Сразу в нескольких международных организациях, почти одновременно, пытались снова поднять тему о ситуации в Беларуси. Но в силу разных известных и неизвестных обстоятельств, должных решений так и не было принято. Как долго еще мировое сообщество будет своими декларациями выражать протесты по поводу политики официального Минска? На вопросы www.euramost отвечает политический обозреватель Роман Яковлевский.
© DELFI

- Можно ли согласиться с утверждениями, что белорусская тема почти исчезла у европейских политиков и в мировых СМИ?

- Если иметь в виду, что на первый план вышла разразившаяся война в Ливии, то, конечно, ситуация вокруг и в самой Беларуси с этим конкурировать не может. Но те обсуждения, дискуссии в разных евроструктурах, о которых можно периодически слышать насчет Беларуси, все же не позволяют полностью исчезнуть белорусской теме.

- На Ваш взгляд, дискуссии на белорусскую тему в евроструктурах могут ли иметь какое-то практическое значение?

- Из всех известных обсуждений, я бы в этом смысле назвал принятое решение группой стран-членов ОБСЕ. Как известно, она активировала Московский механизм ОБСЕ, направив уведомительное письмо на имя постоянного представителя Беларуси при этой организации. В письме говорится о том, что положение с правами человека в Республике Беларусь представляет серьезную угрозу выполнению обязательств ОБСЕ в правозащитном измерении. Это делает необходимым создание и направление в Беларусь миссии докладчиков для изучения ситуации на месте и подготовки беспристрастного доклада. Ведь других миссий ОБСЕ в Беларуси уже нет. Правда, нет никакой уверенности, что теперь сможет появиться миссия с «московским механизмом».

- Почему?

- Россия считает нецелесообразным направлять докладчиков ОБСЕ для изучения ситуации с правами человека в Беларуси. Как выяснилось, в самой Москве полагают, что запуск так называемого «московского механизма» ОБСЕ в нынешних условиях ничего не даст кроме «всплеска напряженности» и будет вести к «деградации ОБСЕ».
Стоит только напомнить, что в этой организации продолжает существовать принцип консенсуса, который позволяет любой стране-участнице заблокировать любое неугодное ей решение. Это наглядно проявилось во время августовской войны России с Грузией, когда ОБСЕ оказалась просто неработоспособной. А Москва в гордом одиночестве. До сих пор толком неизвестно, как тогда, когда ОБСЕ пыталась повлиять на происходившее, голосовала Беларусь. Говорят, ее представитель просто специально не присутствовал при голосовании в зале. Мудрый дипломатический ход... Зато сегодня известно, что из всех стран-участниц ОБСЕ никто кроме России официально так и не признал государственную независимость Южной Осетии и Абхазии. Может быть, выступая теперь против запуска «московского механизма» и защищая тем самым Минск, в Кремле надеются, что белорусское руководство хоть сейчас поведет себя так, как от него ожидали в августе 2008. Кто знает? 

- Про ОБСЕ вроде как понятно. А вот что известно про последнюю сессию Парламентской Ассамблеи Совета Еропы, где в отличие от ОБСЕ официальный Минск не представлен?

- О нынешнем, «особом» статусе, когда Беларусь продолжает единственной в Европе находиться за пределами этой старейшей европейской организации, уже как-бы устали все говорить.Такая усталость могла породить и потерю интереса к стране. Но это не так. Недавно, на заседании комиссии Парламентской ассамблеи Совета Европы в Страсбурге рассматривалась ситуация в Беларуси. Как обычно, на такого рода мероприятия были приглашены и белорусские правозащитники. Но необычным, вернее малопонятным, оказалось то, что, на этот раз, впервые ситуация в Беларуси рассматривалась без приглашения представителей независимых белорусских СМИ. Обычно, их присутствие обеспечивалось с помощью Белорусской ассоциации журналистов. И это позволяло оперативно и объективно информировать белорусских граждан, что об их стране говорили в Страсбурге. На этот раз, как известно, граждане, телезрители смогли услышать только разного рода интерпретации о присутствии на сессии белорусских оппозиционных политиков и правозащитников. Согласно официальному сообщению, слушания были закрыты для прессы. По итогам заседания пресс-служба ПАСЕ опубликовала доклад госпожи Хурскайнен. Не стоит сомневаться, что еврочиновники его текст донесут до белорусских граждан через минский Информационный пункт Совета Европы, куда доступ всем открыт всем желающим.

- А что такого секретного могли обсуждать участники этого заседания?

- Трудно даже предположить, что подвигло еврочиновников в дебрях ПАСЕ закрыть двери для прессы. На услових анонимности некоторые из их обитателей говорят, что такая практика отношения к журналистам как-то совпала с избранием нового вице-президента ПАСЕ, литовского парламентария Эмануэлиса Зингериса. Мол, он «закрытые двери» для прессы практиковал и у себя дома, где он возглавляет парламентский комитета по международным делам. И тоже, когда обсуждались белорусские темы. Так что, полагаю, такие вопросы о парламентских «секретах» лучше вице-президенту ПАСЕ и задавать. Тут лишь остается добавить, что и после доклада госпожи Хурскайнен в Беларуси не отменили смертную казнь—основное препятствие для вступления в Совет Европы. Единственное, что смогло сделать ПАСЕ, так это обратися к США, Японии и Беларуси с призывом отказаться от смертной казни. Правда, две из трех стран находятся от Европы на других концах света с иными, отличными от европейцев менталитетами своих граждан.

- Известно, что 12 апреля Совет ЕС обсуждал ситуацию в Беларуси. В Минске были разные ожидания от этого заседания. Насколько они оправдались?

- Как сообщила пресс-секретарь верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон , Совет ЕС на заседании в Люксембурге 12 апреля не принял “никаких формальных решений” относительно Беларуси. По неофициальной информации, министры иностранных дел стран ЕС собирались рассмотреть возможность применения экономических санкций в отношении Беларуси. Тут следует отметить ясность позиции МИД Литвы. В проекте документа, подготовленного литовским МИД говорится о недопустимости тех санкций, из-за которых могут пострадать граждане Беларуси. Думаю, никто и не планировал такие санкции.

Однако, происшедшие события в Минске внесли свои коррективы. Всем должно быть понятно, что после трагедии в минском метро, случившейся буквально накануне этого заседания Совета ЕС, принятие экономических санкций в отношении руководства Беларуси было бы непонятным. Но надеяться, что тема экономических санкций окончательно исчезла, тоже не стоит. В Брюсселе и других европейских столицах заверяют, что угроза санкций будет существовать до тех пор, пока не исчезнут общеизвестные причины ее породившие.

Euramost
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Human Rights Watch: власти Беларуси продолжают давить на гражданское общество

Европейские правительства и институты в 2017 году...

Затеяв строительство АЭС, Беларусь влетела по-крупному комментарий (130)

Власти сделали ставку на дорогую и в значительной...

Кому и сколько должна Беларусь в 2018 году (10)

Давление на бюджет, обусловленное долговой нагрузкой,...

Глава МИД рассказал, каких визовых изменений стоит ждать белорусам

После совещания у президента министр иностранных дел...

TOP новостей

Прогноз выборов президента Литвы: вперед вырвался новый фаворит (129)

Данные декабрьского опроса Spinter tyrimai о том, за кого...

В 100-летний юбилей Литвы Ванагайте попросит прощения у евреев (93)

Писатель Рута Ванагайте отметит 100-летие Литвы в...

Цены в Берлине: разница небольшая, но некоторые продукты впечатляют (101)

О литовских ценах ходят легенды, каждый второй житель...

Министр здравоохранения склонен не просвещать, а запрещать (13)

Глава Министерства здравоохранения Литвы Аурелиюс...

Заболели не вовремя – рискуете потерять деньги (13)

Если вы случайно заболели и вам в это время переведут...