aA
Первая фраза из заголовка принадлежит главе МИД Беларуси Владимиру Макею. После встречи со своим польским коллегой Ващиковским белорусский министр заявил, что две страны переживают исторический момент в отношениях, а на их новом этапе не будет недоверия, интриг, стереотипов и этих самых «ідэалагічных забабонаў».
"Больш ніякіх забабонаў". Почему Варшава становится главным другом Минска в ЕС
© J. Ševtsova/J. Kjaerandsen iliustr.

В своей оценке Макей прав. Всего за полгода Польша для официального Минска превращается из самого некомфортного соседа, спонсора пятых колонн и цветных революций в ключевого партнера внутри Евросоюза.

Визиту белорусского министра в Варшаву предшествовали серия встреч чуть ниже уровнем, а также мартовский приезд в Минск главы МИД Польши Витольда Ващиковского. Кроме Макея, его тогда принял даже президент. Последний раз польский дипломат такого уровня встречался с Лукашенко накануне выборов 2010 года. Тогда это был Радослав Сикорский, который выступил в Минске с авантюрным предложением дать Беларуси 3 млрд долларов за честные выборы.

Чем закончились та кампания, мы помним: разгон Плошчы и волна посадок. Западные политики, положившие свою репутацию на алтарь оплачиваемой демократизации Беларуси, были разгневаны. Обид Сикорского и всего польского правительства хватило на пять лет замороженных отношений.

Переломным для отношения к Беларуси стал 2015 год. И дело не только в освобождении политзаключенных, мирных выборах и украинском миротворчестве Минска. В 2015 году в Польше сменилась власть. Вместо центристской Гражданской платформы сначала в президентский дворец, а затем и в правительство приходит ультраконсервативная партия «Право и справедливость».

Особенность польских консерваторов в том, что они начали войну сразу на два внешних фронта. Вступили в клинч с Брюсселем за то, что тот начал критиковать авторитарные замашки «Права и справедливости». А затем повысили градус конфронтации с Москвой. Из загашника достали даже обвинения Кремля в катастрофе самолета экс-президента Леха Качиньского, брата сегодняшнего «теневого президента» Ярослава Качиньского.

Основной лейтмотив новой польской власти: мы гордая страна с богатой историей, можем вести самостоятельную внешнюю политику, не озираясь на политкорректных евробюрократов. В том числе и общаться со своими соседями, как нам хочется. Пока ЕС выставляет для приличия какие-то условия Минску, Польша решила стать главным «размораживателем» отношений.

Беларусь тут подвернулась как нельзя кстати и под антикремлевский посыл польских властей. Форсированное налаживание отношений с колеблющимся союзником Москвы, Минском, становится не просто «заигрыванием с диктатором», а попыткой ослабить влияние России в регионе.

И польская власть взяла быка за рога. Уже 20 лет белорусскую Палату представителей в Европе не признавали. После того как туда месяц назад взяли двух независимых депутатов, в ЕС задумались. В Брюсселе сегодня проходят консультации с белорусской оппозицией, как работать с новым парламентом. В германском Бундестаге одергивают слишком оптимистичные заявления своих депутатов о снятии табу на контакты с белорусскими коллегами. А Польша еще до выборов запускает межпарламентский диалог, по факту — признает белорусскую Палату представителей. В прежние годы за такое могли бы одернуть из Евросоюза (и возможно, по дипломатическим каналам Варшаве намекнули, чтобы не торопились), но теперь Польше даже в кайф немного подразнить Брюссель.

Дошло до того, что на июньском саммите НАТО в Варшаве Ващиковский даже предложил, чтобы Польша выступила посредником между альянсом и Беларусью. Не то чтобы об этом просили НАТО или Минск (на что польскому коллеге потом деликатно и намекнули), но тут активность показательнее результата.

Были и менее заметные реверансы Минску. Варшава практически свернула программу Калиновского, которая давала возможность белорусским студентам учиться в Польше, если их отчислили на родине по политическим причинам. Проект возник на волне Площади-2006, когда отчисления действительно были массовыми. Но в последние годы поток таких студентов сошел на нет. По соображениям правозащитного имиджа Варшава не решалась закрыть программу.

У новых властей таких соображений оказалось меньше, программу Калиновского выхолостили до набора стажировок, прием студентов закрыли. Заодно и у официального Минска меньше раздражения. Совпадение или нет, но одним из первых договоров, который подписали Беларусь и Польша на волне новой дружбы, стало соглашение в области образования. В нем прописали обмен студентами и преподавателями на паритетных основах, а также стажировки за счет государства. Белорусские власти дают полякам понять: с нами работать эффективнее, чем с оппозицией.

Поговаривают, что и другую больную тему — телеканал «Белсат» — почти перестали поднимать на переговорах. Тут и Минск ответил небольшим встречным жестом: нескольких журналистов «Белсата» аккредитовали на короткий срок как сотрудников Польского телевидения.

К слову, об ответе Минска. Владимир Макей в начале недели привез в Варшаву и передал Ващиковскому данные из белорусских архивов, связанные с судьбой поляков. Это очень меткий ход: для польских консерваторов национальная история — едва ли не самая чувствительная тема. Любые позитивные жесты в этом направлении будут восприняты близко к сердцу, в хорошем смысле этого слова. Почти наверняка на переговорах Минск дал Варшаве гарантии и по другому больному вопросу — что польское меньшинство в Беларуси не будет сталкиваться с какими-то ограничениями.

Что дальше? Для начала в Беларусь на заседание межправительственной комиссии в конце октября приедет влиятельный польский вице-премьер Матеуш Моравецкий, отвечающий за экономику. Видимо, стороны попробуют конвертировать политическое потепление в импульс двусторонней торговле.

Возможен прогресс по малому приграничному движению, подписанное соглашение о котором в Беларуси пока не ратифицировали. Пресс-секретарь МИД Дмитрий Мирончик прозрачно намекнул, что документ заработает быстрее, если Польша поспособствует получению Минском европейской помощи на модернизацию приграничной инфраструктуры.

На уровне Брюсселя Варшава теперь превратится из противника новых уступок Минску со стороны ЕС в их лоббиста и автора. Вполне вероятно, что при сохранении сегодняшнего темпа потепления отношений именно Польша станет следующей страной Евросоюза, которая вслед за Ватиканом и Италией примет с визитом Александра Лукашенко. Семь лет назад, в предыдущую разморозку отношений, таким лояльным соседом стала Литва, но теперь она с Польшей как будто поменялась местами из-за собственных разногласий с Минском по теме АЭС.

Что нужно помнить при такой мотивации соседа на сближение, так это дату следующих выборов в Польше — 2019 год. До тех пор надо бы успеть побольше. На всякий случай.

Теперь самые свежие новости о Литве можно прочитать и на Телеграм-канале Ru.Delfi.lt! Подписывайтесь оставайтесь в курсе происходящего!

Tut.by
|Populiariausi straipsniai ir video
|Maža didelių žinių kaina