После допросов пилотов сгоревшего в московском аэропорту Шереметьево SSJ100 российские следователи сделали вывод об ошибках экипажа. После приземления пилоты не выключили двигатели, кроме того, в кабине было открыто окно, что могло косвенно повлиять на распространение огня, информирует РБК.
© Itar-Tass / Scanpix

Сотрудники Следственного комитета и Росавиации проверяют действия экипажа сгоревшего в столичном аэропорту Шереметьево самолета Sukhoi Superjet 100. Уже выявлены несколько допущенных экипажем ошибок, в связи с этим ведется проверка системы обучения пилотов "Аэрофлота", рассказали РБК собеседники, знакомые с ходом расследования.

Источник в СК рассказал, что летчики допустили ряд ошибок, которые косвенно повлияли на распространение пламени. "Из опроса пилотов Дениса Евдокимова и Максима Кузнецова ясно, что после приземления самолета они открыли в кабине боковое открывающееся окно", — рассказал собеседник в СКР. Это действие экипажа могло усилить тягу воздуха и, соответственно, скорость горения, отметил он. Информацию подтвердил собеседник в Росавиации.

Также к усилению горения мог привести тот факт, что пилоты не выключили двигатели самолета сразу после посадки — двигатели работали до того момента, пока их не потушили.

Сотрудники Росавиации проводят внеплановую проверку компании "Аэрофлот". Проверка коснется в первую очередь компетенций летного и технического директоров компании-перевозчика, также сотрудники Росавиации просматривают документацию, касающуюся подготовки пилотов авиакомпании.


Проверяющих из Росавиации прежде всего интересует, проходил ли экипаж сгоревшего судна подготовку в учебном центре "Аэрофлота" и соответствует ли эта подготовка установленным нормам. При переучивании на другой тип судна экипаж должен был обкатывать на тренажере те ситуации, с которыми столкнулся SSJ во время рейса Москва — Мурманск. По первоначальной информаций, у экипажа не было навыков по отработке вывода воздушного судна из сложного пространственного положения, считает источник.

Командир самолета 43-летний Денис Евдокимов имеет 1500 часов налета на SSJ. У второго пилота 36-летнего Максима Кузнецова — 600 часов налета на Superjet.

Проверяющие из Росавиации также изучают документы, касающиеся режима труда и отдыха пилотов. За трое суток, предшествовавших инциденту в Шереметьево, Евдокимов совершил три рейса и провел в воздухе десять часов. У пилота до выполнения рейса было два дня отдыха.

Авиакатастрофа SSJ100 произошла в Шереметьево вечером 5 мая. Выполнявший рейс Москва — Мурманск самолет запросил возвращение в Шереметьево после попадания молнии, из-за которого произошел сбой электроники. Экипаж принял решение сажать самолет с полными топливными баками. При посадке самолет загорелся. В результате произошедшего на борту пожара погиб 41 человек из 78 находившихся на борту.

В интернете набирает популярность петиция, призывающая российские власти полностью прекратить полеты самолетов Sukhoi Superjet 100 в России. На 7 мая обращение на сайте Change.org подписали более 136 тысяч человек.

TOP новостей

Летом полиция в Литве не отдыхает: какие ждут рейды

Литовская служба дорожной полиции (ЛСДП) этим летом...

Президент: состав обновленного правительства станет известен в ближайшие дни (1)

Президент Литвы Гитанас Науседа говорит, что состав...

Источники: НПЗ Orlen Lietuva завез загрязненную российскую нефть (7)

Высока вероятность, что нефтеперерабатывающий завод...