Котел, "Грады" и неудавшиеся попытки снять блокаду Иловайска. В четвертую годовщину сражения за Иловайск украинские солдаты вспоминают события четрехлетней давности. "Выжить в Иловайске" является проектом газеты Kyiv Post при поддержке Journalism Development Network и в партнерстве с интернет-журналом "Спектр.Пресс".
Kelyje iš Mnohopiljės į Ilovaiską pamuštas Rusijos kariuomenės tankas.
© Leidykla "Briedis"

Школа № 14

Андрей Кашуба, командир ротно-тактической группы "Юг", сводного подразделения из бойцов 17-й танковой и 93-й механизированной бригад, которое было сформировано для усиления добровольческих батальонов в Иловайске, вспоминает: "Потом рассказывали пацаны, как комбриг не мог поверить, что получил от меня сообщение. Не было о нас никакой информации, даже командир мой не знал, куда меня отправили".

Сообщение это ему удалось отправить командиру своей 17-й бригады Андрею Тарнавскому только после нескольких безуспешных попыток. Сигнал был слабым, и телефоны показывали, что абонент находится на территории России. Сообщение было кодом и звучало так: "У нас все хорошо, в пионерлагере водичка теплая, пионервожатая супер, все на месте, нам нравится".

К тому времени подразделение Кашубы уже несколько дней находилось в окружении в Иловайске. Они знали, что придется столкнуться с врагом, не надеясь на помощь. Обстановка в подразделении была напряженной.

"Такой накал начал некоторых людей ломать, проявлялась истерия, сложно было", — говорит Кашуба. "Но я видел, что мои бойцы смотрят на меня, я знал, если я начну паниковать, начнут и они. Меня этому учили. Боец всегда смотрит на командира как на вожака", — говорит он.

"Мне приходилось улыбку натягивать и говорить им, что все хорошо, особенно когда мы уже оказались в котле", — вспоминает Кашуба.

В июле 2014 Кашуба получил задание сформировать подразделение для усиления украинских сил возле Донецка. Но подразделению не говорили, куда их собирались послать.

Пройдя Старобешево и Грабское, где украинская армия вступила в перестрелку с сепаратистами, группа Кашубы вышла в село Кобзари, находящееся в двух километрах к западу от Иловайска. "Я никогда до того момента не слышал про Иловайск, — говорит Кашуба. — Но мы вошли в город и закрепились там".

Взятие Иловайска, по мнению украинского военного командования, было необходимо для того, чтобы разъединить Донецк и Луганск. Группа Кашубы вошла в Иловайск первой из всех украинских частей. Это было 17 августа около 17.00.

Вскоре они заняли школу № 14 на западной окраине города. Там бойцы спали в классных комнатах и коридорах, а когда обстрелы становились особенно сильными, прятались в спортзале. В этой же школе в поисках убежища прятались и местные жители.

По словам Кашубы, солдаты отдавали гражданским свои сухпайки. В основном, это были женщины и дети. Но при этом многих из них приходилось обыскивать. "Солдаты часто обнаруживали наводчиков среди гражданских. Война научила меня никому не верить, особенно там, в Донбассе, — говорит он. — Я понимал, что, хотя мы и находимся на своей земле, эти люди были чужими для нас".

Железнодорожные пути, разделявшие город на две части, стали линией фронта между украинскими солдатами и силами самопровозглашенных и не признанных ДНР и ЛНР. Электричества не было, и солдаты из подразделения Кашубы доставали воду из колодцев и компоты из местных погребов.

Окружение на карте

На следующий день город подвергся мощному обстрелу — 152-миллиметровые минометы и "Грады" выпускали снаряды по украинским позициям в Иловайске.

Торжественно выступая в День независимости Украины 24 августа в Киеве, президент Петр Порошенко пообещал направить колонны военной техники, которые принимали участие в военном параде, прямо на передовую. В то же время, в 800 километрах от Киева, Кашуба сидел в гараже в окрестностях Иловайска и внимательно слушал донесения разведгрупп.

У него была старая топографическая карта Донецкой области, на которой Кашуба отмечал все позиции, которые покинули украинские военные. При этом он помечал города и села, через которые, по донесениям украинских военных, вошли подразделения российской армии. (Официальные российские власти последовательно отрицают участие в вооруженном конфликте на востоке Украины подразделений вооруженных сил РФ и действующих российских военнослужащих, — прим. "Спектр. Пресс". Свидетельства участия действующих российских военнослужащих в боях за Иловайск, собранные Kiev Post) Все точки на карте одна за другой сформировали почти полный круг.


Кашуба уже понял, что ситуация была плачевной. Он вызвал всех командиров войск, находящихся в районе Иловайска, и они провели стратегическое совещание в одном из классов школы.

"Я сказал им: "Поздравляю, ребята, мы в окружении", — вспоминает Кашуба. — Многие были в растерянности. Мы начали связываться с (генералом Русланом) Хомчаком и сообщать ему новости. Но там ничего не могли подтвердить".

Когда ротно-тактическая группа запросила поддержку артиллерии, они ничего не получили в ответ. Потом командование также предупредило не отправлять больше из Иловайска конвои с раненными, поскольку это становилось слишком опасно.

Попытки снять блокаду

Андрей Микитенко в составе 92 механизированной бригады был отправлен украинским военным командованием, чтобы помочь разблокировать окружение и укрепить украинские силы в Иловайске. Однако операция не удалась. Спасающие сами попали в окружение и с большими потерями пытались из него вырваться.

92-я механизированная бригада дислоцируется в Клухино-Башкировке Харьковской области. В 2014 году она состояла преимущественно из мобилизованных жителей Харьковской, Полтавской и Сумской областей. В августе 2014 около 300 бойцов бригады были отправлены на деблокаду окружения в Иловайске, но операция оказалась провальной — около дюжины солдат были убиты и многие ранены, преимущественно 28 августа.

По словам Микитенко, около 300 солдат из 92 бригады на 100 единицах бронетехники прибыли 25 августа на станцию Чаплино в Днепропетровской области, находящуюся в 100 километрах на запад от Донецка. Дальше они двинулись полями в сторону зоны боевых действий.

Они ехали вдали небольшими отрезками, держась подальше от населенных пунктов, по маршруту, который был известен только командирам. Однако, солдаты прекрасно знали о том, что они направлялись в район Иловайска, где более тысячи военнослужащих находились в окружении. Все они добровольно согласились на это перед отправкой.

Но чем ближе группа приближалась к городу, тем чаще они попадали под вражеские обстрелы. "27 августа по нам уже стреляли слева, справа и по центру", — вспоминает Микитенко, который был водителем военного Зила.

"На перекрестке возле села Победа (дорога между Комсомольским и Иловайском) в мою машину попал снаряд. Меня выбросило и контузило. А машина загорелась".

Микитенко был мобилизованным солдатом, с позывным Депутат, которое он получил из-за того, что одно время был депутатом своего села Новое Пекельное в Харьковской области. Его командир спас его после обстрела машины, оттащив от горящего Зила и запихнув в другой грузовик — ГАЗ 66. "Мы ехали, все время отстреливаясь, потому что возле каждого дерева или столба на нашем пути встречались засады. Через несколько километров мы наконец-то доехали до Новокатериновки", — вспоминает он.

Другая часть колонны 92 бригады поехала на Новозарьевку, село в 10 километрах от Новокатериновки. Там они попали под мощнейший обстрел из "Градов". По данным Книги памяти, волонтерского проекта, который собирает информацию о погибших украинских солдатах, под Новозарьевкой были убиты девять солдат из 92 бригады и один солдат погиб в Новокатериновке.

Микитенко говорит, что по информации, которая есть в бригаде, при попытке деблокировать Иловайск 92 бригада потеряла 12 солдат, а двое солдат до сих пор считаются пропавшими без вести.

Бойня в Новокатериновке

Микитенко вспоминает, что утром 28 августа он видел в Новокатериновке, как российские военные расстреляли две боевые машины пехоты (БМП) 42 батальона.

42-й батальон территориальной обороны был сформирован в Кировограде и находился в подчинении армии. В августе 2014 года, около 100 солдат батальона, который занимался охраной штаба в Краматорске, отправили вертолетами помочь деблокривать украинские силы в Иловайске. Операция провалилась. "Те БМП — это было все, что осталось от их колонны", — говорит он.

Около 100 на вертолетах 27 августа с той же миссией — помочь украинским войскам в Иловайске. Вертолеты с солдатами из 42 батальона территориальной обороны вылетели из Краматорска и приземлились возле села Березового, где один из вертолетов разбился при посадке, ранив нескольких солдат. Далее колонна 42 батальона попала под артобстрел возле Новокатериновки, где, по данным Книги памяти, погибло семь солдат из батальона.

Микитенко рассказывает, что на перекрестке возле Новокатериновки противник водрузил на свой танк украинский флаг, и когда несколько украинских солдат выбежали туда, надеясь встретить своих, их расстреляли.

Отход из Новокатериновки был настолько рисковым, что солдатам из группы Микитенко пришлось оставить в селе двух своих раненых, вместе с медиками, которые отказались их бросать. "Мы затащили их в погреб. Но позже россияне нашли и захватили их, хотя вскоре после того отпустили", — поясняет он.

Долгая дорога домой

У солдат, которые отступали из Новокатериновки, не было при себе карты, и ориентиром для них служило фото листка бумаги, на котором проукраински настроенный житель села нарисовал им приблизительный план местных дорог.

Дойдя до города Комсомольское (после декоммунизации Кальмиусское), солдаты увидели украинский флаг, но решили не идти к нему, помня ловушку возле Новокатериновки. "Поэтому мы перешли речку Кальмиус и направились в Старобешево. У нас была информация, что Старобешево еще наше", — говорит Микитенко.

Группа 42 батальона откололась от них по дороге и направилась другим путем. Оставшиеся солдаты добрались до Старобешево уже после наступления темноты и решили подождать в лесу до утра. Они опасались, что солдаты на блокпосту при вьезде в город могут открыть стрельбу ночью, не проверяя, что за бойцы движутся к ним.

Это решение их спасло. Ночью им посчастливилось встретиться с группой разведчиков из 92-й бригады, которые рассказали группе Микитенко, что Старобешево уже было под российскими войсками.

Утром 29 августа они все вместе выдвинулись назад в Комсомольское, где их подобрал экипаж Жака — бойца батальона Донбасс, — который на микроавтобусе собирал выходивших из окружения украинских солдат. Их привезли в Волноваху, откуда бойцы 92-й бригады пересели на старый автобус, который повез их через Донецкую, Днепропетровскую и Харьковскую область в Клухино-Башкировку — место их постоянной дислокации.

Микитенко прослужил в 92-й бригаде до 2015 года, и теперь, после демобилизации, он работает охранником, живя в своем селе, на границе Харьковской и Днепропетровской областей.

Он вспоминает, что, когда в 2014 он возвращался с товарищами в переполненном автобусе с Донбасса (половине солдат пришлось ехать в нем стоя), он попросил остановиться на трассе недалеко от своего села. Там их встретили мать, отец, брат и жена Микитенко, привезя им еду, чистые носки и белье. "Мои родители тогда говорили, что мы все были черные (от грязи и усталости)", — вспоминает он.

"Спектр"
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Меркель: Россия отказалась от миссии ОБСЕ в Керченском проливе (25)

Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что Россия...

Аркадий Бабченко подал в ЕСПЧ иск против России (26)

Об этом журналист и военный писатель рассказал на своей...

Турция начнет новую военную операцию в северной Сирии (2)

Президент Турции Эрдоган заявил, что операция начнется...

В Страсбурге Сенцову вручили премию Сахарова (15)

В Страсбурге 12 декабря вручили одну из самых престижных...

Тереза Мэй предупредила о риске отмены Brexit в случае, если ее отправят в отставку

Смена лидера правящей в Великобритании Консервативной...

TOP новостей

Карбаускис после прочтения секретного документа: это угроза нацбезопасности (89)

Лидер Литовского союза крестьян и зеленых Рамунас...

Литва борется с уличными туалетами: какие результаты? (35)

В литовских селах все еще стоят деревянные уличные...