Успех или провал? Потерпевшие продолжают судиться

Президент России Владимир Путин соответствующим указом объявил в России 28 октября 2002 года днем траура по погибшим в трагических последствиях этой террористической акции.

Nord-Ost
Nord-Ost
© RIA / Scanpix

23 октября 2003 года перед зданием театрального центра открыли монумент — гранитный камень с надписью "В память о жертвах терроризма" и стелу из белого гранита высотой 7 метров, увенчанную тремя бронзовыми журавлями.

В феврале 2012 года на Дубровке была освящена временная деревянная православная часовня в честь Иверской иконы Божией Матери. Рядом с ней в 2011 — 2015 годах построен каменный храм в честь святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

20 сентября 2003 года Владимир Путин заявил на встрече с журналистами, что люди погибли "не в результате действия газа", который, по его словам, был безвредным, а стали жертвами "ряда обстоятельств: обезвоживания, хронических заболеваний, самого факта, что им пришлось оставаться в том здании".

Те, кто участвовал в организации спасения заложников, как правило, считают действия правоохранительных органов успешными и оправданными. "Не собираюсь давать комментарии по поводу того, насколько адекватными были решения военных, потому что я не специалист по борьбе с терроризмом. Меры со стороны правительства Москвы были адекватными и исчерпывающими. Я думаю, что совместными усилиями с правоохранительными органами нам удалось спасти более 900 человек", — заявил Юрий Лужков, который в тот момент занимал пост мэра Москвы.

По словам участвовавшего в операции депутата Госдумы от Чечни Асламбека Аслаханова, многие врачи не знали, что делать. "Срочная, экстренная реанимационная помощь людям не оказывалась. Я думаю, что здесь и был главный промах ситуации, потому что и газ правильно не рассчитали, и к последствиям не готовились. Четкого механизма спасения, оказания помощи немедленной после применения газа, а также нужных медикаментов — не было", — отметил он.

"Мы действовали правильно. Если бы не действовали, погибли бы все находившиеся в здании люди, в том числе ребята из "Альфы" и "Вымпела", весь район взлетел бы на воздух. Случившееся — это трагедия, но это было необходимо, чтобы спасти по возможности больше людей", — полагает руководитель Ассоциации ветеранов российских спецслужб Сергей Гончаров.

Но у родственников жертв и у пострадавших до сих пор остается много вопросов и требований. Эти люди все еще судятся с государством. Основные претензии к властям России сводятся к тому, что заложники не получили должной медицинской помощи — множество людей погибло из-за того, что их выносили с наклоном головы вперед или назад, и они задохнулись, а также к тому, что власти не провели должного расследования всех обстоятельств.

Судебные разбирательства дошли до Страсбургского суда, который постановил, что штурм театра был приемлемой мерой, но обязал российские власти провести эффективное расследование и представить "удовлетворительное и убедительное объяснение причин смерти заложников и установить степень ответственности должностных лиц за их смерть".

По решению ЕСПЧ от 2011 года, Россия должна была выплатить тем, кто обратился с иском, от 8,8 до 66 тысяч евро за моральный ущерб (всего жалобу подали 64 человека), но не все истцы получили полагающуюся им компенсацию, сообщает Euronews.

Одно из основных требований родственников погибших и потерпевших — чтобы к ответственности были привлечены организаторы спецоперации. Многие заложники погибли уже после спецоперации, отравившись усыпляющим газом, который был пущен по вентиляционным шахтам перед штурмом. Родственники и потерпевшие требуют, чтобы власти сообщили, что же содержалось в этом газе.

"Мы настаиваем на том, как это было указано в решении ЕСПЧ, что право на жизнь потерпевших нарушено государством. Хасан Закаев — это не единственный человек, которого мы хотели видеть на скамье подсудимым. Мы говорим об ответственности должностных лиц", — ранее заявляла адвокат потерпевших Карина Москаленко.

Председатель региональной общественной организации "Норд-Ост" Сергей Карпов рассказал "Эху Москвы", что потерпевшие до сих пор судятся с государством, добиваясь подробного разбирательства по поводу правомерности применения газа и того, как была организована медицинская помощь подвергшимся его воздействию людям.

"Мы считаем результаты судмедэкспертизы ошибочными или подтасованными и подали около 30 ходатайств в областной военный суд. Мы бы хотели видеть в суде судмедэкспертов и представителей штаба, который занимался организацией. Но нам во всех наших ходатайствах было отказано. Апелляция в Верховном суде также была отклонена", — уточнил Карпов, добавив, что около 100 жалоб находится на рассмотрении в Европейском суде по правам человека.

Умер журналист Михаил Ненашев

На 91-м году жизни скончался журналист, публицист, бывший...

Песков назвал Россию "островком стабильности в океане турбулентности" (23)

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков...

Суд продлил арест карельского историка Юрия Дмитриева (20)

Обвиняемый в педофилии глава карельского отделения...

На единственном в России авианосце произошел пожар (49)

Авианесущий крейсер "Адмирал Кузнецов" загорелся во...

TOP новостей

"Миллионеры на бумаге": эмигрантами из Литвы воспользовались аферисты (19)

"Ты - директор, ты – миллионер. Хочешь – прилетай, бери...

После Нового года прогнозируют хаос: из-за нового порядка возможен рост цен (29)

Представители производителей и импортеров резины для...

Погода на следующей неделе не будет похожа на зимнюю

В воскресенье утром во многих районах шел дождь , но в...