aA
Певец честно признался почему не хочет жениться, за что молиться в церкви и где мечтает умереть.
Nikolajus Baskovas
Nikolajus Baskovas
© Organizatorių archyvas


— Какой  вы на самом деле?

— Я профессионал, это во мне самое главное. 12 лет назад выходил на сцену и боялся, что что-нибудь не получится. Сегодня чувствую себя уверенно, знаю, что делаю. Нашел себя, своих зрителей. Не боюсь казусов, каких-то неудобств. То есть ощущаю себя человеком, который понимает, что сказать в том или ином случае, не боится проиграть. Когда записываю песню, уже не переживаю, будет ли она хитом. Мне не надо прикрываться перьями, ставить за спиной ансамбли. Уверен, что могу выйти в одиночку — и быть интересным людям. Один большой артист как-то сказал: «Знаешь, у меня такое впечатление, что ты был всегда!» Многим, кстати, кажется, что я на сцене уже лет 25 — как Киркоров или Валерия. Это, наверное, вполне объяснимо, потому что я и правда везде: пою, веду передачи, преподаю… Вот колонку вам пишу. Так по телевизионным программам да по светской хронике в журналах широкая аудитория обо мне и судит. Это, если честно, немножко задевает: вкалываешь, как папа Карло, с утра до вечера, гастролируешь по всему миру, записываешь альбомы, выступаешь на разных площадках мира, а знают об этом только истинные поклонники. Ну ничего, мои родители скоро восполнят этот пробел. (Смеется.) Они на день рождения мне подарок сделали: издали книгу «Николай Басков. Творчество» на 400 страниц. В ней описано все — с моего самого первого появления на сцене (мне было 11 лет, и я дебютировал в составе труппы театра юного актера Александра Федорова) до сегодняшнего дня. С поклонниками связались, все публикации нашли — целый год по частичкам ее собирали.

Для меня же самое удивительное — то, как быстро пронеслись все эти годы. Cколько событий в них уместилось — и не вспомнить! Ме­ня предавали, мне угрожали, ме­ня бросали, я уходил сам — всякое бывало, пока завоевывал себе место под солнцем. Поэтому сегодня я так рационально и спокойно воспринимаю все происходящее. Если не открывается какая-то дверь, не буду в нее ломиться, а просто подожду, когда ее откроют. Раньше я бы так не смог. Был очень категоричен: либо черное, либо белое. Сейчас мне уже неинтересно, у кого костюм дороже или новое шоу шикарнее, — я просто делаю то, что должен.

Ужасно обидно читать, что «Басков влюблен в себя», смотреть на эту тему пародии в КВН. Мне просто предложили правила игры — и я по ним играю. Я же артист! А не артист, пожалуй, только когда сплю. Знаете, я так за­игрался, что уже и сам не понимаю, где я настоящий, а где нет.


— А как же тогда личную жизнь налаживать? Ведь в отношениях с близким человеком долго играть не получится. Да и зачем? Или новая любовь пока не входит в планы?

— Даже не думаю об этом сейчас! Я свободный, симпатичный, известный, зарабатываю прилично — не буду жаловаться. Словом, все у меня хорошо. Я четко знаю, как хочу жить, как буду себя вести и как поступлю, когда встречу человека, который разделит со мной все (быт, успех), создаст уют. И у нас будет настоящая семья. Но пока я совершенно к этому не готов. Меня спрашивают: «А если завтра любовь нагрянет?» Так вот, я уверен: не нагрянет. Потому что я ее не ищу, у меня нет на нее времени. Понимаю, что пока не могу посвятить одному человеку свое время, даже какую-то его часть. И Оксану, одну из самых красивых девушек на свете, потерял именно по этой причине. Сейчас, приходя в церковь, прошу: «Господи, пускай будет то, что суждено. Пусть придет, когда сочтешь нужным. Но пусть я буду к этому уже готов!»

На самом деле я никогда не был один. До 23 лет жил с родителями, потом встретил Свету. И семь с половиной лет прожил в браке. У меня растет сын, которому пять лет.


— Вы общаетесь с ним после развода?

— Нет, можно сказать, что счастье отцовства я пока не познал. Света вышла замуж, и в нашей ситуации инициатива должна исходить от нее. Сам навязываться не стану.


— У вас высокие требования. Пожалуй, вам нужна женщина такая же умная, как мама, красивая, как Оксана, и харизматичная, как Пугачева. И чтобы о себе забывала, детей рожала, мужа по голове гладила в нужную сторону… Думаете, удастся?

— Сложный вопрос… Это непросто хотя бы потому, что не всегда можно понять, за что тебя любят. А если девушка тщеславна и начнет гордиться тем, что заполучила знаменитость? Не хочу разочароваться. Публичный человек в принципе всегда опасается кому-то довериться с головой, ведь вся его жизнь — достояние широкой общественности. Хорошо быть неизвестным: можешь встречаться, сходиться, расходиться — никто не осудит. А когда любые перипетии твоего романа смакует сначала узкий круг друзей, потом круг администраторов, прокатчиков, газетчиков и, наконец, вся страна — крутить любовь уже страшновато.


— Но не ходить же бобылем до 50! Родители, наверное, еще внуков хотят?

— Они не раз пытались поднимать эту тему, но я пресек. Подождать с внуками вполне еще можно, родители у меня молодые: папе 60 и маме 56 всего. Они моя гордость. И отчасти тоже виноваты в том, что у меня такие высокие требования. Посмотрите, какая моя мама красотка! Недаром и Оксана, и Света на нее похожи.


— Ни одна женщина любить, как мама, все равно не сможет…

— Понимаю. Но я избалован вдвойне. Ведь что такое жизнь артиста? Сплошное обожание. Артист постоянно чувствует восхищение, преклонение, восторженность по отношению к своей персоне. Все выстраиваются, улыбаются, встречают тебя у самолета, провожают до дверей, ты везде желанный гость… Это большое испытание. Я не эгоист, ни в коем случае, и очень благодарный человек. Но как бы поточнее объяснить… Ты живешь, словно в Зазеркалье, где все искажено. И человек с тобой рядом рискует потеряться. Ему может быть непонятно, что ты хочешь побыть один или ты на взводе и готов хлопнуть дверью… В плохом настроении я способен не разговаривать целые сутки. А та, кто рядом, будет страдать. Мне же может показаться, что она не так ко мне относится, не любит, не ценит…


— Да-а-а, правду говорят, что огонь и воду пройти не так сложно, как медные трубы. При таком обожании невозможно не заболеть звездной болезнью!

— У меня ее нет. Иначе бы мы с вами сейчас в кафе при консерватории не сидели. Но когда становишься заложником определенного стиля жизни, в любом случае должен нести ответственность за все, что делаешь… Я слышал об этом от Монтсеррат Кабалье, Елены Образцовой, многих выдающихся голливудских артистов… Кто-то не справляется, уходит в алкоголь, наркотики, беспорядочные связи. Очень тяжело, когда твоя персона под пристальным вниманием общественности 24 часа в сутки. Никогда не забуду, как однажды подошла ко мне женщина: «Вы Басков?» — «Да». Я был в тот день одет очень просто: черные штаны, куртка и кроссовки. Она восклицает: «Вы меня разочаровали!» Я заинтересовался: «В смысле?» — «Я представляла вас всегда шикарным, все вокруг горит!» Смеюсь: «И сзади перо?» Она: «Ну да, вы же артист! Это ваш мир». И так считают очень многие, плохо представляя, какой на самом деле адский труд — наша работа. Да, мы все время живем в состоянии праздника. Но если мне плохо и, не дай Бог, случилось горе, — я не могу вынести его на сцену. Не имею права выйти к людям и сказать: «Я так ужасно себя чувствую, у меня все плохо…» Зритель посочувствует — и тут же переключится на самого успешного, самого веселого. Только такой человек публике будет интересен. А иначе артист не нужен.


— Тогда как вам удается не сойти с ума?

— Нет, мне кажется, я немножко уже тронутый. (Смеется.)


— А серьезно? Действительно можно сдвинуться, когда все тебе говорят: «Ты прекрасный, замечательный…»?

— Может быть, мне легче потому, что я все-таки оперный певец. Классика дисциплинирует, не позволяю совсем себя расплескать. Просыпаясь утром, думаю о главной составляющей — своем голосе.


— Тогда непонятно, зачем вы пошли на эстраду? Ведь солист Большого театра — это же вершина…

— Так уж получилось. Два года назад, когда мне дали звание народного артиста, мама всплеснула руками: «В таком возрасте! Страшно подумать, куда же дальше стремиться…» А я действительно с 23 лет собираю полные залы. Я был тогда просто куклой, которая выходила на сцену и открывала рот. Мой теперь уже бывший продюсер и бывший тесть помог записать пер­­вую композицию, снял клип. Классика — это сила, и она выстрелила. Начались концерты, большие гонорары…

— Деньги — дело серьезное. Но это же не все в нашей жизни, правда?

— Да, на самом деле в то время я был гол как сокол — хоть и в золотом оформлении. За свое первое выступление в Ледовом дворце в Санкт-Петербурге в 2000 году я заработал $100 тыс. Но из этой суммы на руки получил всего $3,7 тыс. И они были для меня подарком. Заметьте, я не жалуюсь — наоборот, очень благодарен бывшему тестю за помощь, которую он мне оказал. Все было ужасно интересно, ново, захватывающе! Зато сейчас я сам себе хозяин, а это не купишь ни за какие деньги. Когда я развелся со Светланой, многие писали: и где будет Басков, после того как он расстался с могущественным покровителем? И мне пришлось доказывать, что я, как птица феникс, способен возродиться из пепла.

Я взял и все, что у меня было за душой (а это $2 млн), вбухал в концерт «Корабль судьбы» в Санкт-Петербурге. Привез туда 200 VIP-гостей, оплатив всем перелет, банкет, проживание в гостинице. Со мной прилетели 600 техников для обеспечения шоу с декорациями и гигантскими экранами… На целых пять дней снял Ледовый дворец. Это было грандиозно! Знаете, реально круто, когда тебе звонят и жалуются: «Хотели попасть на твой концерт в Ледовом дворце, а билетов нет!» В зале 14 тысяч мест — и ни одного билета в кассе! При этом у меня тогда даже не было своей квартиры.

Так что свой успех я заслужил. И когда вы говорите о медных трубах, мне смешно. Я же все время вкалываю! Принято считать, сколько артисты зарабатывают, но никому неинтересно, сколько они тратят. Я ежемесячно плачу зарплату команде из 35 человек. Это директор, администратор, балетная труппа из восьми человек, шесть музыкантов, два водителя, два охранника, бухгалтер, юрист, гример, пиарщик, костюмер, монтажер, звукорежиссер…


— Кто вас поддерживал после развода? Есть ли настоящие друзья среди артистов?

— Конечно, есть! Это же наша тусовка, которую вы у Буйновых видели! Если мне плохо, я всегда могу обратиться к Алле Борисовне, к Крутому, к Буйновым. Кстати, Сашина жена Лена, когда я развелся и мне негде было жить, первой позвонила: «Приезжай, живи у нас». Я сказал: «Лена, я бы с великим удовольствием, но боюсь…» — «Чего именно?» — спросила она. Я отшутился: «Боюсь, что влюбишься в меня».


— Мне кажется, это невозможно, у Алены перед глазами только Буйнов…

— Значит, влюбился бы я… (Смеется.) В Ленку же невозможно не влюбиться!


— Как думаете, люди вокруг вас искренни в своей любви и дружбе?

— Главное, что я испытываю по отношению к ним. А если они не искренни, то сами себя обманывают. И если кто-то из них меня обидит, переживать не стану. И даже продолжу с этим человеком общаться. Он не виноват, что не сумел меня открыть, не понял, каков я на самом деле. Но я все-таки уверен: настоящие друзья у меня есть — и я знаю им цену.

— А вы сами хороший друг?

— Не меня об этом надо спрашивать! Но надеюсь, что неплохой. Есть люди, которым я помогаю на протяжении всей жизни, хотя мне от них ничего не надо. Недавно я должен был пересечься со знакомым, который привез посылку. А он на встречу приехать не смог: заболел. И тогда я сам к нему приехал. Он за МКАДом живет, в спальном районе. Захожу в обшарпанный подъезд, поднимаюсь на лифте с какой-то женщиной с авоськами (кстати, пользуясь случаем, хочу передать ей привет!). Она увидела меня — узнала и оцепенела. В стенку вжалась. Боюсь, потрясенная, до сих пор так и ездит вверх-вниз. (Смеется.) В общем, вышел я, позвонил в нужную квартиру. Мой знакомый открывает дверь — и тоже изумляется: «Ты?! Здесь?!» Отвечаю: «А что тут такого? Я вполне самостоятельный, могу на машине поехать, билет купить на самолет, котлеты пожарить!»


— Все бы вам шутить! А если серьезно, что на сегодняшний день важнее всего для Николая Баскова?

— Здоровье — мое и близких. Это самая главная составляющая любого артиста. Мой день расписан по минутам — если что-то одно вылетает, рушится вся схема жизни. Любое недомогание путает все мое расписание, поэтому я очень слежу за собой. Стараюсь беречься от сквозняков, от кондиционеров, хожу в спортзал и баню. Конечно, могу иногда расслабиться, но потом сразу устраиваю себе несколько дней истязаний. Понимаю, что все это не панацея, но стараюсь. Сколько дорогих мне людей ушли из жизни в один момент: рассказывали мне о своих планах, а через пять дней уже как не бывало. Кого-то инсульт в 30 убил, кто-то в аварию попал… Поэтому я и стараюсь радоваться всему, что дает жизнь. Сейчас юбилей осилю, альбом новый выпущу — и на Мальдивы.

Это мое самое любимое место на земле. У меня там даже голос звучит иначе! Я просто балдею от ощущений: океан, тишина — и я один, без телефона (отключаю его, как только приезжаю). Бывает, по несколько дней вообще не разговариваю: сижу на берегу и читаю книгу. Кто-то боится остаться один, а я-то обычно по 24 часа в сутки людьми окружен! И своим одиночеством спасаюсь, оно дает мне возможность хоть как-то восстановиться. Потом, соскучившись, возвращаюсь домой — и ощущаю себя счастливейшим из людей! Давно уже понял, что счастье сиюминутно. Оно и в том, что папа и мама встречают меня в аэропорту. И в том, что мы сейчас сидим, едим и разговариваем. И когда на сцену выхожу — счастье. Такой азарт, будто я джекпот срываю! Мечтаю, чтобы это продолжалось долгие годы. Дай Бог.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

DELFI.ua
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

В Вильнюсе, Каунасе и Клайпеде вводится карантин, появятся новые ограничения  маски придется надевать и на улице (145)

Правительство Литвы в понедельник объявило о введении...

Экс-президент Литвы: "крестьян" накрыла вторая волна коронавируса (21)

Экс-президент Литвы Даля Грибаускайте сказала, что...

В красной зоне 21 муниципалитет, министр рассказал, что меняется (16)

Все больше муниципалитетов попадает в красную зону...

|Maža didelių žinių kaina