aA
Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес дал интервью ведущему журналисту американского канала CNN Фариду Закарии. Темами интервью, которое вышло в Иванов день, стало то, какой выбор сделала Эстония в ходе экономического кризиса, а также сложная ситуация в зоне единой валюты евро.
Tomas Hendrikas Ilvesas
Tomas Hendrikas Ilvesas
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Интервью брали у президента 21 июня - через две недели после того, как президент вступил в полемику с американским экономистом Полом Кругманом, по словам которого, особого оздоровления экономики Эстонии еще не произошло. Слова Ильвеса в защиту Эстонии в социальной сети Twitter обошли весь мир, спор с Кругманом завоевал внимание не только эстонской, но и зарубежной прессы.

Авторская передача "Fareed Zakaria GPS" выходит в эфир CNN по воскресеньям в 15.00 и в 22.00 по эстонскому времени.

Зарубежный аналитики CNN Фарид Закария представил Эстонию как необычайную историю успеха в еврозоне, как страну, которая растет быстрее, чем Индия, и у которой практически вообще нет внешнего долга, и которая для достижения этого прибегает к строгой экономии.

По словам Закарии, в Европейском союзе есть лишь одна страна, бюджет которой в плюсе. Внешний долг составляет лишь шесть процентов от ВВП. В прошлом году экономический рост составил почти восемь процентов. Эта страна - Эстония, и ей это удалось благодаря непопулярному шагу - строгой экономии.

ЗАКАРИЯ: Основным аргументом Пола Кругмана является то, что цифры, отражающие успех Эстонии, очень хорошие, но после спада времен кризиса страна до сих пор не смогла вернуться к уровню ВВП хотя бы 2007 года, в то время как США и Германия уже обошли эти показатели. То есть ваше восстановление не было столь эффектным. Что вы скажете на это?

ИЛЬВЕС: Во-первых, мой первый аргумент заключался в том, что собранная Кругманом информация является избирательной. Я имею ввиду то, что каждый, кто изучал методику статистики, знает, что от того, как вы располагаете свой график, зависит, выглядит ли что-то большим или маленьким.

Во-вторых, я считаю, что здесь была сделана серьезная ошибка в части причины и следствия. Я имею ввиду то, что экономический кризис стал следствием краха Lehman Brothers, произошедшего 15 сентября 2008 года. Находясь за пределами еврозоны и не владея средствами Центрального банка Европы, мы просто утратили всю свою ликвидность, и наше правительство потеряло все или львиную долью своих доходов. Так что ничего другого и не оставалось, как начать урезать расходы.

ЗАКАРИЯ: Считаете ли вы, что вы представляете собой в некотором роде жизнеспособную стратегию?

ИЛЬВЕС: Мы являемся одним из примеров. Но опять же, я бы подчеркнул снова, что у нас не было особого выбора. Но правда состоит в том, что, серьезно урезая наши расходы с одной стороны - мы в итоге урезали бюджет на 9 процентов от ВВП, что коснулось каждого. Ведь нам всем урезали зарплаты на 10-20 процентов. Это был единственно возможный способ. Вы можете поспорить в контексте другого государства, что они должны брать в долг. Но у нас в тот момент не было доступа к этим ресурсам. Факт состоит в том, что роста можно достичь через различные стратегии. Рост - это результат. Он не является политической линией сам по себе. Такая ошибка в плане категории, которую совершают многие политики, не является правильной.

ЗАКАРИЯ: Основным аргументом против строгой экономии, насколько вы знаете, является то, что если во время низкого экономического спроса снизить расходы - уволить полицейских, других чиновников, - то экономический рост замедлится еще сильнее. Те люди, которые только что потеряли работу, не могут покупать вещи, это ведет экономику к спаду по спирали, что несомненно произошло в такой стране, как Греция.

ИЛЬВЕС: Да, в 2008-2009 годах мы потеряли 18 процентов своего ВВП. Это было действительно серьезной спиралью спада. Правда состоит в том, что если взять, например, либерализацию рынка труда, вы, конечно, избавитесь от закрытых магазинов, закрытых рабочих мест - что является большой проблемой в Европе, но не настолько в США - то на самом деле это стимулирует экономическую активность. Одной из вещей, которые мы должны сделать в Европе, является снижение ограничений для единого рынка, сопротивления свободному передвижению услуг, что опять же звучит странно для США, но тем не менее является суровой реальностью для Европы. Так что я считаю, что на самом деле мы можем стимулировать экономическую активность скорее удалением препятствий, чем попытками получить дополнительные средства от других. И в конечном итоге проблема состоит в том - откуда берутся эти деньги? У кого они есть? И когда кто-то говорит, ну, немцы должны платить. Но у Германии есть демократически избранное правительство. И если люди не хотят платить больше, то как вы это измените?

ЗАКАРИЯ: Господин президент, благодарю вас за интервью.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

rus.delfi.ee
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

Минздрав предлагает запретить собираться группами больше 2 человек (23)

Министерство здравоохранения Литвы предлагает...

Эксперт: возможно в Литве был достигнут пик роста заболеваний, но надо следить за ситуацией  призывают ввести ограничения первого карантина (16)

Распространение коронавируса в Литве замедлилось. Об...

Литовская компания предложила платить зарплату каждый день (20)

Агентство временного трудоустройства Biuro предложило...

|Maža didelių žinių kaina