aA
Самый знаменитый актер Някрошюса рассказал, как он решил поработать с Андреем Жолдаком над спектаклем по поэме «Москва – Петушки», пишет Openspace.ru.
Кадр из спектакля "Черный дрозд"
Кадр из спектакля "Черный дрозд"
© D.Matvejevo nuotr.

Этой осенью на юбилейном, XX фестивале «Балтийский дом» в Петербурге столкнулись две фигуры, представить которые вместе до сих пор было невозможно. Взбалмошный украинский режиссер Андрей Жолдак покажет спектакль по поэме Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки», в котором главную роль сыграет один из ведущих актеров Эймунтаса Някрошюса литовец Владас Багдонас.

— Владас, какова была ваша первая реакция на предложение Жолдака?

— Я всегда рад, когда в моей жизни возникает что-то новое. Потом я, может быть, и буду жалеть, а сейчас рад. Когда мы встретились с Андреем Жолдаком, он сказал, что не знает, как это ставить, а я сказал, что не знаю, как это играть. Многое будет зависит от режиссера.

— А видели спектакли Жолдака?

— Он мне показал на видео «Ленин love, Сталин love». Ну что сказать… Хороший спектакль.

— Не испугал вас Жолдак?

— Не испугал. Конечно, у него специфический подход к работе с актером. Он довольно сильно их изнашивает. После нашей первой встречи, которая в конце января произошла, Андрей дал мне время, чтобы я немного собрался с силами. Но я с нетерпением жду нашей работы. Особенно первой ее части, которая начнется в мае, когда будем искать, нащупывать. Пока еще мы на льду, оба еще коньков не надели. И, чувствую, когда наденем, долго будем учиться стоять на них.

— «Москва — Петушки», по сути, произведение для одного актера…

— Да, актер один без партнеров на сцене — это трудно. Я не особо люблю моноспектакли. В «Фаусте» у Някрошюса бегаю целых два часа почти один, и мне кажется, что это так зрителю надоедает… Хоть и со смыслом, но… На мой взгляд, партнерство интереснее.

— «Москва — Петушки» — поэма о русской душе, той самой, которую, как считается, иностранец понять не может. Как вы собираетесь решать эту проблему?

— Вряд ли я обложусь книгами и заново попытаюсь прочитать Толстого и Достоевского, для того чтобы прочувствовать русскую душу. Не знаю, удастся ли мне до конца понять Веничку. Но не исключаю, что я, литовец, играю русского человека так, что это будет интереснее и глубже игры многих русских артистов. Не знаю, почему на эту роль позвали именно меня. Но душа сама почувствует, что надо.

— Някрошюсу вы уже рассказали о том, что будете играть Веничку у Андрея Жолдака?

— Да. Когда я ему это сообщил, он в ответ на меня глубоко так посмотрел, как только он умеет. И ничего не сказал. Вот после «Черного дрозда» по Дэвиду Харроуэру (там тема педофилии затронута), на которого я его, конечно же, пригласил, он подошел ко мне со словами: «Владас, вы хорошо играете, но это… это ерунда. Нельзя это играть вообще. Что за тема такая?» А после информации о работе с Жолдаком я не увидел в его глазах слов «ты предатель» или чего-то в этом роде. Но, кроме удивления, разглядел в его взгляде что-то еще. Какой-то интерес…

ru.DELFI.lt
Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.
|Populiariausi straipsniai ir video
|Maža didelių žinių kaina