Аналитики стран НАТО склонны рассматривать белорусскую армию лишь как часть российской военной машины. Однако совместная с Россией политика в области обороны отнюдь не означает, что главнокомандующий вооруженными силами Беларуси передает кому-либо свои полномочия.
"Zapad-2017"
© AP / Scanpix

"Беларусь и Россия очень сильно связаны. Я не считаю, что вооруженные силы Беларуси представляют из себя что-то отдельное от российских вооруженных сил", — заявил на телеканале "Белсат" Томаш Смура, директор программы внешней политики Фонда имени Казимежа Пулаского (Варшава).

Подобное мнение достаточно распространено среди западных аналитиков. Свою точку зрения они аргументируют в первую очередь тем, что Беларусь и Россия создали совместные оборонные структуры.

Что представляют собой совместные военные формирования

Действительно, в договоре 1999 года о создании Союзного государства было провозглашено формирование общего оборонного пространства двух стран. То есть в случае нападения на одного из участников соглашения вторая сторона обязана немедленно выступить на его защиту.

В рамках реализации этих договоренностей были созданы совместные военные формирования — региональная группировка сухопутных войск и Единая региональная система (ЕРС) противовоздушной обороны (ПВО). В мирное время обе группировки — "спящие". Они могут быть задействованы только в случае нападения или возникновения угрозы войны.

В этом случае российские части и подразделения, заранее выделенные в состав региональной группировки сухопутных войск, прибывают на территорию Беларуси и поступают под командование белорусских генералов.

У ЕРС ПВО и в мирное время есть командующий, который назначается на ротационной основе. Но пока нет войны или угрозы войны, все части и подразделения обеих стран, приписанные к ЕРС ПВО, находятся на своих местах и под управлением своих командиров. Если наступают эти события, создается штаб ЕРС ПВО, и ее командующий вступает в свои права.

Беларусь исправно соблюдает свои союзнические обязательства перед Россией: регулярно проводит у себя совместные учения, участвует в совместных коллегиях министерств обороны.

В рамках учений белорусские военные из состава ВВС и войск ПВО ездят на полигоны Ашулук в Астраханской области и Телемба в Бурятии. В свою очередь в Беларусь на учения прибывают российские авиаподразделения, в том числе истребительная, бомбардировочная авиация и "летающие радары".

Военные из региональной группировки сухопутных войск участвуют в учениях "Щит Союза" и "Запад", на которых среди прочего отрабатывается прибытие российских войск в Беларусь. Причем срок их пребывания на нашей территории законодательно ограничен двумя месяцами.

Что показал спор о базе

Между тем, когда дело касается хотя бы малейших уступок в области военно-политического контроля над территорией Беларуси, Александр Лукашенко проявляет непреклонность. В этом плане показателен его конфликт с Москвой по поводу размещения российской военной авиабазы.

Причем, скорее всего, для России была важна не столько база, сколько возможность показать сферу своего влияния. Сергей Шойгу, возглавив российское военное ведомство, хотел застолбить территорию Беларуси как зону исключительных стратегических интересов Москвы. И авиабаза в этом плане должна была стать своего рода символом.

Возможно, присутствовало и желание показать, кто в альянсе главнее. А заодно и проверить, насколько Лукашенко податлив и готов к уступкам.

Белорусский главнокомандующий показал себя крепким орешком. Причем отказ последовал публично и в достаточно резкой форме. Так что россиянам пришлось пойти на попятную и сделать вид, будто и особой нужды, и большого желания на этот счет у них не было.

Но на самом деле давление на Беларусь было серьезным. В 2015 году правительство России одобрило проект соглашения о базе, а Владимир Путин подписал распоряжение провести с Беларусью переговоры о подписании этого документа. Однако Минск был непреклонен, и Москве пришлось отступить.

Белорусскому президенту важна вся полнота власти

Возможно, именно потому, что Кремль тогда закусил губу, Россия и не делает сейчас крупных поставок строптивому союзнику вооружения и боевой техники, не изъявляет желания организовывать в Беларуси совместные производства современных вооружений.

Правда, ряд экспертов говорит, что причина в банальной бедности белорусского партнера: россияне просто не хотят дарить дорогое военное имущество.

Есть также версия, что Москве выгодно дождаться такого ослабления оборонных возможностей Беларуси, когда та сама предложит России создать военную базу на своей территории.

Кроме того, у московских стратегов может присутствовать и такое соображение: если события в Беларуси начнут развиваться по украинскому сценарию, то со слабой белорусской армией будет легче справиться.

Но даже если подобные замыслы действительно имеют место, отношения Беларуси и России в области военного сотрудничества, скорее всего, внешне не претерпят серьезных изменений. Белорусский лидер предусмотрительно придерживается тактики формально тщательного выполнения союзнических обязательств.

Кроме всего прочего, Лукашенко не хочется терять авторитет среди российской военной элиты. Он понимает, что в противном случае реализация негативных сценариев, типа крымско-донбасского, становится гораздо более вероятной.

Но и сдавать Москве принципиально важные властные полномочия, включая руководство военной организацией государства, белорусский лидер не собирается.

Лукашенко: Россия — это больше, чем страна, это идеология, и ее из меня не выбить (5)

Александр Лукашенко призвал россиян не смотреть на...

Макей: "Не надо давить на Беларусь в вопросе отмены смертной казни"

Не нужно заставлять Беларусь принимать политическое...

С 10 ноября туристы смогут посетить объединенную безвизовую зону Бреста и Гродно

С 10 ноября туристы смогут посетить расширенную зону...