Отношения Запада и России драматически ухудшаются на фоне последних обвинений со стороны западных стран, нашедших следы российской военной разведки в хакерских атаках по всему миру, в том числе при попытке взлома штаб-квартиры Организации по запрещению химического оружия и антидопинговых агентств, пишет русская служба "Голоса Америки".
© Sputnik / Scanpix

НАТО на встрече министров обороны стран-членов организации в четверг также отметила подрывную роль Москвы в вопросе кибербезопасности, да и безопасности в целом. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг по окончании встречи заявил журналистам, что Россия должна прекратить «использование силы против своих соседей, попыток вмешательства в избирательные процессы и широкомасштабных кампаний по дезинформации».

Из пяти стран, обвинивших за последние три недели Россию во враждебных действиях – США, Канады, Великобритании, Швейцарии и Нидерландов – три находятся в Европе, где в основном и совершают эти действия агенты Главного управления Генерального штаба российской армии.

Между тем, в 90-х годах ХХ века отношения Европы с Россией в сфере безопасности были совершенно другими: Москва достаточно спокойно относилась к деятельности Североатлантического альянса и даже подписала с НАТО Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности. Даже позже, при генеральном секретаре НАТО лорде Джордже Робертсоне в 2002 году, отношения России и Альянса развивались позитивно – при том, что НАТО уже не скрывало своего намерения расшириться за счет стран Балтии.

Как произошло то, что Европа снова стала плацдармом соперничества Москвы и западного мира? Об этом на «круглом столе» в Центре стратегических и международных исследований (CSIS) в Вашингтоне 3 октября говорили известные американские эксперты.

Уильям Хилл, профессор Национального военного колледжа США и бывший сотрудник НАТО, заявил в ходе дискуссии в CSIS, что «глубокие разногласия между Россией с одной стороны и США с их единомышленниками с другой существовали с самого начала по поводу как минимум одного момента – статуса стран бывшего СССР, граничащих с Россией».

«США, например, всегда придерживались мнения, и старались воплощать его на практике, что эти страны полностью суверенны и независимы, а Россия всегда говорила о своей особой роли в судьбе этих стран в силу социокультурных и исторических связей, и это наиболее ясно было высказано президентом Дмитрием Медведевым в 2008 году, когда он заявил о «зоне привилегированных интересов» России» - напомнил экс-дипломат.

Уильям Хилл при этом подчеркнул, что противостояние нарастало постепенно: «Россия и Запад начали расходиться друг c другом после того, как западные державы приняли ключевые решения внутри НАТО и Евросоюза – решения, в которых у России «право голоса было, а права вето не было», как тогда говорили. Когда в 1999 году НАТО воевало с Сербией, когда в 2008-м была признана независимость Косова, ООН при принятии решений просто обошли стороной, что привело к все более громким жалобам России на ее изоляцию в 2000-е».

«Россия жаловалась на односторонние решения Запада и используемые им двойные стандарты, и навстречу этим обвинениям с самого Запада раздавались упреки Москве в том, что она отходит от открытости общества и демократических стандартов. Тем не менее, некое сотрудничество между Россией и Западом в сфере безопасности сохранялось все 2000-е, и даже часть 2010-х. Но оно все более слабело, и ушло совсем после аннексии Крыма Россией. Западная попытка интегрировать Россию закончилась, и теперь Европа – опять разделенный континент, где в вопросах безопасности проявляется подозрительность и враждебность» - с сожалением отметил Уильям Хилл.

Тем не менее, по словам старшего эксперта Центра изучения американо-европейских отношений Института Брукингса Констанс Штельзенмюллер, западное единство сохранилось и развивается потому, что «мы – сообщество, которое смогло преодолеть память о двух мировых войнах и давние исторические споры через договоренность об общих ценностях, развитие общей системы правил, общее пространство торговли, общность политических идей, в частности, конституционализма, и общее понимание того, что является достойным обществом, и как оно важно».

«Иными словами, наш союз – это не военный союз, а политический, основанный на ценностях, и это то, что его скрепляет. Я напомню, что моя страна – Германия – расположила свои ВВС в Эстонии и подразделения армии в Литве, и, если вы бы мне сказали лет пять назад, что это произойдет, то я бы ответила, что вряд ли. Поэтому, что бы не говорили о невозможности защитить страны Балтии военной силой, нападение на них – это та черта, которую переходить нельзя, и Путин это понимает» - считает эксперт.

Генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов предложил свое объяснение того, почему кризис в отношениях Запада и России сохраняется неизменным с марта 2014 года: «Первое объяснение – в том, что обе стороны в принципе принимают сложившуюся ситуацию как допустимую. Она не совершенна, но они могут с этим жить. Более того – я думаю, что влиятельные группы с обеих сторон получают от этой ситуации выгоду, они в ней могут достигать своих целей, улучшать свои позиции внутри структур власти. Некоторые такие группы и институты, впавшие было в спячку, опять вернулись к жизни, и, цинично говоря, этим наслаждаются».

Российский политолог также считает, что по мнению каждой из сторон противостояния, время – на ее стороне: «В России многие считают, что рано или поздно единство западного мира поколеблется, что нечто произойдет, и европейцы постепенно откажутся от санкций, а трансатлантические отношения так ухудшились, что в конце концов внимание Запада перенесется с России на что-то более неотложное. Москва полагает, что нужно просто сидеть и ждать, пока такие изменения произойдут».

«Сейчас, как ни странно, сложилась ситуация, когда будущее России более предсказуемо, чем будущее Запада, и уж точно – чем будущее Евросоюза» - сказал в своем выступлении Андрей Кортунов.

Директор Центра изучения Евразии, России и Восточной Европы Джорджтаунского университета Анджела Стент в интервью Русской службе «Голоса Америки» так ответила на вопрос, можно ли было избежать нынешнего противостояния России и Запада:

«Западные страны в 1990-х на самом деле надеялись, что они могут создать систему, в которой у России была бы своя достойная часть, но Запад не хотел распускать НАТО, и надо сказать, что именно НАТО хватило сил, чтобы разрешить боснийский и косовский кризисы, правда, не без противоречий. Но в конце концов, Запад встал перед выбором: сосредоточиться на нуждах стран Центральной Европы в сфере безопасности, или пойти навстречу нуждам России в этой же сфере».

«Ельцин был недоволен расширением НАТО, тогда как центральноевропейские страны стремились в НАТО, чтобы полностью уйти от советского периода своего прошлого, и, кроме того, вступление в НАТО, например, заставило Венгрию и Румынию отказаться от взаимных территориальных претензий. В результате выбор был сделан в пользу этих стран, но такое решение отодвинуло Россию от полноправного участия в европейских делах» - описывает свое видение западного выбора Анджела Стент.

«Я не уверена, что это вообще было возможным – создать систему, в которой и Россия, и бывшие социалистические страны смогли бы иметь равные роли, но теперь мы этого не узнаем» - заключает эксперт.

Голос Америки

В Москве умер борец с диссидентами и "самиздатом" генерал КГБ Бобков (4)

В Москве в возрасте 93 лет скончался генерал армии...

Леонид Волков вышел на свободу

Ближайший соратник оппозиционера Алексея Навального...

СМИ: Тайна группы Дятлова раскрыта (10)

Тайна туристов группы Игоря Дятлова раскрыта. Об этом...

Рейтинг Путина снова снизился, несмотря на новую методику ВЦИОМ (60)

Рейтинг президента России Владимира Путина снова упал,...

TOP новостей

Науседа: правящие оказывают давление на главу парламента (74)

Избранный президент Литвы Гитанас Науседа говорит,...

В Cейме Литвы нашлись миллионеры (41)

В Сейме Литвы работают четыре миллионера: лидер...

Зарубежным стартаперам упростили выдачу литовских виз (3)

Литва с 1 июля упрощает выдачу виз предпринимателям,...