"Репортеры без границ" представили доклад о цензуре в Сети. Насколько стремление российских властей регулировать интернет усложняет работу СМИ и реально ли создание сувереного Рунета?
© Shutterstock nuotr.

"Интернет в России гораздо больше, чем просто интернет. Это среда для создания общественных институтов на фоне дефицита этих институтов в офлайне", - этими словами описал российскую реальность сооснователь правозащитного медиа-проекта "ОВД-Инфо" Григорий Охотин.

Охотин стал одним из участников встречи, состоявшейся 28 октября в Берлине и посвященной презентации доклада "Все под контролем: интернет-цензура и слежка в России". Доклад был подготовлен правозащитной организацией "Репортеры без границ" - на 80 страницах с иллюстрациями изложена хронология принятия законов, ограничивающих свободу в Сети. Исходным пунктом авторы доклада называют 2012 год. Именно тогда - после масштабных протестов в России против фальсификации думских выборов в декабре 2011 года - начался рост интереса государства к регулированию интернета. Одним из первых ограничительных законов, принятых в 2012 году, стал закон о "черных списках" Рунета, и примерно в то же время был создан единый реестр запрещенных сайтов Роскомнадзора.

"Законы принимались с такой скоростью, что мне приходилось их записывать, чтобы не запутаться, что какой закон запрещает", - признается один из авторов доклада Ульрике Груска (Ulrike Gruska). С этих записей и началась работа над докладом, в ходе которого немецкие эксперты провели интервью с 30 журналистами, активистами и правозащитниками из России.

Регулирование интернета в РФ не привело к упадку онлайн-журналистики

"Я не помню и половину тех законов, о которых говорит Ульрика, - признается главный редактор The Bell Ирина Малкова. - Если будешь думать о законах, не напишешь ни одной заметки". В России, говорит она, "создаются медиа, которые ни на кого не полагаются и ни от кого не зависят". The Bell - одно из таких изданий. Аудитория медийного проекта, появившегося в 2017 году как ежедневная e-mail рассылка для деловых людей, сегодня достигает одного миллиона человек в день.

По мнению российских участников встречи, стремление властей контролировать свободу слова в интернете не привело к упадку в российской онлайн-журналистике. За последние годы число новых независимых интернет-порталов существенно выросло. С одной стороны, это журналистские проекты, с другой - инициативы активистов, на сегодняшний день превратившиеся в полноценные источники информации, такие, к примеру, как "ОВД-Инфо" или "Медиазона".

Российские журналисты, участвующие в мероприятии, в целом были взволнованы гораздо меньше своих немецких коллег. "Мы не замечаем особых репрессий", - признается Григорий Охотин. По его словам, каждую новость онлайн-издания "ОВД-Инфо" по закону могли бы заблокировать, но этого не происходит - по крайней мере, пока. "Суровость российских законов дополняется необязательностью их исполнения", - пошутил он.

Насколько реально создание "суверенного Рунета"?

Одним из вопросов, интересовавших немецких участников встречи в Берлине, стал вопрос о технической возможности отключения российского сегмента интернета от общемировой сети - с 1 ноября в России вступил в силу закон об автономной работе интернета, целью которого, по словам его авторов, является создание "суверенного Рунета".

"Россия - одна из самых развитых в телекоммуникационном отношении страна, и она настолько хорошо связана с Европой, что сложно себе представить, как можно будет отключить ее от мировой Сети", - считает немецкий эксперт по безопасности в интернете Клаус Ландефельд (Klaus Landefeld). На данный момент, уверен Ландефельд, технической возможности сделать это не существует - это доказывают и провалившиеся эксперименты на Урале и в Тюмени. Кроме того, механизмы работы суверенного интернета должны быть описаны в подзаконных актах, которые пока еще не приняты.

"Статус "иноагента" - еще смерть, но близко к смерти"

Гораздо больше, чем суверенного интернета, российские журналисты и активисты боятся статуса "иностранных агентов". 25 ноября Совет Федерации одобрил закон о признании "иноагентами" физических лиц. По словам Григория Охотина, этот закон был в разработке уже давно, а его принятие стало реакцией на митинги в Москве этим летом.

"Я не верю, что власти запретят весь Рунет или отрежут нас от всего мира - технически это вряд ли возможно. А вот в то, что закон об "иноагентах" можно использовать точечно, я легко верю", - говорит главред The Bell Ирина Малкова. Для людей, которые сами пытаются зарабатывать деньги, будь то успешные блогеры или независимые журналисты, такое клеймо крайне усложнит работу, считает она.

"Если вас признали "иноагентом", это означает смерть для вашего издания?" - поинтересовался один из немецких участников мероприятия. "Не смерть, но уже близко к смерти, - ответил сооснователь "ОВД-Инфо" Григорий Охотин. - С этим статусом работать можно, но сложно".

Deutsche Welle

Патриарх Кирилл мог летать на бизнес-джете ВТБ (11)

The Bell утверждает, что патриарх Кирилл и чиновники из...

Егора Жукова приговорили к трем годам условно (3)

Студента ВШЭ Егора Жукова приговорили к трем годам...

TOP новостей

В этом литовском городе нет новостроек, а чтобы снять жилье, надо ждать в очереди (27)

Укмерге - небольшой город в центральной части Литвы, в...

Рождество и Новый год в Вильнюсе: куда пойти и чем заняться (19)

Вильнюс в период рождественских праздников...