aA
"Обрыдло", "Надоело", "Хотим перемен" — заявляет белорусское "поколение небитых", ставшее движущей силой протестов против действующей власти. Они — активисты и волонтеры, большую часть жизни прожившие при президенте Александре Лукашенко. Русская служба Би-би-си разбиралась, что побуждает ранее аполитичных белорусов выступать против власти именно сейчас, а также что об этом думают молодые сторонники Лукашенко.
"Наша повестка — жажда перемен": как новое поколение белорусов втягивается в политику перед выборами
© Itar-Tass / Scanpix

"Я честный человек. Я считаю, что сейчас стоять в стороне я не имею морального права", — говорит мне по видеосвязи Максим Богданович из модного кафе в центре Минска. На нем белая льняная рубашка с красным традиционным белорусским орнаментом. Говорит Максим тоже по-белорусски. Говорит горячо и эмоционально, но иногда одергивает сам себя.

"Я должен быть аккуратным в том, что говорю, я же сижу в Минске", — объясняет он.

Максиму 19 лет. Он учится на третьем курсе Гарвардского университета. После начала пандемии коронавируса он вернулся из США в родную Беларусь на каникулы и неожиданно для себя занялся политическим активизмом: он организовал сообщество по разработке проектов по независимому подсчету голосов на выборах, активно участвует в акциях протеста и хочет пойти на президентские выборы 9 августа наблюдателем.

Поворотным моментом для него стала невиданная ранее активность сограждан накануне президентских выборов.

"Нет больше инертности, — объясняет он. — Раньше на улице были повсюду люди с аполитичными гримасами, сейчас — люди с белыми ленточками (символ белорусских протестов — Би-би-си). Сердце радуется. Осознание, что людям не все равно, проникает везде и тебе хочется действовать".

Максим — представитель так называемого небитого поколения, ставшего символом протестных настроений во время предвыборной гонки в стране. Большинство из них — в политике меньше года.

"Мы, небитые, задаем повестку"


"Небитые" рассчитывают на новых людей, новые идеи и более современный, технологический подход к политическому противостоянию, считает политолог Андрей Егоров, который и ввел в обиход этот термин.

От "битых" их отличает отсутствие болезненного опыта, полученного во время предыдущих массовых акций протеста по итогам президентских выборов в Беларуси 2006 и 2010 годов. Тогда демонстрации завершились жестким разгоном и массовыми задержаниями, а многие представители политический элиты уехали за границу.

Живущий в Лондоне оппозиционер предыдущей волны, арт-директор "Белорусского свободного театра" Николай Халезин называет это поколение людьми новой формации, не готовыми играть по правилам оппозиции прошлого, которая после череды поражений отказалась продолжать борьбу.

Именно эти люди сегодня создают проекты по наблюдению за прозрачностью выборов, пишут открытые письма другим гражданам Беларуси, уходят с "хлебных" госканалов и поют во всеуслышание песни с критикой главы государства.

"Мне сложно представить, каким должно быть противостояние, чтобы задушить сегодняшние протесты", — говорит Халезин, в 2011 году получивший убежище в Великобритании.

"Я никогда не получал по голове за то, что делаю. Я верю в свои силы и не стыжусь своей политической активности", — говорит студент Максим.

"И таких, как я, небитых, стало много, — добавляет он. — Именно поэтому наши убеждения стали реальностью. Мы, небитые, задаем повестку. И наша повестка — жажда перемен".

"Не допустим фальсификации"


"Мы так часто разочаровывались, что годами предпочитали молчать, — говорится в проморолике инициативной группы по наблюдению за выборами "Честные люди". — Если вам не все равно, действуйте".

После того как основные соперники Лукашенко оказались, кто в СИЗО, кто за границей, многие активисты решили сосредоточить усилия на контроле за ходом голосования и подсчетом голосов. Они считают это чуть ли не основным инструментом, способным привести к реальным переменам.

По их словам, такой контроль в особенности важен, учитывая, что международных наблюдателей из ПАСЕ и ОБСЕ на этих выборах не будет.

Представитель инициативы "Честные люди" Александр Хомич — человек в политическом активизме новый. Он живет с супругой под Минском и мечтает завести детей. Раньше он работал в сфере IT, занимался образовательными проектами и предпочитал оставаться в стороне от происходящего, поскольку разочаровался в попытках оппозиции что-то изменить.

Но сейчас ситуация иная, говорит он.

"Что-то скрыть или кого-то обмануть значительно тяжелее, чем десять лет назад, — объясняет он. — Я уверен, что, если власть девятого числа отключит интернет, они этим сами себе выстрелят в ногу. Монополии на новостной рупор у власти больше нет".

Свою цель Александр видит в том, чтобы добиться сменяемости власти, ради чего он, как и многие другие белорусы, готов рисковать собственной свободой и безопасностью.

"Я хочу жить в Беларуси и не бояться, что, если мои родные пойдут хлопать в ладоши, их свинтят в автозак и увезут на сутки, — объясняет он. — Я хочу жить в стране, в которой работают законы. В стране, где их нет, легко оказаться под прессом этой машины".

"За 26 лет правления Лукашенко уже сделал все, что мог. Страна должна двигаться вперед", — добавляет он.

Разработанная Александром и его единомышленниками платформа "Голос" призвана помочь в проведении альтернативного подсчета голосов. На платформе сейчас зарегистрировались более 800 тысяч участников. Избирателю будет достаточно сфотографировать свой бюллетень и отправить специальному вибер-боту. Затем голоса подсчитают по областям и по республике в целом и сравнят с официальной статистикой.

"В некоторых городах и районах это будет весьма репрезентативная выборка, — надеется Хомич, несмотря на то что число зарегистрированных на платформе участников составляет менее 15% всех избирателей. — Есть шанс на то, что эти голоса хотя бы где-то посчитают честно. А дальше пойдет снежный ком".

"Считать явку на ступеньках участка"


Объединить технологии с активистским движением пытается и Максим Богданович, успевший поработать в штабе Валерия Цепкало — одного из незарегистрированных кандидатов, который уехал из Беларуси, опасаясь ареста.

Максим считает себя патриотом и хочет сломать стереотипы о Беларуси, за которые ему становится стыдно.

"Мне тошно, что каждый раз, когда я говорю со своими друзьями за границей, мне приходится отводить глаза. Мне обрыдло, что надо стыдиться за свою страну. Надакучыла! Когда друг рассказывает, что у них построили новую велосипедную парковку в Амстердаме, а я говорю, что у меня знакомого посадили на десять суток за то, что тот в суде на скамейке лежал", — с горечью говорит он.

Богданович вместе со своей командой создал платформу для обмена идеями и разработки инструментов, которые позволят провести альтернативный подсчет голосов и фиксацию нарушений. Как и "Честные люди", она работает независимо от штабов оппозиционных кандидатов и не имеет централизованного финансирования. Сам Максим говорит, что разрабатывал платформу на деньги со стипендии.

"Я подавался в состав комиссии по подсчету голосов, но меня не зарегистрировали, причем единогласно, — рассказывает Максим. — В сеть попала запись, где коллегия обсуждала мои качества и почему меня не стоит допускать. В Гарварде я учу математику, получилось смешно, что мне при этом не доверили подсчитать голоса".

"Если меня зарегистрируют, буду наблюдать за процессом голосования на участке, если нет — буду считать явку избирателей, сидя под дверями участка", — пожимает плечами он.

Почти каждый день в белорусских интернет-СМИ появляются рассказы о новой инициативе, человеке или команде, которые активно выражают свое недовольство текущей властью и требуют перемен. Происходит это даже среди тех, кто долгие годы, казалось, спокойно выступал на государственных концертных площадках или работал на провластных телеканалах.

Слова и жесты солидарности — и в письме выпускников Лицея БГУ, которое подписали более тысячи человек с призывом провести выборы честно, и среди пришедших поручиться за Виктора Бабарико в КГБ, и на акциях протеста в Лондоне, собиравших более сотни участников.

"Если люди в Беларуси не боятся и все еще выходят, несмотря на страх и риски, очень важно показать им нашу поддержку за рубежом", — говорит Би-би-си одна из организаторов лондонских протестов Маша Матусевич.

Маше 21, и вся ее жизнь прошла при Лукашенко. В канун голосования Маша вернулась в Минск. Она, как и другие, старается не пропускать ни одной акции протеста.

"Боюсь, но хожу, — говорит Маша. — Мне было стыдно за все высказывания Лукашенко — о народе, о женщинах, — объясняет она. — Мне было стыдно, что я из Беларуси, потому что единственная ассоциация с нашей страной — коммунизм и советская власть. Один человек по факту омрачает все прекрасное моей страны".

"Лукашенко за нас стоит горой"


23-летний Егор Макаревич предпочитает джинсам и футболке деловой костюм с галстуком. Говорит, что интересовался политикой еще со школы, а сейчас входит в молодежный совет при Национальном собрании (парламенте) Беларуси.

"Я всегда хотел быть причастным к процессу развития своего города и своей страны", — объясняет он.

Недавно члены совета, насчитывающего 70 человек, выпустили заявление, в котором поддержали кандидатуру Александра Лукашенко на предстоящих выборах. В стране созданы все условия для реализации потенциала молодых людей в различных сферах, призываем не поддаваться деструктивному информационному влиянию, говорится в заявлении.

Успехи в системе образования и здравоохранения, а также в борьбе с коронавирусом — заслуга действующей власти, убежденно говорит Егор и искренне удивляется, почему успешные молодые белорусы требуют перемен.

"Это не более чем грамотная работа политтехнологов — насадить потребность в переменах. Но люди на самом деле не понимают, что именно они хотят изменить. Это набор пустых лозунгов", — уверен он.

Молодой политик с гордостью рассказывает о новом проекте, призванном объединить молодежь, — "Движение вперед", который собрал чуть больше 200 заявок.

Среди этой молодежи — 23-летняя выпускница факультета политологии Екатерина Занкевич. Она работает в республиканской общественной организации "Белая Русь", куда изначально пришла на практику. Организация создана в 2007 году в поддержку президента Лукашенко.

По словам Екатерины, она поддерживала политику власти еще с университета, но поработав в "Белой Руси", смогла глубже осознать многие внутригосударственные процессы и укрепиться в своей позиции.

"Сделать свой выбор важно, — говорит она. — Без эмоций, домыслов и суждений. Важно верить делам, а не пустым лозунгам! Лукашенко за нас стоит горой, и он отдаст все силы, чтобы наша родина была и впредь независимой, сильной и процветающей. Смогут ли другие? Не уверена".

На вопрос, как можно говорить о свободе выборов в стране, где запрещена независимая социология, Екатерина не находит, что ответить.

По данным зампредседателя "Белой Руси" Александра Шатько, 25% членов организации — это молодежь, активно выступающая на стороне Лукашенко, — почти 50 тысяч человек.

"Поддержка курса действующей власти прописана у нас в уставе, — признается Александр. — Хотя немаловажной задачей мы видим построение позитивного гражданского общества. Наши ребята работают наблюдателями на выборах, собирают подписи, помогают на пикетах, иногда ходят и к [Светлане] Тихановской (главному оппоненту Лукашенко на выборах — Би-би-си) — так, понаблюдать".

"Мы этих ребят отбирали, готовили, обучали, разговаривали с ними, — это системный подход, многие из них работают с нами уже не первую электоральную кампанию", — добавляет он.

"Не боятся только дураки"


Масштаб протестных настроений в Беларуси оценить очень трудно — в стране нет независимых социологических исследований. На недавний митинг Светланы Тихановской пришли по разным данным от 30 до 60 тысяч человек — рекордные цифры для страны.

"Люди выходят децентрализованно в разных городах и спальных районах, дают сдачи ОМОНу — такого раньше не было, и это свидетельствует о росте числа недовольных властью, — говорит политолог Артем Шрайбман. — Но сказать, что люди, пришедшие на мирные митинги к Тихановской, готовы пойти на площадь под дубинки, было бы неправильным".

Автор термина "небитые", политолог Андрей Егоров считает, что хотя у новой оппозиции есть запал и "новые креативные ходы", этого недостаточно для радикальных перемен в стране.

"Никакая организованная система выдвижения независимых кандидатов в комиссии, наблюдения, обжалования и других предусмотренных законом действий не способна предотвратить тотальную фальсификацию результатов", — пишет Егоров в своей колонке для naviny.by. Игра по правилам властей, считает Егор, неизбежно приведет к поражению и получению опыта, который превратит небитых в битых.

По данным правозащитников, еще до регистрации кандидатов в президенты в стране были задержаны 680 критиков режима. Сейчас их число превысило тысячу.

Как и многие активисты, с которыми поговорила Би-би-си, Александр Хомич уже заготовил "тревожный чемоданчик" на случай ареста.

"Не боятся только дураки. В тюрьму никто не хочет. Мы ничего не делаем противозаконного, но закон у нас работает не очень, и мы боимся", — признается он.

"Шансы, что что-то изменится после выборов — невелики, но выше, чем раньше. Я считаю, что на этих выборах у текущей власти есть поддержка, но нет электорального большинства, — говорит Александр Хомич. — Могу добавить одно — после 9 августа Беларусь уже никогда не будет прежней".

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

bbcrussian.com
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

Минздрав предлагает запретить собираться группами больше 2 человек (49)

Министерство здравоохранения Литвы предлагает...

Эксперт: возможно в Литве был достигнут пик роста заболеваний, но надо следить за ситуацией  призывают ввести ограничения первого карантина (23)

Распространение коронавируса в Литве замедлилось. Об...

Прогнозы показали, каким в этом году будет декабрь (3)

Несмотря на то, что в конце ноября выпал снег, в целом...

Литовская компания предложила платить зарплату каждый день (22)

Агентство временного трудоустройства Biuro предложило...

|Maža didelių žinių kaina