23 марта в Минске прошла конференция “Модернизация системы образования Беларуси: надежды и разочарования”, организованная Общественным Болонским комитетом и Агентством социально-политической экспертизы (Вильнюс).
© A.Didžgalvio nuotr.

Работа конференции проходила в трех секциях: управление образованием и академические ценности, социальное измерение высшего образования, реформирование образовательного законодательства Республики.

Конференция вызвала достаточно широкий резонанс: количество зарегистрировавшихся участников грозило превысить физические возможности залов. Среди выступавших были не только независимые эксперты и активисты студенческих и других общественных организаций, но большое число преподавателей беларуских государственных вузов.

Итоги конференции в интервью "Беларускай праўдзе" подвел член Общественного Болонского комитета профессор Владимир Дунаев.

-Возможность реформирования белорусского образования упирается в существующие у нас принципы формирования образовательной политики. Образовательная политика – это операционализация базовых ценностей, т.е. их трансформация в практику . Поэтому проблема заключается не в доброй или злой воле чиновников даже самого высокого уровня, а в тех ценностях, которые определяют жизнь нашей школы – и средней и высшей, и которые противоположны традиционным европейским ценностям академической свободы и университетской автономии. В белорусском образовании главными ценностями являются лояльность власти, т.е. верность, преданность ей, и управляемость, послушное выполнение команд. Видимо, и качество образования у нас оценивается в зависимости от этих базовых ценностей. И пока это так, не стоит ожидать, что наша высшая школа, профессиональное образование вообще смогут повернуться лицом к запросам рынка труда, а профессиональная компетентность будет значить больше, чем лояльность.

Систему базовых ценностей очень трудно изменить, поскольку она не только – выбор власти, но и отклик на ожидания электората. Когда Лукашенко говорит: “Никаких реформ!” – он откликается на ожидания значительной части электората. Это созвучие базовых установок не вызывает необходимости в перестройке образования: доступное, низкокачественное образование устраивает значительную часть людей. Это своеобразный подкуп электората, готового ответить взаимностью на такое внимание к своим запросам.

-Беларусь могут принять в Болонский процесс без выполнения необходимых условий, то есть, без реформирования образования. Зачем Европа делает жест доброй воли, если прием Беларуси в Болонский процесс не гарантирует начала реформ?

-Решение о приеме Беларуси в Болонский процесс носит сугубо политический характер. Европа надеется, что Беларусь откликнется на него и более отчетливо обозначит свой европейский вектор. Но есть еще и более глубинная причина – геополитика, которая заставляет европейцев закрывать глаза на происходящее в Беларуси, причем не только в сфере образования.

Болонский процесс – единственный успешный паневропейский проект. Построение единой Европы «от Лиссабона до Владивостока» реализуется только в европейском образовательном пространстве. Европа в условиях политического конфликта с Россией очень трепетно относится к Болонскому процессу.

Жаль, что геополитические интересы берут верх над академическими. Но в данной ситуации мы мало что можем сделать.

-Что получит Беларусь от вхождения в Болонский процесс? На что надеется страна, на три года не выполнившая ни одного условия вхождения в европейское образовательное пространство?

-Для вступления в Болонский процесс Беларуси необходимо выполнить два условия. Первое – Беларусь еще в 1993 году подписала Европейскую культурную конвенцию и ратифицировала ее. Второе условие – отвечать целям, ценностям и основным направлениям европейской образовательной политики.

За прошедшие три года определенный прогресс все-таки был.

Если в 2011 году Беларусь подавала заявку на вступление в Болонский процесс под лозунгом «Нам не нужны никакие реформы – у нас и так все есть», то в 2014 году Минобразования уже пыталось показать определенный прогресс в плане структурных реформ, использования отдельных инструментов Болонского процесса. Неоднократно звучали заявления на уровне правительства, свидетельствующие о понимании того, что надо делать для того, чтобы соответствовать принципам и направлениям политики Европейского пространства высшего образования. Правда, они так и остались заявлениями.

Хуже с претензиями, предъявленными Беларуси в 2012 году, которые послужили основанием для отказа в принятии в Болонский процесс: академические свободы, институциональная автономия и студенческое участие в управлении высшим образованием. Никакого видимого прогресса по этим направлениям не произошло.

Запросы на расширение самостоятельности вузов звучали неоднократно со стороны ректоров , однако остались без внимания; создан студенческий совет при министре образования, куда вошли представители 54 вузов, однако откуда они взялись – никто не знает, скорее всего, их просто назначили.

С академическими свободами ситуация, пожалуй, только ухудшилась, о чем четко свидетельствует ситуация c увольнениями преподавателей в гродненских вузах. Только на смену политическим мотивам репрессий пришли академические: не там печатаются преподаватели, не то пишут и говорят. А некоторые даже не выполняют команды начальства и продолжают думать по-своему. Словом, нет ни лояльности, ни управляемости. Это стало печальным итогом последних трех лет. С таким багажом Беларусь, конечно, не заслуживает приема в Болонский процесс и на этот раз. Но по политическим причинам ее допустят в этот клуб.

Общественный Болонский комитет настаивает на выработке дорожной карты имплементации европейских ценностей. Но мы пока не знаем, появится ли такая карта, станет ли она стратегической линией развития образования.

-В последние месяцы, несмотря на публичное недовольство государства системой образования, мы наблюдаем метания между необходимостью перемен и боязнью реформ. Например, министр образования говорит о необходимости всей системы белорусизации, а президент его дезавуирует. Какой сценарий выберет государство?

-В системе управления образованием никто из чиновников не обладает полномочиями, чтобы формировать образовательную политику. Только одно лицо в государстве формирует и гарантирует ее исполнение.

Любой чиновник от образования может быть наказан за проявление инициативы.

Сговор между властью и частью электората позволил достичь определенного консенсуса, который можно выразить лозунгом «Никаких реформ в образовании!» Однако такой сговор возможен только на этом этапе электорального цикла. Закончатся президентские выборы – финансовые проблемы вынудят власть пойти на реформы, иного пути просто нет. Но в преддверии президентской кампании никто о реформах не станет даже говорить.

Беларуская праўда
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Дуда пригласил Лукашенко в Варшаву, Путину отказали (57)

Глава Беларуси приглашен на мероприятия по случаю...

В Беларуси пересчитали "тунеядцев" и придумали им новое наказание (12)

Белорусские власти насчитали 425 тысяч граждан, которые...

TOP новостей

Пенсионное накопление в Литве: тысячи отказались, что думают остальные (51)

Примерно каждый десятый житель Литвы указал, что не...

Показатели миграции в Литве за прошлый год – рекордно хорошие (3)

Департамент статистики в четверг объявил, что из-за...