Во втором по величине городе России - всплеск обращений задержанных о пытках. За год - 13 случаев. Чаще всего пытают задержанных по резонансным делам, которые курирует ФСБ. Би-би-си изучила заключение общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Санкт-Петербурга по этим случаям.
Protestas Sankt Peterburge
© Reuters / Scanpix

Члены ОНК могут посещать места принудительного содержания граждан - отделения полиции, следственные изоляторы и колонии. Пытки же в основном происходили за пределами этих учреждений - в управлении ФСБ, которое петербуржцы называют "Большим домом", в микроавтобусах без опознавательных знаков и даже в лесу.

В ряде случаях правозащитникам Яне Теплицкой и Екатерине Косаревской удалось зафиксировать следы пыток, в остальных пытки описаны со слов пострадавших, их адвокатов и родственников. Полностью их заключение опубликовано на сайте правозащитной "Команды 29".

"Град" против полицейских

Бывшие сотрудники МВД из города Тосно Илья Щукин и Сергей Ласлов проходят обвиняемыми по делу о подброшенных наркотиках.

В апреле 2017 года сотрудники ФСБ из спецподразделения "Град" вытащили Щукина из машины его коллеги, надели наручники и запихнули в свой микроавтобус. Полицейскому начали задавать вопросы. Когда ответы не нравились, били электрошокером, утверждает Щукин.

"Периодически дверь микроавтобуса открывалась и мужской голос с улицы говорил, что я говорю **** [ерунду - Би-би-си], говорил также, чтобы сотрудники "Града" продолжали со мной работать, и дверь микроавтобуса закрывалась", - описывал происходившее полицейский в своем обращении в ОНК.

В июле того же 2017 года сотрудники ФСБ задержали коллегу Щукина Сергея Ласлова. Он утверждает, что его поместили в служебный автобус, отвезли в лесополосу и два часа били током по бедрам, животу и половым органам, разрядив два шокера.

Ни Щукин, ни Ласлов не смогли добиться расследования.

Дело "Сети"

Осенью 2017 года ФСБ возбудила против нескольких жителей Пензы дело об участии в террористическом сообществе. С октября 2017 года в Пензе, Москве и Санкт-Петербурге было задержано 11 человек. Большинство из них - антифашисты и анархисты.

В докладе ОНК утверждается, что Армана Сагынбаева задержали в его петербургской квартире и затем избивали и пытали ударами электротока в микроавтобусе.

Правозащитникам мужчина рассказал, что во время поездки один из сотрудников ФСБ достал небольшую коробку с двумя проводами, которые прикрепили к большим пальцам рук задержанного.

"Мне сказали, что сейчас проверят, есть ток или нет. После этого мне стало безумно больно", - говорится в обращении Сагынбаева.

Похожим образом описывает методы работы ФСБ другой обвиняемый по делу "Сети". По словам Виктора Филинкова, в ночь на 24 января 2018 года его около четырех часов подряд избивали и пытали электрошоком в салоне микроавтобуса, заставляя выучить наизусть признательные показания.

Позже в ФСБ признали применение электрошока. В разговоре со следователем, проводившим проверку по жалобам Филинкова, сотрудники ФСБ заявили, что были вынуждены ударить задержанного шокером, потому что он пытался сбежать.

Похожие ожоги правозащитники увидели и на теле другого обвиняемого - Игоря Шишкина, также задержанного в январе 2018 года.

Во время осмотра в СИЗО члены ОНК увидели на лице у Шишкина обширную гематому вокруг левого глаза, синяк вокруг правого, у него была разбита губа и заметна ссадина на щеке. О применении к себе силы он не заявлял.

На пытки электричеством в микроавтобусе пожаловался также Илья Капустин. Он не был подозреваемым по делу "Сети" и на допрос в ФСБ его отправили в качестве свидетеля.

Выйдя от из здания ФСБ, Капустин задокументировал оставшиеся на теле следы, подал заявление в Следственный комитет и вскоре уехал из России.

Еще один фигурант того же дела Юлий Бояршинов не подвергался пыткам непосредственно со стороны сотрудников ФСБ, но после отказа дать удовлетворяющие службу показания ему были созданы невыносимые условия в следственном изоляторе, говорится в отчете ОНК.

В СИЗО, по данным правозащитников, Бояршинова неоднократно били сокамерники, ему угрожали изнасилованием. В один из дней старший по камере избил его с криками "террорист, хотел взорвать моих детей, ненавижу", рассказал Бояршинов членам ОНК. По его словам, другие заключенные были неплохо осведомлены об обстоятельствах его дела - например, знали, где он был задержан.

Во всех пяти случаях следователи не нашли оснований для возбуждения дела против сотрудников ФСБ.

"Крокодилы" в "Большом доме". Дело Казанского собора

В декабре 2017 года ФСБ заявила о предотвращении взрыва в Казанском соборе Петербурга. По делу было задержаны семь человек. Среди них Алисхан Эсмурзиев и Шамиль Омаргаджиев. Обоим предъявили обвинения в незаконном хранении оружия.

Над Эсмурзиевым, говорят в ОНК, начали издеваться в микроавтобусе, в который его поместили после обыска в квартире.

"По Эсмурзиеву топтались ногами и прикладывали электрошокер: к наручникам, области почек, паховой области, к ногам", - говорится в акте, составленном правозащитниками после разговора с мужчиной.

Пытки, по его словам, продолжились в здании петербургского управления ФСБ, рассказывал Эсмурзиев. После того, как следователь не удовлетворился его ответами, подозреваемого "отвели в другое помещение, заковали руки за спиной, надели на голову мешок и прикрепили к его ногам [клещи] "крокодилы". По "крокодилам" пускали электрический ток", - говорится в докладе ОНК.

Вскоре после этого Эсмурзиев пожаловался на издевательства в следственный комитет, но еще через некоторое время предпочел забрать жалобу.

Другого фигуранта дела - Омаргаджиева - по данным правозащитников, начали избивать в его же доме на глазах беременной жены.

В управлении ФСБ, а затем в изоляторе мужчина неоднократно просил о медицинской помощи: он лишился зуба, из раны на ноге и образовавшихся от крепко сжатых наручников ран на запястьях шла кровь. Однако медработников к нему допустили только через двое суток, утверждают в ОНК.

В здание Смольнинского суда, принявшего решение об аресте, из автозака Омаргаджиева практически несли: по словам членов комиссии, высокий мужчина физически не помещался в "стакан" автозака, но несмотря на это его поместили внутрь в полусогнутом положении с застегнутыми за спиной наручниками. По дороге в суд он несколько раз терял сознание.

В следственном комитете адвокату Омаргаджиева в возбуждении дела отказали.

"Император". Дело о сбыте оружия

Павла Зломнова задержали в январе 2018 года люди в штатском и сильно избили в микроавтобусе, который вез его в петербургское управление ФСБ, говорится в докладе ОНК.

"Били по голове, били по почкам, печени, выкрутили ухо и засовывали со всей силы палец в ухо, прыгали по мне. На мой вопрос, кто они - один ответил: я твой император", - вспоминал Зломнов. Согласно данным ОНК, у мужчины было несколько травм, в том числе повреждение барабанной перепонки.

В здании на Литейном проспекте, по словам правозащитников, его продержали всю ночь, не давая ему спать, пить и посещать туалет. По данным ОНК, в течение следующих двух дней Зломнова дважды пытались передать в изоляторы, но оба раза его отказывались его принимать, так как он был избит.

В СИЗО-6, в котором в итоге оказался Зломнов, он содержится в камерах, в которых людей больше, чем спальных мест: "первые два месяца у него отсутствовала койка, личная койка появилась только на "коммерческой основе", - утверждают члены ОНК.

Другой обвиняемый по делу Роман Гроздов рассказывает, что оперативники в гражданской одежде напали на него в подъезде его же дома, несколько раз ударили по голове и посадили в микроавтобус.

В машине, по словам мужчины, его в течение нескольких часов били шокером в пах и по ступням, требуя сознаться в покупке оружия. Следующие двое суток он провел в одном кабинете незнакомого ему здания без сна, воды и еды, утверждает Гроздов.

В деле есть и третий фигурант - знакомый Гроздова Дмитрий Бажин. Со слов родственников Зломнова, Бажин рассказал другим двум фигурантам, что вынужденно оговорил их под пытками: его били шокером в пах.

Дело бизнесмена Саликова

Бизнесмен Игорь Саликов во время задержания получил тяжелые травмы анального отверстия, прямой кишки и мочевого пузыря.

Предпринимателю вменяется статья о насильственных действиях сексуального характера в отношении мужчины. Сам он вину отрицает и считает, что преследование организовала бывшая жена, пытающаяся отсудить имущество, и ее новый муж.

В мае 2018 года к Саликову пришли домой с обыском. Подругу предпринимателя, по его словам, сотрудник ФСБ несколько раз ударил дубинкой, а его самого заковал в наручники и бил электрошокером, причем в присутствии понятых.

Во время обыска силовики вытащили из сейфа хранившееся там зарегистрированное оружие. В какой-то момент сотрудник ФСБ толкнул Саликова в спину, а когда тот упал, взял одно из ружей и нанес карабином удар в область заднего прохода, рассказывал бизнесмен.

"Удар был настолько сильным, что ствол карабина вошел внутрь, пробив штаны и практически пригвоздил меня к полу. Я ощутил нестерпимую боль и попросил вызвать скорую", - вспоминал Саликов.

После госпитализации он перенес две операции и провел еще месяц в больнице.

В августе 2018 года по заявлениям Саликова было возбуждено дело в отношении неустановленного сотрудника ФСБ, говорится в докладе ОНК.

Вершина айсберга?

ОНК неоднократно обращалась в ФСБ по этим инцидентам, однако ответа по существу так и не получила. Би-би-си также направила запрос в ФСБ.

Правозащитники отмечают, что, хотя им стало известно о 13 случаев пыток, в действительности они применяются гораздо чаще.

"Все, что связано с ФСБ, начиная с численности этой организации, заканчивая методами получения показаний, - засекречено", - сетует Яна Теплицкая.

"Даже не знаю, на сколько нужно умножать эту цифру, - сказал Би-би-си кандидат социологических наук, криминолог из Петербурга Яков Костюковский. - У нас в стране есть целый класс людей, которые стараются вообще не привлекать к себе внимание, поэтому с ними можно делать все, что угодно, - это нелегальные мигранты. Только в Петербурге, по оценкам экспертов, их от 300 до 500 тысяч".

По мнению Костюковского, причины пыток - система, требующая от силовиков постоянного повышения раскрываемости преступлений, и низкая квалификация силовиков.

"Система такая, что нельзя просто так задержать человека, а потом отпустить. Идет постоянная гонка за показаниями и раскрываемостью. Граждане, в свою очередь, не доверяют правоохранительным органам и не спешат с ними сотрудничать", - отмечает Костюковский.

"В правоохранительные органы часто идут люди с низкой квалификацией, впрочем, не нужно иметь высшее образование, чтобы понять, что бить человека стулом по голове людям в погонах нельзя ни при каких обстоятельствах", - резюмирует эксперт.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

TOP новостей

В Гарюнай после долгого перерыва: такие цены в городе найдешь с трудом (81)

После долгого перерыва, в хмурую ноябрьскую субботу...

Грибаускайте не смогла вылететь в Ригу на 100-летие независимости Латвии (269)

Литовская делегация во главе с президентом Литвы...

Политолог о кандидатах консерваторов на выборах: опять не хватает лидеров (28)

Оппозиционный Союз Отечество - Христианские демократы...

Погода: облачно, осадки, вероятен мокрый снег

В воскресенье в Литве будет облачно, в некоторых...

Мошенники не дремлют: женщина не пожелала стать их сообщницей (1)

16 ноября около 20.30 часов вечера, в полицию поступило...