Социальные сети стали такой же повседневностью современности, как, к примеру, кино или телевидение. Их популярность психотерапевт Олег Лапин сравнивает с различными формами зависимости. Это и средство общения, и средство СМИ, которое можно использовать хоть и не для прямой, но все же пропаганды, контроля за обществом, считает эксперт Лютаурас Улявичюс.
Klaviatūra, kompiuteris
© K.Šatūno nuotr.

Многие пользователи Интернета заводят себе аккаунты, группируются по интересам и обсуждают волнующие их вопросы. Сам термин «социальные сети» был введен в оборот в 1950-х годах, в то время как сами эти сети, то есть взаимодействие между людьми, изучались и в Европе, и в США, начиная с 1930-х годов XX века.

С появлением Интернета, точнее, с его распространением, ибо первоначально Интернет планировалось использовать для связи внутри военных подразделений, стали появляться и социальные сети в их нынешнем понимании. Возникшие некогда электронные доски объявлений переросли со временем в многомиллионные сети. К примеру, сеть Facebook сначала использовалась исключительно в стенах Гарварда.

В данный момент в мире существует несколько десятков разного рода социальных сетей. Это сети, объединяющие старых друзей, одноклассников, коллег по работе, любителей музыки, профессионалов и т.д.

Посредством социальных сетей происходит обмен информацией друг о друге, проводятся различные акции, что называют «сетевым активизмом».

Но кроме всего прочего, социальные сети, несомненно, являются одним из медиасредств. На их пространстве СМИ собирают информацию, распространяют ее. Это идеальное поле для пиара политиков, поле для рекламной деятельности, изучения рынка, спроса, предложения, конкуренции и т.д.

В чем причина такой популярности социальных сетей и в чем их назначение?

Психотерапевт Олег Лапин полагает, что стремления попасть в социальные сети у людей, наверное, нет. Но заведя себе аккаунт, «человек садится на иглу, и начинает сидеть в этой сети, как, скажем, при зависимости от сахара, алкоголя, порнографии или от игры».

«Человек подсаживается, – считает медик. – Это значит, что он, попробовав что-то несколько раз начинает искать повторения, и, повторяя, постоянно получает удовлетворение, которое первые месяцы при любой «подсадке» бывает довольно четким, а потом на место удовлетворения приходит ломка. Удовлетворение уже небольшое, но зато есть сильная тревога, когда этого нет».

Именно привыканием и ломкой О.Лапин объясняет такую увлеченность и вовлеченность отдельно взятых пользователей Интернета в виртуальную жизнь в социальных сетях.

«Такая схема может быть применена к любой вещи, – полагает он. – Даже если вы бегаете по утрам или каждое утро пьете «Актимель», употребляете сильные наркотики. Сначала человек к этому равнодушен, потом на это подсаживается, а потом, уже получая удовольствие, идет к тому, что скучает по этому, психологически тоскует».

Всплеск популярности социальных сетей О.Лапин не считает чем-то из ряда вон выходящим. Всплески интереса к тем или иным явлениям в жизни, по его мнению, происходили постоянно. «Были времена, когда все французы бросались играть в крокет, – привел он пример такого рода всплеска. – Как только появились телевизоры, все почему-то их включали, или как только у нас появились эротические салоны, все туда бежали».

«Социальные сети появились недавно, лет 10-15 назад, и люди по-прежнему их находят, – продолжает психотерапевт. – Находя, они в них сидят. Так же, как когда-то они находили телевизор. А потребности у людей оставались всегда примерно такими же – общение, способность кого-то о тебе думать. Кто-то на тебя реагирует, значит, ты не одинок. Если спрашивают, почему тебя долго не было, значит, кто-то про тебя думал. Опять же есть соблазн раскрыться полностью, не сближаясь с человеком. С одной стороны, ты говоришь про себя все, но всегда можешь уйти. Есть потребность у человека в общении, но эта потребность интересная, потому что при общении есть страх изоляции, слишком большой дистанции, но когда мы входим в контакт, у нас может появиться другой страх, страх слишком маленькой дистанции, когда человек теряет себя, начинает жить миром другого. Социальная сеть позволяет обоих этих страхов избежать».

По его мнению, в социальных сетях происходит процесс соблазнения друг друга, причем часто, люди, общающиеся между собой, абсолютно друг с другом не знакомы. «Ты можешь так себя раскрыть, что другой соблазниться себя тоже раскрыть, – считает О.Лапин. – То есть почти всегда, когда ты начинаешь раскрываться, к примеру, в facebook, то соблазняешь окружающих делать то же самое».

О.Лапин согласен с тем, что в участии в социальных сетях есть некий элемент эксгибиционизма, поскольку люди демонстрируют себя с разных сторон. Однако лишь элемент. «Эксгибиционизм присутствует, конечно, – полагает психотерапевт. – Но настоящий эксгибиционист избегает близости. Если женщина начинает смотреть на его член и говорить, что хотела бы познакомиться поближе, он впадает в панику и убегает».

В социальной сети эксгибиционизм присутствует как элемент соблазнения, считает он. Суть не в том, чтобы испугать и убежать, а в том, чтобы поддержать чувство принадлежности, безопасности с минимальными затратами. «Не надо жениться, общаться, пиво пить, – перечисляет О.Лапин, – а просто наблюдать жизнь других и позволить наблюдать себя. Это технологический подарок 21-го века: возможность быть доступным всем и иметь других доступных для себя, но в определенный момент иметь возможность всегда выключить электричество».

Для целей рекламы Интернет является очень удобным средством. По словам О.Лапина, «манипуляция происходит всегда», однако политические манипуляции в нынешней ситуации (в Литве – DELFI) он исключает, поскольку полагает, что «они имели бы место, если бы Интернет возник в тоталитарное время».

«Тогда это было бы и средством слежки, и средством пропаганды, – уверен он. – В наше время политическая пропаганда не имеет большого смысла, потому что политики нет. Наши политики не знают, куда они ведут народ. И может быть, слава Богу, что не знают, потому что когда политики знают, куда они ведут народ, они обычно приводят его в задницу. Наше время аполитичное. Нашим политикам просто нечего сказать людям».

Поэтому, уверен О.Лапин, политическая пропаганда в наши дни не имеет смысла. Ясная цель, считает он, обычно бывает у диктаторов. «У Лукашенко может быть цель, у Ксавьера, – говорил О.Лапин. – Но они, вероятнее всего, запрещают Интернет, потому что Интернет опасен в смысле либерализма».

По мнению О.Лапина, социальные сети, несмотря на их нынешнюю популярность, со временем займут свою нишу, как случилось с театром, кино или телевидением.

«Когда-то подозревали, что кино вытеснит театр, телевизор вытеснит кино, а Интернет вытеснит телевизор, – говорил О.Лапин. – Выяснилось, что никто ничего не вытесняет. А все сосуществует, но в более скромных рамках. Я думаю, что, скорее всего, место социальной сети займет какая-нибудь другая глобальная система, как, например, в кинофильме Minority Report, где по сетчатке глаза при входе в магазин, вам предлагают те товары, которые вы хотите».

Улявичюс: социальные сети не подходят для прямой пропаганды

По мнению специалиста по связям с общественностью Лютаураса Улявичюса, социальные сети – это одно из средств СМИ. Этих средств много и они разные, считает он. «Средством СМИ являются и объявления, информационные листки или простое общение с людьми. Социальные сети – это одна из новых форм общения между людьми, которые реализуются чаще всего на платформе Интернета, через компьютер или через средства мобильной связи».

В социальных сетях, считает Л.Улявичюс, люди более самостоятельны как в выборе информации, так и в своем поведении. «Проводить прямую, примитивную пропаганду в этой сфере намного сложнее, чем используя традиционные медиа, такие как телевидение, радио. Однако, безусловно, это одно из средств, посредством которого можно отслеживать ситуацию, настроения», – считает Л.Улявичюс.

Социальные сети – это, в первую очередь, общение, при этом ограничения при этом общении намного меньшие, нежели в печатных или других видах СМИ, где общественный контроль не является настолько полным, как это происходит в социальных сетях. «Есть разница, когда мы общаемся в социальных сетях, или перед телевизионным экраном», – говорит Л.Улявичюс.

Социальные сети, именно ввиду того, что люди здесь более открыты друг другу, можно эффективно использовать во всех отношениях, будь это бизнес, политика, уровень службы безопасности и т.д.

«Понятно, что эти новые возможности пересекаются и с вызовами, существующими в нашей жизни, уверен эксперт. – Но такой вид общение – это отход от старой модели общения. То есть это уже не такой подход, когда я говорю, и все меня слушают. Скажем, меня пригласили на телевидение, я говорю, и мне все равно кто меня слушает, – считает он. – В социальных сетях важно именно живое общение с собеседником. Если тебя спрашивают, тебе нужно ответить. Если ты что-то написал, и кто-то реагирует, тебе нужно производить это общение».

Поэтому, по словам, Л.Улявичюс, в социальных сетях очень заметно, если, к примеру, появляются профили накануне выборов и т.д. «Заканчиваются кампании, заканчивается участие и общение с людьми из этих кампаний. Иногда это заканчивалось плохо потому, что пытались манипулировать своими знакомыми. Нормальный пользователь социальной сети человек довольно высокого уровня, образованный и т.д. Он сразу распознает, когда происходит попытка манипулировать. Часто вместо дополнительной пользы, такие попытки манипуляции приносят вред», – говорил эксперт.

С точки зрения технологии, социальные сети – это хорошая возможность при сравнительно небольших затратах добиться хорошего результата в популяризации того или иного объекта, продукта, явления.

Также социальные сети можно использовать в качестве средства для сбора информации, считает Л.Улявичюс, поскольку люди в социальных сетях довольно откровенны, эмоциональны и т.д. Поэтому можно выяснить, как они относятся к тому, или иному событию, продукту и т.д.

Могут ли быть социальные сети созданы спецслужбами, другими государственными структурами для контроля над обществом? «С точки зрения теории заговора, конечно», – отвечает собеседник DELFI.

«Этого нельзя исключать, однако не стоит смотреть на это параноидально. К примеру, есть какой-нибудь блоггер, который пишет злобные комментарии в адрес Путина и его на этом основании задерживает ФСБ. Однако это сразу становится достоянием всего Интернета и выходит за рамки, к примеру, Живого журнала. Кроме того, в самом Интернет-сообществе начнется активное обсуждение этого факта. Но, безусловно, как средство для сбора информации, средство наблюдения, контроля социальные сети могут быть реальным средством», – заключает эксперт.

Строго запрещено копировать и распространять информацию, представленную на DELFI.lt, в электронных и традиционных СМИ в любом виде без официального разрешения, а если разрешение получено, необходимо указать источник – Delfi.

Артемий Троицкий. Трэш-парад (лето-осень 2015)

Топ-10 трэш-событий сезона Лето-Осень 2015 в совместном...

ВИДЕО: российские туристы прогнали медведя песней "А нам все равно..." (7)

Туристы в Умбе (Мурманская область РФ) смогли прогнать...

О.Кашин. Пусть за Российскую Федерацию будет стыдно Российской Федерации (18)

Сейчас все будут писать, что им стыдно — у нас так...

Акунин о россиянах, встающих под гимн РФ на пляже в Сочи: их не жалко (139)

Российский писатель Борис Акунин считает, что...

Кинохроника: Чуркин и Ленин в шалаше (18)

Блогеры ополчились на постоянного представителя...

TOP новостей

США вводят 25% таможенные пошлины на литовские молочные продукты переработчики будут искать новые рынки (162)

США вводят 25% таможенные пошлины на литовские молочные...