Белорусский президент Александр Лукашенко по-прежнему остается нерукопожатным в Европе, в то время как для его министра иностранных дел Владимира Макея двери столиц открыты. Это вторая попытка Лукашенко наладить отношения с европейцами, однако ему не нужна никакая демократизация, белорусскому правителю нужны только деньги, считает эксперт российской Высшей школы экономики Дмитрий Болкунец.
Aleksandras Lukašenka
© Reuters/Scanpix

- Беларусь зажата в тиски между Россией и Западом. Насколько велико в данный момент пространство для маневра у белорусской власти, точнее, у Александра Лукашенко? Как долго он еще сможет продолжать свое балансирование?

- Мне кажется, что в данный момент мы наблюдаем картину, когда Лукашенко пожинает плоды украинского кризиса, и это последствие той системы, которая сложилась после того, что случилось в Киеве. До момента Киева Лукашенко был для всех диктатором, последним диктатором Европы. Сегодня он окончательно и бесповоротно перестал быть таким диктатором. И, вероятно, он сейчас пытается найти каналы выхода на Европу. У него это получилось, но, скорее, не благодаря его политике, а благодаря той политике, которую проводит его министр иностранных дел Владимир Макей.

Это главный драйвер разворота Беларуси на Запад, но разворотом это назвать сложно, это, скорее, попытка восстановить отношения, которые двадцать лет были разорваны, потому что Минск не контачил с Европой. Это делали лидеры белорусской оппозиции, сейчас Минск забирает эту инициативу и у него вполне успешно это получается.

Зачем Лукашенко это делает? Ему не нужна никакая демократизация, ему нужны деньги. В Европу он идет за деньгами, потому что Россия сейчас столкнулась с тяжелым кризисом и не готова полностью финансировать содержание Лукашенко и субсидировать Беларусь.

Дмитрий Болкунец: Лукашенко от Европы нужны только деньги
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Ежегодные субсидии Беларуси со стороны России сегодня составляют порядка 7-10 млрд. долларов в год. В первую очередь это нефть, потому что по нефти Беларусь зависит от России на 90%, по газу на 100%. Беларусь берет российскую нефть, перерабатывает на двух НПЗ и продает ее в Европу в виде бензина, это была прекрасная схема до обвала на мировых рынках нефти. И около 50% экспорта Беларуси приходилось на нефть. Она ее перерабатывает и экспортирует, это был колоссальный доход. Когда Лукашенко лишился этих денег, ему нужно было содержать население, раздавать им пенсии, зарплаты и т.д.

Естественно, в условиях, когда Россия столкнулась на внутреннем рынке с определенными вызовами, она была вынуждена сократить кредиты. Причем Беларусь эти кредиты постоянно возвращает. Долгов нет, но сумма кредитования увеличивается. И в таких условиях он вынужден был пойти на нормализацию отношений с Западом, попытаться найти деньги там. Но Европа не будет ему давать деньги, она не готова субсидировать республику. Это очень важно понимать.

- Понимают ли это в Минске?

- В Минске это тоже прекрасно понимают. Они рассчитывают, что придут какие-то инвесторы. Белорусские чиновники были в Европе определенное время персонами нон-грата. Сейчас некоторые министры начали ездить в Европу. Лукашенко съездил в Италию, была встреча с Папой римским, это был первый визит, когда с него сняли санкции. Но мне кажется, что сегодня Лукашенко остается нерукопожатным в Европе, европейские политики не готовы вести диалог напрямую. Они готовы вести его с министром иностранных дел, для него открыты двери в европейских столицах. Это видно по географии визитов.

Это, наверное, вторая существенная попытка Лукашенко вести диалог с Западом. Первая обломалась в 2010 году, после разгона демонстрантов в ходе выборов, когда Николай Статкевич и другие кандидаты оказались в тюрьме. Тогда Европа закрыла перед ним двери, получив по носу. Ведь к нему приезжали министры, надеялись, что он проведет хорошие выборы, они их признают, и он будет с ними дружить. Но он сделал все наоборот и снова оказался в изоляции, из которой сейчас пытается выйти.

- Какова реакция Москвы, которая наблюдает эту попытку разворота на Запад?

- Никакая. Потому что белорусской темы, как и темы стран Балтии, ряда других стран нет в коротком списке повестки дня в Москве. Нужно понимать, что Россия – это огромная страна, у которой большое количество интересов в разных концах мира. Сейчас есть более приоритетные задачи. Дай бог, если Беларусь сейчас в повестке Топ-30, потому что в глобальном смысле там ничего не происходит. Поэтому Москва косвенно реагирует на эти проблемы, мне кажется проблему "Беларусь уходит на Запад" больше поднимают СМИ.

- Но мы можем наблюдать, что Лукашенко проводит с некоторого времени такую внутреннюю политику, где пытается подчеркнуть, что Россия хоть и "братская страна", но все же Беларусь – отдельное, независимое государство. Проводит политику в области национальной культуры. Т.е. он сам хочет отмежеваться. Россия в состоянии отпустить Беларусь?

- Россия в состоянии отпустить Беларусь, только куда она уйдет? Я говорил о колоссальной зависимости по нефти и газу, есть еще зависимость по сбыту товаров. Ведь нефть идет на Европу, а львиная доля остальной линейки товаров уходит на российский рынок. Готова ли Беларусь заменить этот рынок? Я думаю, Россия рада бы отпустить Беларусь, чтобы избавиться от этих субсидий, ведь эти деньги она могла бы потратить на свои регионы. Но она субсидирует Беларусь. Это скидки на газ, плюс крупнейшим инвестором в Беларуси является РФ. Одна из последних крупнейших инвестиций – постройка новой АЭС. Это больше 10 млрд. долларов, плюс она сама ее строит. Поэтому есть взаимный интерес. Если бы Беларусь нашла бы такого донора... Китай обещает, но дело особенно с места не двигается.

- Можно ли сказать, что вокруг Лукашенко сложился круг людей, о которых можно говорить, что они будут после него?

- Я думаю, что вокруг Лукашенко сейчас сложился круг лиц, и одним из лидеров является безусловно Макей. Они хотят разворота на Запад, это прозападный кластер в администрации Лукашенко. Но мне кажется, там есть еще другой круг лиц, даже более весомый на региональных, нижних уровнях власти, которые понимают, что это утопия. Потому что страны ЕС сегодня не готовы обеспечить содержание республики. Пример тому – Украина. Когда разрушилась имевшаяся система связей, это привело к падению экономики. Беларусь – не Украина. Украина имеет гигантские возможности для самообеспечения. Просто нужно понимать структуру белорусской экономики.

- Насколько с военной точки зрения Россия намерена увеличивать здесь свое присутствие?

- Нужно понимать, что Беларусь и Россия – члены ОДКБ и в рамках Союзного государства у них скоординированная политика в области обороны.

- Но ОДКБ себя пока что не проявляет. Не так давно был конфликт в Карабахе, ОДКБ там не появились...

- Был бы конфликт с Азербайджаном. Что же касается проблемы с НАТО, то Россия, мне кажется, готова пойти настолько далеко, насколько готов пойти НАТО. Если они готовы размещать дополнительные контингенты в странах Балтии и Польше, то Россия будет проводить аналогичную политику. Что касается прошлогодней ситуации с размещением российской базы в Беларуси, то это скорее был тест на лояльность. Потому что для России по большому счету не играет никакой роли, где размещать эти базы – в Беларуси, Смоленске или Брянске. Стратегически это не та задача.

Но Лукашенко очень хочет обновить свой авиапарк, правда, чтобы это были не российские базы, а чтобы Россия бесплатно ему все отдавала. Он понимает, что должен обеспечивать безопасность, но у него нет денег на вооружение. В этом смысле странной для меня была политика Макея, который заявлял, что расширение НАТО не угрожает Беларуси и ее безопасности. В то же время, он пытается делать второе заявление, что они это воспринимают с озабоченностью. Это посыл для Москвы и Запада. И отчасти, мне кажется, это Москву напрягает.

Россия понимает, что делает Лукашенко, просто ему дали возможность. Есть, конечно, ограничения. Он не может делать вещи, которые будут противоречить российско-белорусским отношениям. Россия заинтересована в том, чтобы Беларусь имела хорошие отношения с другими странами, но это не должно противоречить отношениям двух стран.

- Вопрос АЭС сильно беспокоит Литву, которая утверждает, как и ряд других сопредельных стран, что она не будет закупать у нее электроэнергию. Для кого эта станция строится?

- Станция – очень сложная проблема. Эту станцию хотели строить в Беларуси еще в 1982 году. Даже место определили, но после Чернобыля был наложен мораторий. В 2006 году было принято политическое решение строить станцию. Лукашенко хотел и хочет избавиться от колоссальной газовой зависимости республики. На мой взгляд – это крайне затратный и сложный проект. В условиях Беларуси можно было бы обойтись без АЭС, развивая альтернативную энергетику. Кроме того, мы сейчас говорим о выработке, но нужно говорить и об экономии, о чем Беларусь сейчас не очень заботится.

- Мы имеем факт: станция строится...

- Факт случился, и я думаю, что решение было принято благодаря тому, что нашелся спонсор – Россия. Она строит ее и ей это выгодно, поскольку – это загрузка мощностей крупного гиганта "Росатом", который сейчас строит станции по всему миру. Но в Беларуси сейчас нет энергодефицита. И позиция Литвы, конечно, интересная.

Я понимаю, что этот объект строится близко от границы, но в то же время мы понимаем, что в Литве есть такой же опасный объект – Игналинская АЭС. Почему давили на то, чтобы эта станция была закрыта? Не безопасность играла роль, а конкуренция между крупными игроками на этом рынке. Почему сейчас страны Балтии, Польша выступают против? Потому что боятся появления мощного объекта, который может обеспечить относительно дешевую энергию. Второе, мне кажется Литва отчасти опасается попасть в зависимость от Беларуси.

Конечно, белорусские власти проводят глупую политику закрытых дверей. Такие объекты нужно строить открыто и гласно. Нужно обеспечить максимальный допуск общественности к этой станции. Тем не менее я скептически отношусь к тому, что такую станцию нужно было строить в Беларуси, но решение принято. Поэтому нужно понимать, куда эту энергию сбывать. Я думаю, что когда она появится, политические трения между Литвой и Беларусью будут преодолены, и возобладают экономические отношения. Если Беларусь предложит более выгодную цену для Литвы, то, думаю, что она пойдет на покупку определенных объемов.

- В Кремле Беларусь воспринимается как регион, а Лукашенко как губернатор. Лукашенко у власти уже долго, но всему рано или поздно приходит конец. К какому сценарию стоит готовиться?

- Проблема многогранна. Россия не вмешивалась и никогда не вмешивается во внутренние дела Беларуси, ее политический выбор. Часто говорят, что Россия влияла на выборы – нет, не влияла. Потому что Лукашенко Москву полностью устраивает. А когда приходит новый политик, конечно, нужно понимать кто это. А если страна вмешивается и ставит своего кандидата, как было в Украине, а его не приняли, то начинается конфликт, революция. Поэтому Россия не будет делать попытки влиять на внутриполитические процессы и продвигать своих кандидатов в Беларуси. В то же время, Лукашенко боится Москвы и зависим от Москвы, хотя она на него не оказывает давление.

- Разве Россия и Беларусь не согласовывают свою политику, например, в ООН?

- Это внешняя политика. Такая же как в ЕС и НАТО. И в НАТО она более жесткая, чем здесь. Страны НАТО не могут иметь разные мнения по некоторым вопросам. А Лукашенко боится появления конкуренции на российском рынке и диалога в российско-белорусских отношениях без его участия.

Мы в этом году в университете провели в первый раз за многие годы мероприятие с экспертами, позвали туда представителей белорусской общественности разных взглядов. Были приглашены еще и международные структуры. Белорусские власти не пришли и через разные каналы выражали свое возмущение этим мероприятием. Но в российском экспертном сообществе это вызвало колоссальный интерес. Они ведут диалог с властью, но мы понимаем, что в белорусском парламенте нет оппозиции, нет иных точек зрения. Поэтому я уверен что такая форма сотрудничества будет крайне продуктивна, поскольку иная точка зрения может позволить скорректировать кое-какие моменты. И это будет возможностью посмотреть, что же будет после Лукашенко.

Его монополия длится уже 22 года, Лукашенко единственный президент в Европе еще с ХХ века. Остались короли и он. Сложно говорить о том, кто его сменит. Еще раз подчеркну, Россия не будет оказывать влияние на внутриполитическую ситуацию.

Что будет если будет смена курса Беларуси? Я думаю, что Россия будет реагировать соответственно, но я не уверен, что курс будет меняться. Любой политик, который придет к власти в Беларуси должен прекрасно понимать сложившуюся зависимость. Он не может сразу разорвать отношения. Поворот на Запада это что, разрыв отношений?

- Но страны Балтии прошли такой вариант...

- Это крайне тяжелый вариант. Но страны Балтии имеют выход к морю, они другие по населению, многие покинули страны Балтии. Беларусь имеет немножко другие особенности. Хотелось бы, чтобы она была независима, но независимость нужно чем-то обеспечивать. Отмечу, что Лукашенко сегодня выработал свой ресурс как политик, его команда устарела, это люди, перешагнувшие далеко за 60.

У Лукашенко нет кадров, нет программы реформ, чтобы республика выходила на новые этапы развития. Он живет по старинке: здесь купил, там продал. Недавно он ездил в Катар и Эмираты налаживать отношения. Он там провел неделю. Понятно, зачем он туда ездил. Возил сына Колю на море. Он уже не первый раз летает туда на ноябрьские каникулы под видом дружбы с этими странами, хотя там минимальная торговля. Думаю, его поездка больше стоила, чем то, чем Беларусь торгует с этими странами. У него нет повестки и он, конечно, после смерти Каримова задумался о своем уходе. В Беларуси может быть грызня. Реформация в авторитарных режимах – тяжелая история. Архивы будут жечь.

ЕС готов подписать визовое соглашение с Беларусью (9)

Брюссель опубликовал решение о предстоящем...

В Палату представителей Беларуси не прошел ни один оппозиционер (8)

По предварительным данным ЦИК Беларуси, в нижней палате...

В Беларуси состоялись парламентские выборы - выборы в нижнюю палату

Как сообщила в воскресенье глава ЦИК Беларуси Лидия...

TOP новостей

Какой налог на автомобили хотели бы платить жители Литвы (48)

Правящие Литвы рассматривают проект, в котором...

Каунасец потрясен: хлеб лежит 4 месяца и не портится (1)

Читатель DELFI был удивлен – хлеб, оставленный в шкафчике...

Венцкене освобождена под залог в 10 000 евро (2)

Доставленная из США , в Литву бывшая судья и...