Белорусский руководитель пригрозил тюрьмой заводилам протестов против декрета «о тунеядцах». Активистов вновь стали сажать на сутки, пишет в интернет-газете naviny.by обозреватель Александр Класковский.
© Reuters / Scanpix

Недолго согревала противников режима квёлая политическая оттепель. На совещании 9 марта Александр Лукашенко вновь заговорил с металлом в голосе. Суть послания была в том, что «майданутые», как выразился официальный лидер, могут как дважды два оказаться в тюрьме. Речь идет об организаторах уличных маршей против декрета № 3, на которых одна из главных кричалок — «Лукашенко, уходи!».

И уже начали сажать — правда, пока на считаные сутки, а не на годы, как после разгрома Площади-2010. Но уже очевидно, что маятник пошел в обратную сторону. Вот и все, что было?

Снова стали сажать за решетку

Первым делом скептик заметит: а была ли та либерализация? Конечно, термин здесь условный. Но все познается в сравнении.

Правозащитники закрытой властями «Вясны» в аналитическом отчете о ситуации с правами человека в Беларуси за 2016 год отметили, что «в целом наблюдалось продолжение политики «мягких практик», которая началась в августе 2015 года».

Эта линия, пояснила «Вясна», «проявляется в первую очередь в отказе от насильственного прекращения несанкционированных массовых мероприятий, задержаний и арестов их участников». При этом штрафовать за подобные дела стали в семь раз чаще, подчеркнули авторы доклада.

Август же 2015 года был примечателен освобождением Николая Статкевича и еще пяти политзаключенных. Их список был таким образом обнулен. Минск тогда взялся нормализовать отношения с Евросоюзом и США.

Причем взялся настолько серьезно, что наверху хотя, вероятно, и скрипели зубами, но позволяли неугомонному Статкевичу продвигать на столичных площадях его концепцию расширения пространства свободы. Да, лепили штрафы, но не более того.

Однако когда концепция начала давать плоды (удобрением для этих плодов послужил декрет № 3 «о дармоедах») и на уличные протесты вышли тысячи, верхушку режима от такой демократии, видимо, снова стало подташнивать.

На совещании 9 марта в Минске Александр Лукашенко открытым текстом пригрозил: «…Все те, которых мы выпустили из застенков за прошлые деяния, если они не поняли, их надо вернуть обратно».

Тем временем силовики прервали период мягких практик и снова стали винтить заводил уличных акций.

Посадили на сутки нескольких брестских анархистов (они там де-факто вытянули марш «тунеядцев» 5 марта), активиста Объединенной гражданской партии из Березы Александра Кабанова. Также попал под административный арест один из защитников Куропат Сергей Пальчевский. 10 марта задержан другой защитник народного мемориала — один из лидеров не зарегистрированного в Беларуси «Молодого фронта» Дмитрий Дашкевич.

Обыски в офисах оппозиционных структур прошли в Орше (там изъяли компьютеры и копировальную технику), Бобруйске. Судя по всему, милиция и спецслужбы пытаются ударить по штабам и активистам, чтобы сбить волну протестных акций.

Юрист «Вясны» Валентин Стефанович опасается, что вскоре «мы можем стать свидетелями ухудшения ситуации с правами человека в Беларуси и начала новой волны репрессий».

Майдана в Беларуси не будет, а Гайд-парки будут?

На совещании 9 марта Лукашенко в который раз повторил свое ритуальное: Майдана в Беларуси не будет.

Но примечательно и другое. Официальный лидер добавил: «На площадь человеку нельзя запретить ходить… Людям для выражения своих мнений должно быть отведено место, как в развитых странах Западной Европы, — Гайд-парк и прочее...».

Оцените: как в развитых странах Западной Европы!

Более того, президент велел министру внутренних дел определить такие Гайд-парки в городах, а вертикали — вести диалог с народом.

Фишка здесь в том, что на протесты против декрета № 3 стали массово выходить и оказавшиеся за бортом работяги, то есть представители ядерного электората Лукашенко. И он понимает, что с этой публикой нельзя так жестко, как с кучкой партийных активистов.

К тому же туннель экономического кризиса пока беспросветен, а значит, недовольство массы будет нарастать, несмотря даже на то, что злополучный декрет волевым решением его автора де-факто заморожен.

Отдельный вопрос, насколько готовы чиновники к диалогу с народом. Первый блин в виде общения брестского градоначальника с частью протестовавших получился комом, это был разговор на абсолютно разных языках.

Вообще, конечно, наилучший вариант взаимоотношений властей с народом — это честные выборы. Смотрите, что сегодня получается: Лукашенко заставляет (!) вертикаль общаться с электоратом, дает подобные указания депутатам. И хотя государственная пресса с пафосом называет здешних градоначальников мэрами, никакие они не мэры (мэров избирают), а назначенные чиновники. Соответственно, и отчет привыкли держать перед тем, кто их назначил, а не перед населением.

Нормальные выборы приучили бы и депутатов, и всяких начальников танцевать под дудку избирателя, а не высокопоставленного работодателя.

Но пока, судя по ходу подготовки изменений в избирательное законодательство, наверху решили учесть лишь наиболее незначительные из вороха рекомендаций ОБСЕ. То есть серьезного изменения правил игры на ближайших местных выборах 2018 года ожидать не приходится.

Эксперт: Лукашенко понимает, что нужны отдушины

Ну а чего же тогда ожидать? Поскольку активистов оппозиции снова стали сажать за решетку, пусть и на сутки, можно говорить, что тот период условной либерализации, который наблюдался с августа 2015 года, закончился. Так считает эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

Что дальше? «Наверху, вероятно, сами еще не знают. Все будет зависеть от того, как власти чувствуют угрозу», — заявил аналитик в комментарии для Naviny.by. Если протесты будут нарастать, то репрессии усилятся, если волна уличной активности спадет, то возможен возврат к «мягким практикам», прогнозирует Карбалевич.

Он не ожидает демократизации политической, в частности избирательной, системы, создания реальных механизмов общественного диалога. Вместе с тем, их имитация возможна, поскольку Лукашенко понимает, что в сегодняшней ситуации «нужны отдушины, клапаны, чтобы выпускать пар», сказал Карбалевич.

Стоит добавить, что по поводу белорусских Гайд-парков публика в социальных сетях иронизирует: так вертикаль уже давно отправляет оппозицию на всякие собачьи выгоны.

Действительно, для разрешенных мероприятий отводят места где-то у черта на рогах. В Минске обычно отправляют в парк у расположенной в стороне от главного проспекта площади Бангалор, где и в самом деле обыватели гуляют с собаками. Многие оппозиционеры считают этот маршрут издевательством и принципиально туда не ходят. «Они нас посылают на Бангалор» звучит почти как табуированная идиома.

Главная же закавыка в том, что выпрашивать разрешение на пикеты, митинги и шествия по установленной процедуре не только унизительно, но еще и малоперспективно. Чиновники предпочитают от греха подальше запрещать.

В частности, Статкевич на свои акции принципиально разрешения не просит.

Впрочем, как стало известно сегодня, столичный горисполком разрешил «Марш нетунеядцев» 15 марта. Но с условием, что люди пойдут — догадайтесь с трех раз — да, на Бангалор. И в случае если народ все же хлынет на проспект Независимости, возможны всякие коллизии.

Почему приходится придерживать дубинку

При этом рискнем предположить, что Лукашенко не хотел бы реализовывать свои угрозы. Почему?

В частности, потому, что несколько лет внешнеполитическое ведомство под руководством Владимира Макея с упорством крота торило путь в Европу. Добились снятия санкций ЕС, начался диалог, светят кое-какие деньги. Судьба внушительного кредита МВФ тоже зависит от сохранения тренда нормализации с Западом.

Причем Москва новых денег не дает, а попрекает прежними кредитами (которые надо возвращать с процентами). Долговременный кризис в отношениях с восточной соседкой побуждает белорусскую правящую верхушку к поиску новых точек опоры в обществе.

Наконец, разгонять многолюдные акции с большой долей так называемого простого народа весьма рискованно. Это вам не кучка интеллигентиков.

Ряд экспертов прогнозирует, что власти для противодействия протестам изберут гибридную тактику (точечные репрессии, усиление запугивающей пропаганды), но не станут пока рубить сплеча.

Да, маятник пошел назад. Да, фобии могут толкнуть режим и на брутальные действия в духе расправы за Площадь-2010 (тогда явно не выдержали нервы). Но на этом — пока только пунктирно обозначенном — пути в новую эпоху репрессалий сегодня работают довольно сильные тормоза.

При этом наблюдается вот какая диалектика: рост политической активности белорусов как усиливает риски глубокого отката, так и заставляет режим маневрировать, придерживать дубинку, а где-то и отступать. Ведь если разобраться, в Куропатах власти дали задний ход. Да и декрет о «дармоедах» де-факто почти отменен.

Это, в общем-то, и есть политическая борьба как искусство возможного.

Белорусские новости
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
Рассылка новостей

Шпионский скандал бьет по отношениям Беларуси с Украиной комментарий  (2)

Для украинца Павла Шаройко журналистская миссия в...

Брюссель без Лукашенко: на саммите ВП Беларусь представит глава МИД Макей (2)

Белорусский президент Александр Лукашенко не примет...

Минск может поставить евразийскую интеграцию на паузу (6)

Можно понять желание руководства Беларуси аккуратно...

По годовой инфляции Беларусь обогнала Литву и все страны еврозоны (2)

Цены на товары и платные услуги в этом году в Беларуси...

TOP новостей

В Литве предлагают запретить продажу товаров с пропагандой войны и агрессии (38)

В Литве предлагают запретить продажу товаров, которые...

Встреча с "рупором" на Неве: о том, как странам Балтии мало не покажется (8)

Страны Балтии несамостоятельны в принятии решений,...

Кто достоин президентского поста? Что на этот вопрос отвечают жители (58)

Несмотря на то, что до президентских выборов еще 1,5 года,...