуралов сам сочинял пьесы и создавал инсценировки, в которых сам же и играл. Летом 1923 года участников русской драматической труппы устроила в кинотеатре «Гелиос» на Виленской улице, там, где после войны расположился Русский драматический театр, детский спектакль «Кот в сапогах» с музыкой и танцами, сочинения Авлова. Жена Трахтенберга Злата Жемчужина была Котом в сапогах, Нина Ермолович – Иванушкой-дурачком, видимо, заменившим сына мельника в сказке Шарля Перро, а Авлов – ведьмой, вероятно, заменившей великана-людоеда. В 1927 году центральную часть традиционного русского концерта-бала Виленского Русского общества в зале Торгово-промышленного собрания на улице Мицкевича (ныне Гедимино 35) составила пьеса Авлова «Старая быль». Действие ее происходило на Руси во время бунта Разина; автор исполнил роль инока Пафнутия. В 1930 году был устроен рождественский спектакль для детей по пьеске Авлова «Рождество в лесу», которую разыграли дети под руководством Ольги Селивановой, сестры поэта.

Доводилось Авлову режиссировать и музыкальные спектакли. К Дню русской культуры, который в русском зарубежье повсеместно отмечался в день рождения Пушкина, в 1926 году был устроен оперный спектакль с двумя сценами из оперы Римского-Корсакова «Садко» и двумя сценами из оперы Чайковского «Евгений Онегин». Режиссером спектакля был Авлов. В 1930 году была поставлена оперетка из русских песен в аранжировке Авлова.
В своей активной культурной и общественной деятельности Кандуралов-Кондуралов-Авлов – образцовая фигура русской жизни межвоенного Вильно. Другим ее участникам тоже свойственна такая разносторонняя активность: устраивать вечера и концерты, ставить спектакли, самим же их оформлять и исполнять роли, читать доклады, писать статьи, рассказы, стихи, пьесы – все для того, чтобы сохранить и поддержать русскую культуру, сохранить свою национальную идентичность, заразить интересом и любовью к русской культуре подрастающее поколение.

Одного из этих удивительных людей напоминает выставка в Доме национальных общин в Вильнюсе, познакомиться с которой можно до 19 марта. Позднее весной выставка живописи Аркадия Кандуралова состоится в Русском культурном центре.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

В Петербург на "Литовские дни" приехал Томас Венцлова (1)

В петербургском музее-квартире Иосифа Бродского...

Актрисе РДТЛ Метальниковой – Главный приз Фестиваля камерных театров

Актриса Русского драматического театра Литвы (РДТЛ)...

Чай и кофе способны спасти от аритмии

Медики часто рекомендуют людям, имеющим проблемы с...

Осенью на месте кинотеатра "Летува" откроется музей (1)

Музей современного искусства, который строится на...

В Саудовской Аравии открывается первый кинотеатр (1)

В Саудовской Аравии сегодня откроется первый за 35 лет...

TOP новостей

Мэру Вильнюса предложили убрать памятник советскому писателю Цвирке (103)

Комиссия Вильнюсского самоуправления предлагает...

Медики озадачены планами правительства: нельзя платить врачам такие зарплаты (19)

На следующей неделе медработники планируют провести...

Курильщиков ждут плохие новости: снова подорожают сигареты (16)

Вскоре бросить курить будет очень даже выгодно – с 2019...

Водителям Литвы готовят сюрприз: налог на автомобили (123)

Во многих странах есть разные налоги для...

После Brexit жителям Литвы будет сложнее эмигрировать в Великобританию (44)

В ходе переговоров по Brexit достигнут прогресс, однако...