aA
"Новая газета" опубликовала вторую часть интервью с "ученым-шпионом" Игорем Сутягиным, которого Россия вместе с еще тремя осужденными обменяла на разоблаченных в США разведчиков. Сутягин завершил историю о тайном обмене, а также рассказал, как с ним работали российские спецслужбы. По его словам, их "почерк" почувствовался еще во время слушаний дела.
Игорь Сутягин
Игорь Сутягин
© Reuters/Scanpix

"Почерк нашей госбезопасности заключается в том, чтобы поставить человека в условия жесточайшего стресса, загнать его в угол необходимостью принимать сложнейшие решения в условиях беспощадной нехватки времени и полной невозможности не только с кем-нибудь посоветоваться, но и обдумать все последствия своих слов и поступков", - пояснил Сутягин.

Такими же методами, как заявил ученый, с ним работали и в "Лефортово", куда его привезли из колонии в Архангельске, чтобы рассказать об обмене. В ответ на озвученную перспективу освобождения Сутягин тогда попросил время на то, чтобы все обдумать и посоветоваться с родными. В итоге, по словам ученого, его "непрерывно подгоняли, подстегивали (о, вот уж это они хорошо умеют!)" и откладывали любые его свидания "на потом".

В результате судьбоносное решение пришлось принимать буквально за 30-40 минут, не имея возможности переговорить ни с адвокатами, ни с родственниками. При этом никаких подробностей соглашения между президентами США и РФ не озвучивалось, то есть имен остальных трех человек, которых решено освободить по просьбе Штатов, Сутягин не узнал, пока не сел в самолет и сам не предложил остальным познакомиться. О том, что из "Лефортово" их повезут в Вену, он также узнал непосредственно у трапа самолета.

"Поддержание у осужденного максимально возможной степени неуверенности и неопределенности насчет его дальнейшей судьбы - это вообще, похоже, один из фундаментальных принципов всей нашей пенитенциарной, да и в целом правоохранительной системы. Так что когда осужденного везут, то ему ни под каким видом ни за что не скажут, куда его везут", - подчеркнул Сутягин.

В самолете, в котором шпионов доставили в Вену, находилось достаточно много людей. Помимо самих заключенных, конвой МЧС, представители российской и американской стороны. Конвоировали освобожденных офицеры Центра операций повышенного риска МЧС – "все не ниже майора, между прочим", вспоминает Сутягин. Они "смотрели на нас как Ленин на интеллигенцию: и косо, и напряженно одновременно", добавил он.

По словам ученого, в Великобритании после прибытия их сразу доставили в отель. Там ему объяснили, что на данный момент у него есть действующая виза на шесть месяцев. Затем он может попросить продлить ее, и этот запрос будет рассмотрен в обычном порядке.

При этом англичане подчеркнули, что были бы рады за ученого, если бы он вернулся на родину. Сейчас ученый живет у друзей и решает с семьей вопрос о том, кто к кому приедет: он домой или они в Англию.

По словам Сутягина, для США его освобождение стало чем-то вроде акта доброй воли, так как в качестве шпиона он, по его словам, задействован не был, что подтвердил также госдепартамент. Работу ему, в отличие от российских шпионов, вернувшихся на родину, никто предлагать не торопится.

"Так что американцы освободили свободного человека, особых обязательств перед которым у США не имеется, - и дали ему своей свободой в полной мере пользоваться, устраивая дальнейшую жизнь вполне самостоятельно", - отметил Сутягин.

Впрочем, стоит отметить, что из слов официальных лиц США не складывалось впечатление, что это было исключительно "гуманитарной" акцией, как утверждает Сутягин. Власти США подчеркивают, что получили в обмен на 10 шпионов-"неудачников" четырех человек, в которых были очень заинтересованы. "Мы были очень заинтересованы в этих людях, - сказал генпрокурор США Эрик Холдер, - точно так же, как в них была заинтересована Великобритания. Поэтому мы и вернули этих людей".

Совсем откровенно по этому поводу высказался в телевизионном ток-шоу вице-президент США Джо Байден. На вопрос ведущего о том, почему десятерых обменяли всего на четверых, Байден намекнул, что российские агенты были не так уж хороши. "В обмен мы получили четверых действительно хороших, - сказал Байден. - А эти десять, хоть они тут и долго пробыли, но особо-то ничего не сделали".

NEWSru.com
|Populiariausi straipsniai ir video
|Maža didelių žinių kaina