На экране конференц-зала Минского научно-практического центра хирургии, трансплантологии и гематологии журналистам вывели видео, как пациенту пересаживают печень. У него рак. Все очень реалистично: вот руки хирурга, он берет инструмент и что-то подрезает, видны органы брюшной полости. Это прямая трансляция из операционной, саму операцию начали примерно в 8.20 утра, сейчас на часах 10.05. Впечатляет. Слов нет.
© Kauno klinikos

Годовалой девочке пересадили фрагмент печени отца

В 2008 году в Беларуси сделали первую успешную пересадку печени, в 2009 году — первую трансплантацию комплекса «почка и поджелудочная железа». Затем еще более сложную операцию по трансплантации фрагментов печени маленьким детям от их родителей, и уже с 2014 года в стране появилась программа по пересадке легких.

Маленькой Марианне из Бобруйска всего год. Неделю назад ей пересадили фрагмент печени от папы. Простыми словами, ее печень вырезали, и небольшой кусочек печени отца трансплантировали. Со временем печень в организме девочки вырастет до нужных размеров.

Ее мама Анастасия рассказывает, что у малышки нашли рак печени, когда той было 8,5 месяцев. Они обратились к медикам из-за заложенности носа, но врач сказала, что не очень нравится животик девочки. В местной детской больнице ей сделали УЗИ и компьютерную томографию и направили в центр детской онкологии в Боровляны.

— Там назначили четыре блока химиотерапии, после третьего блока нас направили сюда (в Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии. — Прим. TUT.BY) на обследование, потому что опухоль уменьшилась на 75%.

Изначально опухоль была 750 мл, при этом общий вес малышки — семь килограмм. У малышки были поражены и легкие, поэтому сейчас врачи делают все возможное, чтобы в дальнейшем с девочкой все было хорошо.

Папа, который стал донором для дочери, уже дома со старшим сыном.

Директор Минского научно-практического центра хирургии, трансплантологии и гематологи Олег Руммо рассказывает, что уже в этом году они сделали более 200 трансплантаций, а всего за все годы в Беларуси — 4,5 тысячи. При этом белорусы ждут новых органов намного меньше, чем во многих прогрессивных странах. Например, операции по пересадке почки — в среднем 14 месяцев, в Великобритании этот срок достигает более двух лет.

— У нас лист ожидания по трансплантации печени, сердца и легких тоже меньше, чем в Великобритании. Я нас сравниваю с этой страной, а не с теми, кто только начинает. Это развитая, очень богатая европейская страна.

По его словам, за год в Беларуси делают трансплантаций почки больше, чем тех, кто ее ждет. Другой вопрос, что кто-то может ждать орган два месяца, а кто-то из-за генетических особенностей своего организма дольше.

Женщины после пересадок рожают детей

Несмотря на то, что в центре активно делают трансплантации иностранцам, в приоритете все равно — белорусы. Это значит, что гражданам страны такие операции проведут в первую очередь. И это бесспорно.

Тем не менее в прошлом году экспорт услуг центра достиг 7,5 млн долларов, и с 2008 года он вырос в 42 раза. При этом 66,44% экспорта составила хирургия и трансплантация органов.

— Выполнив одну из сложнейших операций иностранным гражданам, мы можем дополнительно вылечить пять-шесть граждан Беларуси, — говорит Олег Руммо.

Как оказалось, почти 25% бюджета клиники медики зарабатывают сами.

Например, сейчас в клинике лежит пациентка из Японии, ее зовут Сецуко, ей 54 года. За операцию и медпомощь у нас она заплатило около 150 тысяч долларов.

В Азии ей уже делали пересадку печени, но были осложнения. В итоге сейчас ей провели ретрансплантацию в Беларуси.

— Мы с ней прошли большой путь, — говорит Олег Руммо. — Она большой молодец. В Беларусь пациентка приехала еще в ноябре, но ждала операции до марта. Уже несколько раз мы ее хотели выписать, и у нее уже был билет на середину апреля. Но потом у нее развилось очень тяжелое осложнение, и мы решили ее долечить.

Олег Руммо объясняет, что белорусские трансплантологи известны во всем мире. У нас делают то, что мало где могут делать вообще. Только в этом году наши врачи сделали шесть трансплантаций за границей. Например, в Грузии пересадили почку, в Казахстане — почку и печень ребенку.

Но главным своим достижением врачи считают даже не это. А то, что, например, 41 женщина, которой трансплантировали почку, и пять женщин, которым пересадили печень, уже родили детей. Более того, по словам Олега Руммо, именно в Беларуси живет единственная в мире женщина, которая после сложнейшей пересадки печени вместе с почкой родила двоих здоровых детей.

По словам медика, годичная выживаемость после трансплантации печени — более 91% пациентов, пять лет и более живут более 76%. Если речь идет о почке, то год живут 96% пациентов, 92% — пять лет и более.

— Цифры ничем не хуже, чем во Франции, Америке, Германии. Они примерно сопоставимы с мировыми, — отмечает Олег Руммо.

Как готовят специалистов высокого класса и почему некоторые уезжают

Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии появился на базе 9-й клинической больницы Минска и РНПЦ трансплантации органов и тканей. В 2018 году больница и РНПЦ стали единым городским центром.

В 2018 году средняя зарплата медика с высшим образованием здесь составила 2080 рублей в месяц. У средних медицинских работников — 1306 рублей. Всего в центре работают почти две тысячи человек.

По поводу специалистов, которые проводят трансплантации, Олег Руммо говорит, что их, безусловно, надо готовить, и для этого у нас есть все.

— Мы готовим кадры не только для себя. Сейчас в центре находятся врачи из Грузии, Армении, на подъезде врачи из Узбекистана. Они хотят учиться здесь и на нашем опыте и примере, благодаря нашим технологиям планируют развивать трансплантологию у себя.

В прошлом году центр потратил 80 тысяч рублей и 40 тысяч долларов на обучение специалистов за границей в мировых центрах, участие в международных конгрессах.

— Это очень важно. Если не будет этой обратной связи с мировым сообществом, а мы будем считать себя важными и великими, то быстро вернемся к тому, с чего начинали лет 11−12 назад. Но есть другая проблема и ее нужно решать. Мы сегодня на мировой трудовой рынок способны поставлять специалистов самой высокой квалификации. Их уровень подготовки ничем не ниже, чем во Франции, Германии, США и Японии. Нам очень важно для этих людей создавать социальные лифты, и это не только зарплата и участие в конференциях. Это в том числе и обучение их передовым технологиям, и возможность сделать так, чтобы они чувствовали свою востребованность здесь. Не подносили снаряды Руммо или кому-то другому и постоянно тут ему ассистировали, а Руммо будет чувствовать себя единственным и незаменимым… Если так будет, то все пропадет в одночасье. Мы должны с этими людьми работать, чтобы они выполняли трансплантации сами и чувствовали свою востребованность. И тогда, может быть, они не так часто будут думать о том, чтобы продолжить свою работу где-то за рубежом.

Олег Руммо уверен, что в отрасли должны принимать меры, чтобы хорошие специалисты не уезжали.

— Я вижу только одно — это социальный лифт, это развитие, это создание условий, это хорошая зарплата и это возможность реализовать себя. И тогда они не уедут. От того, что я буду говорить «не уезжайте», буду призывать их к тому, что вот, у тебя папа с мамой здесь… Они другие люди. Так можно со мной разговаривать — и я это пойму. Им нужна мотивация и мотивация нужна другая. Тогда они не будут уезжать. Но сказать, что специалисты не уезжают не могу, потому что уезжают. Думают об этом — и уезжают. И надо работать всем вместе, чтобы было кому лечить в этой стране наших детей. Это очень важный вопрос.

Если будет запрос, то в новом корпусе центра начнут пересаживать конечности и матку

Сейчас полным ходом идет строительство нового корпуса центра. Его планируют завершить в 2021 году. В корпусе будет 170 коек и предполагается, что это будет место, где сконцентрируют все высокотехнологичные направления современной хирургии, начиная от реконструктивной хирургии и заканчивая развитием программ по трансплантации конечности и матки.

Олег Руммо отмечает, что если со стороны общества будет спрос на пересадку матки, то тогда начнут выполнять и такие операции.

На этот год в центре поставили задачу еще более рационально использовать дорогостоящие койки. Для справки: стоимость лечения одного белоруса на койко-месте в отделениях анестезиологии и реанимации обходится бюджету страны от 533 до 850 рублей в день, на койке отделения интенсивной терапии — около 250 рублей в день.

Олег Руммо рассказал, что сейчас в их центре занимаются разработкой концепции хирургической помощи белорусам:

— Нам очень важно, чтобы пациент, который живет в Наровле, Быхове, Щучине, Волковыске — маленьких белорусских городах — получал медицинскую помощь такого же уровня, как пациент, который живет в Минске. И прежде всего хирургическую, потому что она нужна в ситуациях, когда человек находится между жизнью и смертью. И нам очень важно оптимизировать силы, чтобы создать крупные межрайонные центры, оснастить их самым современным оборудование, сконцентрировать там кадры и чтобы эти центры могли оказывать помощь в полном объеме, так же, как и в Минске.

Лукашенко о выборах: Выберем того президента, который нужен (14)

Во время посещения Академии управления при президенте...

Лукашенко присвоили звание почетного пограничника СНГ (4)

Об этом сообщил заместитель председателя Совета...

Лукашенко: Россия — это больше, чем страна, это идеология, и ее из меня не выбить (7)

Александр Лукашенко призвал россиян не смотреть на...

Макей: "Не надо давить на Беларусь в вопросе отмены смертной казни"

Не нужно заставлять Беларусь принимать политическое...

TOP новостей

Самые богатые спортсмены Литвы: это не только баскетболисты (10)

Самые яркие представители мира спорта, возможно, на...

Девушке по ошибке ввели жидкость для дезинфекции ран: как это произошло (2)

В минувшую пятницу в Литве стало известно, что в...

Скандал в Литве: эмигранта посадили в тюрьму вместо брата-близнеца (32)

В литовской судебной системе произошел еще один...

В Литве планируют ввести систему залога за покрышки

В Литве для решения проблемы сбора старой...