aA
Белорусский историк, доктор исторических наук, профессор Леонид Лыч считает, что, если в Беларуси не изменится ситуация с отношением к белорусскому языку, то через 10 лет белорусы начнут считать себя русскими.
Baltarusijos Streličevo kaimo gyventojas Jevgenijus Staniukas. Šis kaimas yra 30 km nutolęs nuo Ukrainos miesto Černobylio, kur 1986 m. balandžio 7 d. įvyko atominio reaktoriaus avarija.
Baltarusijos Streličevo kaimo gyventojas Jevgenijus Staniukas. Šis kaimas yra 30 km nutolęs nuo Ukrainos miesto Černobylio, kur 1986 m. balandžio 7 d. įvyko atominio reaktoriaus avarija.
© AFP/Scanpix

Историк рассказал "Белорусскому партизану", каким он видит следующего президента Беларуси.

-Вы раньше говорили, что некоторые ваши материалы все отказываются печатать? Какого вопроса они касаются?

-У меня несколько лет назад был материал "Национальная трагедия белорусского народа". Я считаю, что то, что произошло летом 1944 года - это с одной стороны освобождение от немецко-фашистских захватчиков, а с другой стороны - трагедия. Связана она с тем, что значительная часть интеллигенции, причем хорошо подготовленной профессионально, вынуждена была покинуть свою родину, спасая себя от наказания советского суда за то, что они во время немецкой оккупации работали в созданных немцами учреждениях культуры, науки и образования. Обвиняли их в том, что они способствовали установлению оккупационного режима. Когда освободили Беларусь, многие даже самые ответственные участки культуры нельзя было обеспечить национальными кадрами, и вынуждены были Москву просить прислать специалистов, а они не знали белорусского языка, особенностей культуры и здесь способствовали установлению русских духовных ценностей. Это очень подорвало наш национальный потенциал. Вот и сегодня мы не можем как следует развивать свою культуру и более того наша интеллигенция занимается созданием и распространением русской культуры. Ни один европейский народ не находится на такой стадии денационализации, как белорусы.

Выехало примерно 400 000 и среди них около 100 000 были заняты в сфере духовно-культурной жизни на территории оккупации. Их старались сюда заманить по-разному, бывали такие случаи, что кто-то поддавался агитации потому, что с ними работали политработники советской армии. Некоторых людей просто похищали оттуда.

-Какие проблемы, на ваш взгляд, в настоящее время есть у белорусской исторической науки?

-Сегодня вся наша жизнь - проблема. Мы развиваемся не на своем корне, наша культура, если что-то такое и имеет еще не размытое, национальное, так это в изобразительном искусстве, где собрались люди, которые в своем творчестве отдают предпочтение национальному. Они после того как Беларусь стала независимой, обратились к исторической тематике, много показали народу средствами изобразительного искусства, какое богатое у нас историческое наследие. Они возвращают постепенно нам бывших князей литовских, то, о чем раньше наши люди не знали, и чем пользовались литовцы, которые присваивали все, что связано с политико-культурной жизнью ВКЛ, себе. А мы считали, что у нас ничего нет, только Кастусь Калиновский восстание поднял, а затем, после Октябрьской революции, нам дали возможность создать Белорусскую советскую социалистическую республику. Много художники на своих полотнах показали культурных деятелей, работавших на культуру Польши и России, поэтому они их считают своими культурными деятелями, а мы оставались в стороне.

Все люди воспитываются под влиянием литературных произведений. У нас они выходят малыми тиражами. Я считаю, что литературный процесс у нас больше соответствует стандартам русскоязычного читателя, чем белорусскоязычного.

Если литературный процесс перестает быть национальным, то для каждого народа это катастрофа. Когда Беларусь провозгласила свой суверенитет, нас выручила и помогла дождаться лучших времен в основном художественная литература потому, что уже и в то время везде у нас царил русский язык, но белоруская литература была мощная, такие были писатели, о которых мы сегодня можем только мечтать. Теперь те писатели, которые не вошли в Союз белорусских писателей, а так и остались в Союзе писателей Беларуси никакой государственной поддержки не имеют, а там остались, на мой взгляд, самые талантливые писатели, но им сегодня не позволяют встречаться в школах, в институтах, выступать по радио и телевидению.

Все самое лучшее, что есть в нашей национальной литературе, находится под давлением, и рано или поздно литературный процесс будет упущен и белорусские писатели превратятся во что-то реликтовое.

-А если говорить непосредственно про историю, то как вы оцениваете ее состояние на сегодняшний день?

- Что касается последней четверти века, это был большой прорыв в нашей исторической науке. Мы обеспечили наши государственные идеологические структуры таким богатым историческим материалом, что если бы они только пожелали наш народ повести своим самостоятельным национальным путем, то теоретическая база для этого есть. Руководство республики не заинтересовано в этом, оно проводит такую политику, что мы если не братья, то тесно связаны культурой с русским народом, что наше будущее в объединении в одном союзном государстве.

Я считаю, что в союзном государстве 10 лет хватит московскому Кремлю, чтобы уже сами белорусы сказали, что они русские, и мы как нация заканчиваем свое самостоятельное развитие. Поэтому я, где только могу, выступаю против объединения с Россией. Я считаю, что если мы будем самостоятельным государством, то рано или поздно что-то в нашей политической жизни должно измениться, что не все время будет управлять нашей страной человек, у которого за душой ничего национального нет, который не только сам живет русскоязычными ценностями, а старается это распространить и на народ.

Дай нам сегодня политического лидера, который твердо стоял бы на национальных позициях и который бы выступил перед народом с манифестом о национально-культурном возрождение, то еще, я считаю, народ бы пошел за таким лидером, но если так продолжится еще 10 лет, то даже самому талантливому национальному лидеру очень и очень трудно будет создать национальное государство. Еще никогда мы не находились на грани этнического исчезновения, как сегодня. Даже царские власти нам не сделали столько вреда, сколько собственный политический режим.

-В своей книге вы пишите, о том, каким должен быть белорусский президент. Какими качествами должен он обладать?

- У меня есть этнический портрет президента. Там я ничего про конкретную личность не пишу, даже Лукашенко не упоминается. Я такой обобщающий сделал образ президента для Беларуси. Учитывая то, что мы живем по соседству с Россией, я считаю, что наш президент должен быть всесторонне развит в языковом плане. Если придет президент, который будет сторонником только белорусского языка и все игнорировать русское, то ему трудно будет найти всеобщую поддержку и это вызовет негативные последствия для него.

Я считаю, что крен новому президенту нужно делать в белорусскую сторону, но надо это делать постепенно и не путем принятия административно каких-либо актов, а через культурно-просветительскую работу. Наш народ должен пройти ликбез белорусскости, его нельзя насильно отрывать от всего русского.

Президент должен создать команду из людей, которые с таких же позиций смотрят на все белорусское. Постепенно школы должны переходить на обучение на белорусском языке. Не надо бояться включать белорусский язык в ВУЗы. Надо, чтобы сначала на белорусском языке частично излагались гуманитарные предметы. В результате этого никакого протеста со стороны студентов не возникнет.

Президент ни в коем случае не вправе унижать национальную культуру, не имеет права заявлять о том, что на белорусском языке нельзя серьезные вещи преподавать, философские науки развивать. Если чего-нибудь и нельзя, то это только потому, что он была исключена из всего этого и она не наполнял свою лексику той терминологией, которая поступала в лексику того языка, который обслуживал сферу науки.

Президент как первая политическая личность обязательно должен выступать перед народом на двух языках. Есть у меня и такое заключение - президента в любое время ночи подними и попроси его два стишка на белорусском языке прочитать, то он готов по памяти это сделать.

-Виктор Янукович подходит под созданный вами этнографический портрет президента?

- Украина - не Беларусь, потому что там они сменили Юшенко на Януковича, но у основной массы людей никакого поворота в культурно-языковой сфере не произошло. Народ остался украинским. И как не старались в Донбассе повлиять на Конституционный суд, на правительство, там твердо решили - никакого двуязычия быть не может. В культуре они не допускают присутствия никаких языков, так как культура может развиваться только будучи национальной, только на своем языке. Как только культура переходит на чужой язык, то она теряет свой национальный статус. Украина еще держится крепко за сферу образования, так как знает, что украиноязычное образование - это тот фундамент, который спасет народ от любой формы ассимиляции.

Белорусский партизан
|Populiariausi straipsniai ir video

TOP новостей

Премьер Литвы: повышенные зарплаты врачам будут выплачены (20)

Парламент Литвы 31 марта не сумел утвердить порядок...

"На карантине": Коронавирус в Беларуси, первая смерть. Или не первая? Обсуждаем из студии Delfi (74)

31 марта в Витебске в результате пневмонии скончался...

Премьер-министр Литвы: некоторый бизнес сможет открыться до конца карантина (3)

В ближайшее время будет представлен пакет, который...

|Maža didelių žinių kaina