11 февраля в Берлине открылся традиционный международный кинофестиваль, в этом году отмечающий 60-летие. «Берлинале» давно стоит в первом ряду наиболее престижных и авторитетных кинофорумов. Читатели «Белорусских новостей» имеют возможность увидеть этот праздник кино глазами соотечественника — культуролога и критика, колумниста нашей газеты Максима Жбанкова.
© Corbis

12 февраля

На «Метрополис» Фрица Ланга я не попал: даже по пресс-разнарядке желающих слишком много. Старое черно-белое немое кино про классовую борьбу в условном будущем (так похожем на тогдашнее настоящее) давали в комплекте с симфоническим оркестром — журналистов накануне позвали на репетицию живой озвучки, трогательно обозначив в программе: «музыканты будут в вечерних костюмах». Фильм, невероятное количество раз порезанный и перемонтированный, недавно дополнили фрагментами, чудом найденными где-то в Аргентине или Бразилии. Вот такое кино: не задушишь, не убьешь. И это, наверное, правильно.

«Берлинале» отлично торгует собой. В окрестностях Потсдамер-плац — там где расположен главный зал феста — косяками летают журналисты всех мастей. Чуть ли не каждый встречный снабжен объемной клеенчатой сумкой в салатово-фиолетовых тонах (колеры нынешнего феста). С повсеместных бигбородов Моной Лизой глядит Пенелопа Круз — актуальное лицо важнейшего спонсора фестиваля, французской L'Oreal. А в ближайшем пассаже неспешная очередь берлинцев и приезжих очень разного возраста чинно ждет своей возможности прикупить фестивальных штучек: от полного каталога показов (17 евро) и фирменного шарфика (29 евро) до медведика Тедди (25,9 евро) и фестивальной шоколадки (3,3 евро). Любопытно, что они будут со всем этим делать, когда фест закончится? И сколько у них уже таких шарфиков?

11 февраля

Берлин накрыло снежной пургой. Тем не менее, «Берлинале» разворачивается на марше. В отличие от пафосной каннской тусовки, где на просмотры принято приходить в смокингах и вечерних платьях, а приглашенных гостей явно предпочитают местной публике, Берлинский кинофест ориентирован не только на тружеников киноиндустрии, но и на рядовых киноманов.

Ну, кто еще способен торжественно собираться не на само открытие феста, а на его… прямую трансляцию на большом экране одного из центральных кинозалов? Кто способен прибыть в полупустой февральский зал в вечерних платьях с голой спиной и черных костюмах с замысловато повязанными шарфиками, чтобы пройти по красной дорожке (почти как на НАСТОЯЩЕМ открытии), гордо фланировать по проходам с бокалами красного и белого винца, которые раздают в фойе, и радостно встречать овациями любую шутку фестивального директора, доносящуюся с экрана? Церемония открытия выглядела весьма скромно: вербальный двуязычный дивертисмент (легкие переключения с немецкого на английский и обратно с небольшими добавками (как бы) китайского в честь фильма, открывавшего фест), поджарый пижон Макс Раабе со своим «Палас Оркестр», меланхолично спевший про кино «Ты у меня как Грета Гарбо» и диснеевский хит «Нам не страшен серый волк», минимум мировых звезд в зале (камеры упорно показывали «своих» — рокмена Мариуса Вестернхагена, актера Армина Мюллер-Шталя, председателя жюри Вернера Херцога), ритуальные речи от берлинского мэра и министра культуры, нарезка из фильмов-участников… В общем-то и все. Триумф разговорного жанра.

Что, впрочем, никак не помешало берлинцам в нашем зале веселиться: радостно обниматься со знакомыми, регулярно загружаться бокалами с вином (учтиво извиняясь при очередном возвращении на место через твои коленки) и периодически ронять на пол бутылочки с минералкой, которые с грохотом катились куда-то к экрану. Хозяевами нашего праздника были зрители. Которые сами себе организовали маленькое фестивальное счастье. Умудрились начальные титры премьерного фильма про воссоединение китайских семей встретить хлопком пробки от шампанского. И были встречены солидарными аплодисментами товарищей по просмотру.

Именно они, местные фанаты большого экрана, выстаивают километровые очереди за фестивальными абонементами. Именно они готовы летать по Берлину в поисках очередной тайваньской мелодрамы или сомалийского триллера. Именно они готовы взять отпуск на время феста — чтобы повсюду (ну или почти повсюду) успеть. «Берлинале» — это праздник немецкого концепта и простых зрительских радостей. Это затея для публики. И публика платит ответной любовью.

Берлинский кинофестиваль проводится ежегодно в феврале с 1951 года. Международный статус получил в 1956 году. Главный приз фестиваля — «Золотой медведь», присуждаемый лучшему фильму (медведь — геральдический символ Берлина). Также присуждаются «Серебряные медведи» лучшему режиссеру, лучшему актеру, лучшей актрисе, за лучшую музыку и приз за выдающиеся достижения в области искусства. С 2006 года вручается приз за лучший дебют. В этом году в конкурсной программе «Берлинале» представлено 25 картин. Международное жюри возглавил немецкий режиссер Вернер Херцог. Завершится фестиваль 21 февраля.

Белорусские новости

TOP новостей

В Паланге на взморье разбросают 40 кг янтаря (43)

В субботу и воскресенье в Паланге пройдут...

Забрать нельзя отдать: как в Литве изымают детей из семей, и при чем тут политика (17)

Принятый в Литве закон, позволяющий забрать ребенка из...

Via Carpatia: через Карпаты сквозь Европу (6)

Международный проект Via Carpatia призван пополнить ряд...

В Литве досрочно проголосовали 9,56% избирателей (4)

Во втором туре выборов президента Литвы за пять дней...