Белорусские власти еще не определили свое отношение к фигуре Калиновского, но вынуждены заниматься его мемориализацией под давлением гражданского общества, говорят эксперты, с которыми беседовала DW.
Sutvarkytas Gedimino kalno šlaitas
© Lietuvos nacionalinio muziejaus archyvas

В 2017 году в Вильнюсе на горе Гедимина были найдены многочисленные человеческие останки. Недавно стало известно, что с высокой степенью вероятности там захоронен Кастусь Калиновский, лидер восстания 1863-1864 годов, проходившего на территории нынешней Беларуси.

Для многих в Беларуси Кастусь Калиновский является центральной исторической фигурой 19 века - символ белорусского национального движения, борец за свободу и демократию, основатель белорусской публицистики. Как один из руководителей антироссийского восстания 1863-1864 годов на землях бывшей Речи Посполитой, отошедших к Российской империи и включавших в себя территории современных Беларуси, Польши, Литвы и Украины, он добивался возрождения Речи Посполитой в ее исторических границах конца 18 века. Достичь этой цели не удалось: восстание было подавлено, а его руководители казнены.

Теперь же надгробье на могиле Калиновского может остаться без подписи на белорусском языке, а он сам, возможно, так и не будет перезахоронен в Беларуси. DW разбирается, с чем связана осторожная реакция официального Минска на обнаружение останков Кастуся Калиновского.

В Беларуси нет консенсуса относительно Калиновского

Директор института "Политическая сфера" Андрей Казакевич говорит, что в современной Беларуси нет общенационального консенсуса относительно личности Калиновского. Среди представителей власти есть те, кто хотят маргинализировать Калиновского, не считать его национальным героем и исключить его из белорусского исторического нарратива. Яркий пример - недавняя статья белорусского депутата и историка Игоря Марзалюка, где восстание 1863-1864 годов он называет "польским", а самого Кастуся Калиновского - "польским националистом".

Белорусский историк Олег Дзернович, напротив, считает слишком упрощенным называть Калиновского "польским националистом". Действительно, тогдашнее восстание происходило с лозунгами про Речь Посполитую, которую в то время по-простому называли Польшей, говорит историк. Однако сам Калиновский считал себя представителем "литвинской шляхты" и писал на белорусском языке.

Поэтому, по мнению Дзерновича, совершенно неправильно применять современные представления об этничности к событиям середины 19 века. Национальные проекты тогда были только на стадии формирования, и проект белорусской нации в ее современном представлении оформился только к концу 19 - началу 20 века.

В отличие от других знаковых деятелей, личность Калиновского и его историческая значимость не вызывает особых споров между Беларусью, Литвой и Польшей. Историк Дзернович рассказывает, что культовый образ Калиновского сложился только в Беларуси. С подачи белорусской советской историографии восстание 1863-1864 годов начали называть "восстанием Калиновского", хотя он был лишь одним из руководителем восстания. Как "красный", то есть как представитель радикального лагеря среди восставших, и как борец против самодержавия, отстаивающий интересы социальных низов и, в первую очередь, крестьянства, Калиновский отлично вписывался в советскую идеологию. И до сих пор в современных учебниках по истории Беларуси Кастусь Калиновский преподносится как главный герой восстания.

Демократические идеи Калиновского проявились в его деятельности основателя белорусской публицистики - он искал способ коммуникации с простым народом. В то время его нелегально издаваемая газета "Мужыцкая праўда", а также его "Лiсты з-пад шыбенiцы" ("Письма из-под виселицы". - Ред.), написанные на белорусском языке, были новым явлением на белорусских землях.

Но именно по причине его "красных" взглядов, продолжает историк, в Польше Калиновский никогда не был популярным персонажем восстания. А литовская историография всегда делала акцент на участии этнических литовцев в восстании и большее значение придавала его местным руководителям.

Инициатива о сотрудничестве шла с литовской стороны

После обнаружения останков литовские историки в интервью для белорусской службы "Радио Свобода" говорили, что власти в Минске не проявляют должного интереса в связи с этим событием, однако белорусский МИД эту информацию опровергает. В пресс-службе МИДа отметили, что "для Беларуси Кастусь Калиновский - это важный исторический деятель", и заверили, что белорусские эксперты уже официально посещали места захоронения и что белорусская сторона готова активно взаимодействовать с литовскими и польскими партнерами для достижения исторической справедливости в отношении этой личности.

Вместе с тем белорусский политолог Андрей Казакевич предполагает, что инициатива о сотрудничестве по этому вопросу между Литвой и Беларусью исходила именно с литовской стороны, а сами белорусские власти не планировали проявлять интерес к останкам Калиновского.

Также важную роль сейчас играет давление гражданского общества: белорусский писатель Андрей Горват написал открытое письмо министру иностранных дел Владимиру Макею, в котором призвал дипломата не игнорировать находку останков Калиновского, принять участие в их перезахоронении и признать Калиновского национальным героем Беларуси.

Калиновский - не "свой" герой?

Историк Дзернович считает, что сегодняшние белорусские власти еще не до конца определились со своим отношением к фигуре Калиновского: идеи Калиновского в современном мире можно назвать "неполиткоректными" и, возможно, белорусским властям не хочется с ними ассоциироваться.

Его публицистические материалы имели острую социальную пропагандистски-агитационную направленность и были наполнены жесткой критикой Русской православной церкви, а также антицаристскими взглядами, которые сейчас могут восприниматься как антироссийские.

Андрей Казакевич, в свою очередь, полагает, что белорусские власти пытаются занять позицию неучастия и игнорирования - похоже, что, по их мнению, обнаружение останков Калиновского не требует каких-либо официальных действий по его признанию и почитанию.

Непринятие фигуры Калиновского белорусскими властями связано с тем, что для них он не "свой" герой, а символ оппозиции и всего того, что противостоит сегодняшней официальной власти, считает политолог. Так, 6 лет назад официальный Минск проигнорировал празднование 150-летия восстания 1863 года.

Deutsche Welle

Запрет на посещение лесов введен в 82 районах Беларуси

В 82 районах Беларуси закрыты леса для посещения. Такая...

Макей: Беларусь не придаток какой-то другой страны (14)

Независимость и суверенитет священны для Беларуси , и...

Как Минск готовится к Европейским играм

К Евроиграм белорусские власти относятся как к...

В Беларуси приведен в исполнение очередной смертный приговор (4)

В Беларуси приведен в исполнение очередной смертный...

TOP новостей

В больницах - адская жара: температура в операционных достигает 30 градусов Верига: больницы не были готовы к такой жаре (57)

Кястутис Шакалис, специалист клиники Сантарос , не...

Владимир Скрипов. "Зеленой" энергетике – зеленый свет: литовский выбор (45)

Еще с десяток лет назад в Литве политической крамолой...

Жительница Вильнюса не выдержала: люди на самокатах ездят кошмарно (11)

"Люди на самокатах в городе ездят кошмарно", - в письме...

Главы МИД Литвы и Эстонии обсудили будущее политики Восточного соседства ЕС (31)

В пятницу в Вильнюсе министры иностранных дел Литвы и...