Сведение счетов, обман, жадность — в драме банка Danske все это присутствует. Айвар Рехе попадает в передряги не первый раз. Дела с нерезидентами велись и во времена, когда владельцем банка был Eesti Pank, пишет Eesti Ekspress.
© DELFI / Karolina Pansevič

В апреле 2014 года издание Äripäev опубликовало новость, которая особого внимания общественности не привлекла. ”У Danske Markets Eesti новый руководитель”, — гласил заголовок. Как бы то ни было, это событие сыграло важную роль в скандале, который мы сейчас наблюдаем, ведь именно покидающий должность 47-летний Говард Уилкинсон (Howard Wilkinson) стал человеком, который сообщил руководству в Копенгагене о том, что в Таллинне не все гладко.

Издание отмечает, что больше Эстонии за скандал переживает Дания, для которой нынешние проблемы являются столь же знаковыми как в свое время для Эстонии стала знаковой гибель парома Estonia.

Еврокомиссар по вопросам конкуренции Маргрет Вестагер назвала происходящее гигаскандалом. Делом интересуются и следственные органы США и Великобритании.

Несмотря на то, что Уилкинсон проработал в Danske семь лет, в Эстонии он не очень известен. Во время греческого кризиса он выступил на Delfi с мнением на тему людских страхов перед будущим, а в Äripäev с рекомендацией досрочно выплачивать жилищные кредиты. Женился Уилкинсон на эстонке, которая училась на управление бизнесом.
Связаться с ним изданию не удалось. Поговаривают, что между ним и главой банка случился конфликт, в том числе из-за бонусов.

”Он практически физически напал на Айвара Рехе. Так сильно он разозлился”, — описывает конфликт один из коллег мужчин.

Другой банкир характеризует Уилкинсона как человека с ”немного сложным характером”. Третий говорит, что начальника тот вообще ни во что не ставил. Что те двое были не одной крови отмечает и их четвертый коллега.

”Рехе уважали не все. Да, у него сильная пружина, но он не самый острый из карандашей, — утверждает пятый. — Кто говорит, что как руководитель он силен и профессионален, тот врет”.

А вот то, что Рехе — отчаянный трудоголик, подтверждают все.

Во время пребывания Рехе в должности на странице эстонского филиала Danske наблюдалось два подраздела: для частных лиц и для предприятий. В русскоязычной версии сайта красовался и третий: для нерезидентов.

Нерезидентами называются клиенты, проживающие за границей. В Danske это были, в основном, жители России и других стран СНГ, скрывающиеся за подставными фирмами. Среди клиентов банка фигурировали такие ничего не говорящие имена как Bigland Corporation, Riffle Trade, Baltroad Universal. Всего за период 2007-2015 у банка было около 10 000 таких клиентов.

Суммы были нереальными. К примеру, через счет Baltroad прошли десятки миллионов долларов. ”Лучшие клиенты заслуживают лучшего”, — заявлял банк.

Подразделение Уилкинсона играло в делах нерезидентов существенную роль. К услугам Danske Markets они прибегали, к примеру, торгуя ценными бумагами. Многие россияне не хотели переводить большие суммы напрямую в Эстонию, поэтому направляли сюда ценные бумаги, например, акции. Деньги образовывались на их счетах в Danske только лишь после продажи ценных бумаг через отделение Уилкинсона.

Путин...Игорь Путин

В конце 2013 года Уилкинсон направляет начальнику отчет, в котором отмечает, что бумаги одного из клиентов, британской фирмы Lantana Trade, не соответствуют действительности. Называется магическое имя — Путин. Предполагается, что к Lantana Trade имеет отношение двоюродный брат президента России Игорь Путин и КГБ, что, вне всякого сомнения, поставило бы на уши не только Таллинн и Копенгаген, но и Вашингтон и Москву. Позже Уилкинсон представляет отчеты еще по трем клиентам.

Незамедлительной реакции на письмо не последовало. Датчане не теряли надежды продать часть бизнеса и боялись, что спешка собъет цену. Жадность оказалась сильнее страха наказания.

Эстонское подразделение было для концерна крошечным, но очень важным. Настоящей золотой жилой. Согласно обнародованному на прошлой неделе рапорту, в 2011 году эстонский филиал принес Danske 10,7% (то есть 60 млн евро) от всей прибыли банка до вычета налогов.

Немаловажно и то, что при работе с нерезидентами банку не приходилось рисковать собственным капиталом (например, давать кредиты). Вместо этого деньги сами текли в банк: русские клиенты совершали множество переводов, продавали ценные бумаги, обменивали валюту, открывали депозиты.

Клиенты приходили в банк благодаря сарафанному радио. Большое внимание уделялось и участию в международных конференциях, форумах и круглых столах: от Киева до Астаны. Кроме того, за рубежом на местах действовали специальные представители банка (агенты), которые получали плату за поиск клиентов.

Нерезиденты как золотая жила

Нерезидентами банк занимался еще со времен, когда носил название Forekspank. Еще в 1998 году банк с гордостью рапортовал, что ему принадлежит более четверти рынка нерезидентов (в 2013 году это показатель дошел до 44%). Forekspank был лидером в валютных сделках на всем постсоветском пространстве. Именно он внедрил в Эстонии банковскую программу Microbanker и запустил первую виртуальную контору, что позволяло клиентам пользоваться услугами в любой точке мира. Forekspank был настолько крут, что построил на крыше головного офиса на Нарвском шоссе площадку для посадки вертолета. В 1997 году было отрыто представительство Forekspank в Москве.

Деньги нерезидентов составляли большую часть вкладов банка и после первого обвала биржи, когда контрольный пакет акций банка перешел Eesti Pank. Издание отмечает, что последний не мог не знать, ”как велись дела с россиянами”, но тогда никто и не подумал над тем, что прикрыть лавочку.

Рехе встречался с российскими клиентам не часто, в основном, на организованных банках конференциях и приемах в Таллинне. ”Черт, люди, обворовывающие российское государство, приезжают на наши семинары, кутят с управляющими и отмывают деньги”, — говорил изданию один чиновник банка еще несколько лет назад.

Сначала на прибалтийский бизнес банка отвечал швейцарец Георг Шубигер, в 2012 году ему на смену пришел датчанин Мэдс Якобсен, которого в свою очередь сменил эстонец Ивар Паэ.

Именно Паэ оказался в числе тех, до кого в конце 2013 года дошел отчет Уилкинсона. За отчетом последовал новый выстрел: чиновники Финансовой инспекции Эстонии. В 2014 году они посещали банк три раза.

Ответственным за рейд являлся директор отделения по надзору за отмыванием денег Андрес Палумаа. Инспекторы установили, что меры по предотвращению отмывания средств в банке работают из ряда вон плохо и что банк не знает своих клиентов. Не знает, кто на самом деле скрывается за многочисленными поставными фирмами. Уделяет недостаточное внимание тому, из каких источников происходят средства. Не проверяет, не входят ли клиенты в международные списки террористов или не применены ли к ним какие-то либо санкции. И так далее.

На прошлой неделе британское издание The Guardian написало, что когда один из работников банка приехал в Москву, чтобы узнать действительного владельца денег, то ему это не удалось, а, вернувшись обратно, стал получать анонимные звонки с угрозами.
Нарушения в филиале Danske были серьезными, но закрыть его инспекция не могла, поскольку это привело бы к общегосударственной панике и подорвало бы доверие эстонцев к остальным банкам. По этой же причине летом 2015 году Рехе не смог раскрыть истинные причины своего ухода из Danske.

Тем не менее, банк разослал клиентам-нерезидентам уведомления о прекращении предоставления услуги.

Можно было избежать?

Издание отмечает, что нынешнего скандала можно было бы избежать, поскольку инспекция выявляла недочеты уже 11 лет назад.

Также происходившее в банке так и могло бы остаться для общественности тайной, если бы не ”утечка” доклада Уилкинсона в СМИ.

При этом на сцену вышел еще один человек, желавший мести, — Билл Браудер, который хотел отомстить за убийство своего юриста Сергея Магнитского. По утверждению Браудера, причастные к убийству Магнитского люди отмывали деньги через эстонское подразделение Danske.

С 2010 года Danske уже не мог противостоять напору. Тогда одно американское издание написало о контрабанде оружия в Северной Корее. К делу мог быть причастен и Danske, поэтому пресса на волне скандала с панамскими документами охотно подхватила тему. Снежный ком нарастал и под давлением общественности банк заказал у адвокатского бюро Bruun & Hjejle рапорт, обнародование которого на прошлой неделе поразило всех.

Если в самом начале говорилось, что через Эстонию могло проходить около 7 млрд евро, то далее сумма стала расти, и, согласно рапорту, составляет все 200 млрд евро. Справедливости ради, авторы рапорта отмечают, что часть этих денег может быть не связана с отмыванием и прежде следует доказать их преступное происхождение.

Головной офис делает вид, что ничего не знал, и что все происходившее в Таллинне — самодеятельность эстонцев. Однако, согласно рапорту, Копенгаген неоднократно получал предупреждения, но никак на них не реагировал.

rus.delfi.ee
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Как "повар" Путина распространяет российское влияние в Африке (1)

Бизнесмен Евгений Пригожин помогает Москве...

США поддерживают кандидатуру Ким Чен Яна на пост главы Интерпола (5)

Госсекретарь США Майк Помпео во вторник заявил, что...

Ходорковский: сотни людей могут стать мишенью Кремля (6)

Бывший глава компании ЮКОС Михаил Ходорковский...

Мадрид грозит проголосовать против "Брекзита" из-за Гибралтара (2)

Испания не поддержит соглашение между Брюсселем и...

TOP новостей

Главой Интерпола избран представитель Южной Кореи (82)

Главой международной полицейской организации Интерпол...

Каунасская семья пришла в ужас после посещения психолога (6)

Выяснилось, что семьи, у которых забрали детей, не...

Погода: синоптики прогнозируют снег и гололед (1)

Наступила последняя декада ноября, а с ней и...