5 октября украинский режиссер Олег Сенцов заявил, что прекращает голодовку, которая продолжалась 145 дней. По его словам, он принял такое решение из-за сотрудников ФСИН, которые решили перевести его на принудительное кормление. По словам адвоката Сенцова Дмитрия Динзе, режиссеру было сказано, что "его вывезут в реанимацию, там прикуют к кровати, вставят трубку и будут принудительно кормить". Мы изучили исследования, нормативные и судебные документы и выяснили, что принудительное кормление в России практически не регулируется, поэтому сотрудники ФСИН руководствуются недействующими советскими приказами и кормят осужденных по нормам 1958 года.
Олег Сенцов
© Фото 89.fsin.su

Принудительное кормление — это такая процедура, которой иногда достаточно пригрозить, чтобы добиться прекращения голодовки

В сентябре 2015 года Руслан Озниев, осужденный в 2011-м на 17 лет за попытку совершить теракт в Москве, подал в суд на администрацию колонии. В иске он указывал, что объявил голодовку, протестуя против нарушения своих прав. Озниев утверждал, к примеру, что сотрудники не пускают его смотреть телевизор, не выдают положенное молоко, заставляют слушать музыку, которую не подобает слушать мусульманину.

Через шесть дней после начала голодовки, сообщал заключенный, его начали кормить принудительно, "фиктивно указав на плохое состояние". По словам Озиева, его кормили мясным бульоном, хотя религия запрещает ему есть такую еду. Начальник медсанчасти отказывался менять рацион, но позже его подчиненные все-таки согласились давать осужденному не бульон, а воду с медом, финики и орехи.

"Данные действия были направлены на подавление воли к защите своих прав путем голодовки до приезда прокурора", — сказано в иске. Суд решил, что администрация колонии действовала правильно.

Мы не знаем, как часто в России применяется принудительное кормление к заключенным, объявившим голодовку: в открытом доступе статистики нет, а на запрос «Медузы» во ФСИН не ответили. Опрошенные нами правозащитники сказали, что им не приходилось заниматься такими случаями. Из судебных документов ясно, что такая практика все-таки существует, хотя, видимо, и редко применяется.

Во всяком случае, сотрудники колоний и изоляторов могут угрожать заключенным принудительным кормлением: Сенцов держал голодовку 145 дней, но отказался от нее, когда узнал, что с ним могут сделать. "Перед началом каждого ПП, — пишет в своей работе доцент кафедры уголовно-исполнительного права и криминологии Кузбасского института ФСИН Егор Новиков, — осужденный имеет право на получение информации о том, каким способом (оральным — введение питательной смеси через ротовую полость; ректальным — введение питательной смеси и (или) медицинских препаратов в прямую кишку) и с помощью каких средств (назо-эзофагеального зонда, фарингеального зонда, гастростомической трубки и др.) будет проводиться соответствующая медицинская процедура. Как правило, предоставление подобной информации производит на осужденных сильное впечатление".

Сотрудники ФСИН принудительно кормят осужденных по отмененным советским нормам. Потому что современных регламентов просто нет

В Уголовно-исполнительном кодексе принудительное кормление описано одной фразой. "В случаях отказа осужденного от приема пищи и возникновения угрозы его жизни допускается принудительное питание осужденного по медицинским показаниям", — говорится в четвертой части 101-й статьи. В законе, который регулирует содержание людей в следственных изоляторах, уточняется, что принудительное кормление должно применяться на основании письменного заключения врача и в присутствии медицинского работника. Но никаких подзаконных актов, в которых объяснялось бы, как именно нужно действовать сотрудникам ФСИН и медицинско-санитарных частей, просто не существует.

Процедура принудительного кормления в целом очень плохо описана в документах. Этой проблеме почти полностью посвящена 170-страничная монография "Принудительное питание осужденных к лишению свободы", изданная в 2018 году под общей редакцией начальника Академии ФСИН России Александра Крымова. Как отмечают авторы, никто даже не знает, чем должны кормить людей на голодовке — какими-то продуктами или просто вводить медицинские препараты.

В статье уже упомянутого нами Егора Новикова говорится, что пробел в законодательстве вынуждает сотрудников готовить питательную смесь для принудительного кормления по нормам несуществующего приказа. Речь идет о приложении к приказу Минюста от 2005 года, который прекратил действовать в 2016-м; в документе четко говорилось, какие продукты и в каком объеме нужно давать при принудительном питании:

  • Крупа манная или овсяная — 50 граммов
  • Мясо для бульона — 200 граммов
  • Масло коровье — 30 граммов
  • Яйцо куриное — 2 штуки
  • Сахар — 100 граммов
  • Молоко коровье — 800 миллилитров
  • Соль — 10 граммов
  • Аскорбиновая кислота — 100 миллиграммов

Как следует из статьи "Принудительное питание осужденных к лишению свободы", эти нормы взяты из советского приказа 1958 года. В 1992 году в него внесли только одно изменение — увеличили в 10 раз норму аскорбиновой кислоты (до этого полагалось только 10 миллиграммов).

Врач-гастроэнтеролог из клиники "Рассвет" Алексей Парамонов рассказал "Медузе", что в медицине принудительное кормление иногда применяется к людям с анорексией. По его словам, пациенты с таким заболеванием, даже умирая, могут не признавать, что умирают из-за того, что не едят, — они считают себя слишком толстыми и хотят еще больше похудеть. В случае угрозы жизни их кормят через зонд — это тонкая трубка, которая, как правило, вставляется через нос. Если пациент не сопротивляется, установить такую трубку — дело одной минуты, это безболезненно, и потом она никак не мешает. Сложнее, если человек вырывает трубку и сопротивляется. "В таких случаях приходится прибегать к медикаментозному сну, менее правильная практика — связывание", — сказал Парамонов.

Комментируя список продуктов для принудительного питания осужденных из приказа Минюста, Парамонов сказал, что только "в доисторическую эпоху" в таких случаях смешивали обычную еду и вводили ее через зонд. Последние 20 лет так никто не делает — для этого используют готовые питательные смеси, которые производят фармацевтические компании.

Если человек принимает сознательное решение отказаться от пищи, его нельзя кормить силой. Это противоречит врачебной этике

Всемирная медицинская ассоциация в 1992 году выпустила декларацию, в которой говорилось, что принудительное кормление человека, прямо и осознанно отказавшегося от пищи, неоправданно за некоторыми исключениями: например, если пациент уже не может принимать решения и при этом не оставил никаких инструкций на этот случай.

В той же декларации сказано, что ректальный метод принудительного кормления не должен применяться ни при каких обстоятельствах. Мы не знаем, применяется ли в России этот метод на практике, но он по меньшей мере не осуждается. Например, в одном из исследований авторы отмечают, что применение питательных клизм очень ограниченно, "так как в нижнем отрезке толстого кишечника, куда поступает содержимое, введенное с помощью клизмы, всасывается только вода, физиологический раствор, раствор глюкозы и спирт". И там же упоминается рекомендация не ставить питательные клизмы чаще одного-двух раз в день, чтобы не вызвать раздражение прямой кишки.

Запрет на принудительное кормление есть в законодательстве многих стран. Например, в Беларуси запрещено принудительно кормить голодающих, если только отказ от приема пища не вызван психическим расстройством, из-за которого человек не может принять осознанного решения. И эта норма соответствует рекомендации, которую в 1998 году дал комитет Совета министров государств — членов Совета Европы. Но там уточняется, что если человеку стало совсем плохо, врач должен поставить в известность власти и действовать исходя из национальных законов и профессиональных стандартов.

По российским законам любое медицинское вмешательство может применяться к осужденному только с его письменного согласия. Но принудительное кормление не считается медицинским вмешательством, поэтому под эту норму не подпадает.

Российские методы принудительного кормления — это пытка

Европейский суд по правам человека не считает само по себе принудительное кормление ради спасения жизни чем-то недопустимым. Но в ЕСПЧ подчеркивают, что эта процедура должна проводиться максимально гуманно — так, чтобы кормление не становилось пыткой и не унижало достоинство человека. В 2005 году ЕСПЧ вынес постановление по делу Невжмерицкого против Украины. Бывший менеджер банка объявил в изоляторе голодовку, его стали кормить принудительно. Приковывали наручниками, вставляли роторасширитель и силой вводили в пищевод зонд, несмотря на сопротивление. Суд признал такое обращение пыткой. В постановлении отмечается, что государство-ответчик не смогло предъявить доказательства, что у Невжмерицкого были какие-то медицинские показания к принудительному кормлению.

В 2011 году Куйбышевский районный суд Иркутска рассматривал похожее дело. Заключенный Евгений Фомин тоже заявил, что его начали кормить принудительно без медицинских показаний. Он рассказал, что его "под конвоем доставили в кабинет врача, где, применяя спецсредства-наручники, в принудительном порядке осуществили насильственные физические действия по открытию рта для ввода резинового шланга, через который стали вводить жидкую пищу". По словам Фомина, его принудительно кормили систематически, в течение длительного срока — для того, чтобы помешать его протесту. Он просил суд признать эти действия пыткой.

Сотрудница медсанчасти описала процедуру кормления Фомина примерно так же. Она рассказала суду, что медработники, принимая решение о принудительном кормлении, руководствуются соответствующим приказом МВД СССР, которым урегулирована эта процедура. Очевидно, речь идет о приказе 1984 года — он был секретным, потом использовался под грифом "для служебного пользования" (то есть его нельзя было публиковать в открытом доступе) и прекратил действовать в 1999 году.

Суд решил, что принудительное кормление с применением силы и наручников применялось только один раз, поэтому данную процедуру нельзя считать пыткой.

Сотрудники колоний и изоляторов не видят большой проблемы в использовании наручников и других специальных средств при принудительном кормлении. В монографии 2018 года, о которой мы писали выше, приведены результаты опроса, где сотрудникам предложили продолжить фразу: "Для обеспечения процедуры принудительного питания в законодательстве необходима возможность использования и применения…" Список четырех самых популярных ответов выглядит вот так:

  • Физическая сила и специальные средства
  • Специальный зонд для кормления и воронка
  • Медицинское оборудование и медикаменты
  • Смирительная рубашка
Медуза
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

TOP новостей

Литовские предприниматели: цены в стране снизить невозможно (267)

Валдас Чейлутка и Саулюс Юркус, которые больше 19 лет...

Число бастующих учреждений растет, сторонников забастовки приглашают в Вильнюс (26)

Число бастующих учреждений выросло до 105. Точный список...

Неожиданная находка: в Вильнюсе археологи нашли фундамент мистического храма (12)

В Вильнюсе археологи обнаружили фундамент храма, о...

В рейтингах кандидатов в президенты – последняя загадка (88)

В рейтингах кандидатов в президенты на второе место...

Никаких изменений: в Литву по-прежнему везут подержанные дизельные автомобили (24)

В основном дизельные автомобили 11,3 лет – так выглядят...