Суд в Петербурге 21 августа приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении гражданского активиста и блогера, инвалида 2-й группы Эдуарда Никитина. Он обвиняется в экстремизме за публикацию анекдота в соцсети "ВКонтакте", и по этой статье ему может грозить до пяти лет лишения свободы. Впрочем, как сообщил адвокат Никитина, следствие после проведения психиатрической экспертизы просит суд не привлекать его к уголовной ответственности, а отправить на принудительное лечение.
Vladimiras Putinas, Leonidas Brežnevas
© DELFI montažas

Впервые с советских времен человека судят за анекдот. Двух репостов в соцсети "ВКонтакте", сделанных гражданским активистом, участником движения "Солидарность" Эдуардом Никитиным еще в 2015 году, – шуток про "ватников" и анекдота про выборы – оказалось достаточно для возбуждения уголовного дела по 282-й "экстремистской" статье "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства".

Эдуард Никитин родился в 1971 году, он инвалид 2-й группы без права на работу, живет с родителями. Уголовное дело за давнюю активность "ВКонтакте", за репосты, шутки и комментарии 2015 года вызывают у него недоумение и возмущение, хотя о возбуждении уголовного дела он узнал не сегодня:

— В 2016 году я прошел доследственную проверку в управлении Следственного комитета по Невскому району. Уголовное дело возбуждено в декабре 2017-го. Там был анекдот на тему торта и еще некой субстанции – не хочу говорить это слово – что если на эту субстанцию положить несколько вишенок, то она не станет тортом: это на тему результативности выборов. И еще была картинка на тему ватников. Что такое социальная группа "ватники", никто толком не знает, и существует ли она вообще, в законе это не оговорено. Но эксперты почему-то решили, что это определение относится к гражданам России и к русской нации, чего, кстати, на картинке не написано. Насколько я знаю, нигде в законе не сказано, что это за группа, нигде не обозначены границы этой группы, кто к ней принадлежит.

Я даже не знаю, как это расценивать – не понимаю, как это сделать в рамках литературной лексики, а ненормативных выражений не хочется. Я сам не знаю, с чем это сравнить. Я общался по этому поводу со своими старшими товарищами – это и не сталинские времена в чистом виде, и не брежневские, это нечто такое, чему еще не подобрано определение. Следствие запросило меры медицинского характера – в виде признания меня невменяемым.

Адвокат Эдуарда Никитина Максим Камакин подчеркивает, что дело его подзащитного – это первое уголовное дело за анекдот с брежневских времен:

– Было несколько репостов, авторство которых не установлено, включая репост анекдота на политическую тему, который ставит под сомнение возможность улучшений в стране и ставит под сомнение институт выборов. Эксперты пришли к выводу, что анекдот на этой картинке в завуалированной форме содержит недоверие к кому-либо из избранных путем голосования депутатов, государственных служащих, возможности осуществления ими каких-либо позитивных изменений в стране. Другими словами, если вы не доверяете депутатам, главе государства, должностным лицам, а еще хуже, ставите под сомнение возможность осуществления кем-то из них позитивных изменений в стране, то вы уже практически готовый клиент для обвинения по статье "экстремизм". А если вы еще расскажете на эту тему анекдот, то 282-я статья по вам уже плачет.

Когда я читал это заключение экспертов, я сначала не поверил своим глазам. Я думаю, что это первая ласточка – как только судебная практика будет накатана, посыплются заявления, провокации и вал уголовных дел за анекдоты или неудачные шутки. Следующая шутка там была под карикатурой – и какой же вывод сделали эксперты: учитывая то, что слово "ватник" используется пользователями определенной категории антирусской, антироссийской направленности в значении унижения, принижения, негативной оценки и очернения русских, надпись "хороший ватник – холодный ватник" воспринимается как пожелание смерти всему русскому народу. То есть эксперт полностью отождествляет слово "ватник" с русским народом, чего мой подзащитный никоим образом не признает. Такие экспертизы основаны полностью на домыслах экспертов, и качество их никуда не годится.

– А судьи кто, то есть кто эти эксперты?

– Один из экспертов имеет специальность "научный коммунизм", возможно, он делал свои выводы в соответствии с полученным образованием. Это эксперты из криминалистического сопровождения следственного управления криминалистики ГСУ – Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Петербургу – Елена Кирюхина, Татьяна Мамаева и Резидэ Сахауддинова, вот она-то и есть специалист по научному коммунизму, остальные имеют образование – филология и клиническая психология. Мы заявляем ходатайство о признании этих экспертиз недопустимым доказательством, поскольку они содержат только домыслы экспертов и не являются исследованием, которое полагается производить. Поэтому мы просим исключить из доказательств эту экспертизу, никаких других доказательств вины Эдуарда нет, и мы требуем его оправдать. Мера пресечения в отношении Эдуарда не избиралась, пока он на свободе.

Активистка Петербургского демократического движения "Солидарность" Ольга Смирнова хорошо знает Эдуарда Никитина, по ее словам, когда проходят акции, он всегда рядом и всегда помогает:

– Эдуард – наш активист, он состоит в "Солидарности" с 2016 года, а кроме того, он еще активист "Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие", представляющий гетеросексуальную часть этой группы. В борьбу за права ЛГБТ Эдуард вовлекся давным-давно, значительно раньше, чем пришел к нам. До этой истории с репостами он бывал почти на всех наших акциях, не всегда стоял с плакатом, но всегда помогал: где-то листовки раздавал, где-то просто стоял рядом с человеком и защищал, чтобы на него никто не напал. С 2016 года, правда, он резко снизил свою активность, так как у него начались проверки по 282-й статье, чтобы не усугублять. С моей точки зрения, Эдуард – человек глубоко порядочный и смелый, а также очень подкованный. Он ведь инвалид без права работы, поэтому у него есть много времени читать, и он является настоящей ходячей энциклопедией.

Я считаю, что уголовное дело в отношении Эдуарда Никитина – это частный случай конвейера, который подгребает всех подряд. Мы с ним оба сходимся в том, что это не прицельная атака на него самого как на конкретного выдающегося активиста. Он просто попал в этот общий репрессивный конвейер, который сейчас раскручивается с помощью соцсети "ВКонтакте", ему просто не повезло. Тем не менее это 282-я статья, которая уже отправила за решетку такое количество случайных людей, что оно в разы больше количества людей неслучайных, принципиальных борцов, которых у власти есть прямой смысл бояться. Такой случайной жертвой стал и Эдуард. ​

– Что вы скажете об уровне экспертиз и о самих экспертах, ведь обвинение строится на основании их выводов.

– О таких экспертах уже все сказано: "Товарищ Сталин, Вы большой ученый, В языкознаньи знаете Вы толк". Эксперты там, конечно, потрясающие. Таких берут специально, потому что людей, прекрасно владеющих наукой о языке, причем людей безработных, сейчас в России больше, чем достаточно.

– Получается, что мы возвращаемся в брежневские времена посадок за анекдот?

– Это один к одному, только пропорции сейчас, пожалуй, больше в сторону таких вот случайных попаданий. Все-таки в брежневские времена люди больше сознавали, что они делают – даже если они анекдоты рассказывали. Люди понимали, что это был такой легкий вариант фронды, что всегда есть вариант доноса. Те, кто шел на большие риски и распространял самиздат, тоже понимали, что это уголовная статья и длительные сроки. Все понимали, что они делают и что они за это могут быть наказаны.

Сейчас ситуация совсем другая, мы имеем дело с очень доверчивым обществом, которое за многие годы относительной свободы приучило, что за слова не сажают, что существует свобода слова, печати, собраний, и в котором 99,9 процента людей еще не испробовали условность этих свобод на самих себе. Практически у всех первая реакция – это удивление: как же так, это же какая-то ошибка, такого не может быть! В советское время люди с самого начала понимали вес и значимость своей Конституции – как нулевой. А сейчас есть иллюзия некого благополучия – и правового, и политического: вроде у нас есть и конкуренция, и разные СМИ, и разные точки зрения. Вот эта иллюзия поддерживается куда более тщательно, чем в советское время, и всякая тревожная информация на эту тему воспринимается с трудом – именно из-за стройной декорации, в которую все верят.

– Так что же, вы считаете, что советские любители шуток и анекдотов были гораздо более защищены, чем теперешние?

– Да. Причем если не говорить о жестокости преследований и о сроках, то количественный уровень политических репрессий, по мнению правозащитников, сегодня на порядок превышает уровень начала 70-х.

С такой позицией согласен и правозащитник, член Правозащитного совета Петербурга Юрий Вдовин:

– Да, в советское время сажали больше все-таки за ярко выраженную антисоветскую деятельность. А этих анекдотов было ужасающее количество, интернета не было, но они рассказывались на всех кухнях, в поезда, в метро, на улице, где угодно. Этот парень рассказал свои анекдоты три года назад, уголовное дело завели год назад – значит, 12 месяцев разные эксперты изучали их, делалась куча всяких экспертиз по этому поводу: текстологическая, лингвистическая, психологическая. И смысл их выводов в том, что эти анекдоты создают ощущение сомнения в том, что избранные депутаты, государственные деятели, президент страны могут как-то улучшить жизнь российских граждан.

Сомнение! И за это человека пытаются осудить. А про ватник было сказано, что под этим словом подразумевается оскорбление всего русского народа. И якобы фраза "Хороший ватник – холодный ватник" говорит об экстремистском желании ее автора уничтожить весь русский народ. Вроде бы обсуждать это всерьез смешно, но статья-то уголовная, и у Никитина сразу же, между прочим, банк заблокировал карту, то есть он теперь даже своего пособия по инвалидности получить не может. Это абсолютно незаконно.

Вообще, все эти анекдоты, вся эта деятельность – это ведь просто абсурд, дурдом, и он должен когда-то прекратить свое существование. Ведь кроме этого идиотского случая возникают десятки других – из-за комментариев в сети, перепостов. Все это идет на руку ФСБ, который должен доказать необходимость своего существования. Экстремистов настоящих ловить страшновато – они ведь и выстрелить могут, а так в интернете порылся, нашел "экстремиста" – и порядок. Они себе на этом фоне дырявят кителя под ордена и готовят карманы на премии, на улучшение материального положения.

Адвокат Виталий Черкасов, представляющий Международную правозащитную группу "Агора", считает, что при оценке подобных дел следует учитывать общее политическое положение в стране:

– Вспомните, что в тучные нулевые годы, когда кубышка была полная и купались в нефтедолларах, особо не обращали внимания на выступления оппозиционеров, гражданских активистов – я помню это время. Власть поворачивалась лицом к общественности, снисходительно говорила о готовности сотрудничать. Я тогда возглавлял Адвокатский правозащитный центр, чиновники садились с нами за стол переговоров, проводились общественные конференции, я входил разные советы, например, при начальнике УВД и т. д. В тот период мы не казались власти опасными. Сейчас социально-политическая обстановка изменилась, стало проявляться недовольство не только у активистов, но зреет раздражение у народа – в этих условиях легко управлять и манипулировать людьми с помощью подконтрольных средств массовой информации.

А вот общение в социальных сетях вызывает беспокойство – там нет редактирования, нет цензуры, и тут, я полагаю, с помощью таких вот драконовских мер государство хочет заставить народ включить самоцензуру. И, по-моему, они этого уже добились. Но ведь поставить, как в Китае, социальные сети под жесткий контроль – это значит вызвать еще более негативное отношение к власти, особенно у молодого населения. Но в этой ситуации, я считаю, они приняли именно такое решение – дать посыл обществу, особенно молодым людям, с помощью таких вот уголовных дел: включайте самоцензуру, иначе к вам тоже могут однажды прийти и привлечь за лайки, перепосты и анекдоты.

– Но ведь общеизвестно, что скрытое раздражение гораздо опаснее, просто никто не будет знать, где и когда рванет…

– Они этого не просчитывают. Верховной власти сегодня не очень вольготно – в стране, действительно, куча проблем, мы на осадном положении. И они считают, что недовольство народных масс нужно цементировать, сделать что-то, чтобы количество критических публикаций уменьшалось. А раз посыл такой дан, то соответствующая служба, которая для этого и создана, воспринимает это так, как будто ее спускают с цепи. И она старается показать свое рвение, и тут у нас, как всегда, раз такая команда дана, идет работа в интересах статистики. Чтобы на приеме в Кремле можно было указать в докладе: смотрите, в прошлом году был собран такой-то урожай, а в этом мы значительно повысили показатели. И их за это похвалят. Но если сверху поступит сигнал сбавить обороты – это сразу отразится и на нас, простых смертных, и мы почувствуем облегчение. Все зависит от команды.

Виталий Черкасов связывает усиленный поиск так называемых "экстремистов" именно с нестабильностью обстановки в стране, с тем, что даже простой обыватель, еще недавно всем довольный, начинает интересоваться: "Где деньги, Зин?" Поэтому власти, по мнению адвоката, и дальше будут стараться зачистить пока еще неподконтрольные площадки в соцсетях.

Радио Свобода
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

В России стали чаще брать взятки (13)

Количество зарегистрированных случаев получения и...

В Москве умерла правозащитница Людмила Алексеева (161)

Старейшая российская правозащитница, член совета при...

ФСБ отказалась считать украинских моряков военнопленными (37)

Украинские моряки не могут считаться военнопленными,...

Москвичей призвали не трогать пьяных свиристелей (5)

В Москве из-за перепада температур забродили ягоды...

TOP новостей

Путь литовки в Норвегии: от уборщицы - к собственному бизнесу (57)

"Когда я приехала в Норвегию, то работа для меня уже была...

Сквернялис: доходы увеличатся у всех работающих (23)

Своевременно принятый бюджет страны увеличит доходы...

Официально: будем переходить на летнее время еще несколько лет (14)

Страны Евросоюза будут переходить на летнее время еще...