Белорусскую инициативу о новом миротворческом процессе в Европе по примеру Хельсинкского при всей ее привлекательности едва ли можно считать осуществимой на практике. Совершенно очевидно, что в основе новых общих соглашений должен лежать некий компромисс. В том числе компромисс по Крыму.
© AFP / Scanpix

Наверняка, смутные перспективы осознают и белорусские власти, однако продолжают пиарить эту идею. В этом году, как ранее отмечал глава МИД Владимир Макей, необходимо нарастить "критическую массу" сторонников.

Почему для Минска это важно

Инициатива создать новую систему европейской безопасности была выдвинута Александром Лукашенко в ноябре 2016 года на встрече с делегацией Комитета по политике и безопасности Совета Евросоюза.

"В свое время для разрядки в отношениях между Западом и Востоком потребовался Хельсинкский процесс, который в итоге привел к созданию ОБСЕ. Давайте, чтобы улучшить атмосферу взаимоотношений государств, подумаем об обновлении Хельсинкского процесса и попробуем запустить миротворческий процесс, возможно, Минский процесс", — заявил тогда Лукашенко.

Для начала было предложено рассмотреть возможность провести в Минске встречу ключевых международных экспертов для обмена мнениями по поводу урегулирования отношений между Востоком и Западом.

С тех пор идея высказывалась белорусским руководителем неоднократно, в частности на сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Минске летом 2017 года и на встрече основной группы Мюнхенской конференции по безопасности осенью 2018-го.

Кроме того, инициатива обсуждалась на различных форумах, например на весьма представительной конференции по международным отношениям, организованной экспертной организацией "Минский диалог" в мае прошлого года.

Понятно, что движет белорусским руководством. Создание по его предложению в Минске переговорной площадки по урегулированию российско-украинского конфликта принесло внешнеполитические дивиденды, помогло нормализации отношений с ЕС и США.

Но в связи с невысокой результативностью переговоров по Донбассу миротворческий эффект постепенно стал угасать. Одновременно начали обостряться отношения с Москвой, в силу чего возросла потребность в поддержке Запада.

Аннексия Крыма радикально изменила ситуацию на континенте

Серьезного положительного отклика на свое предложение официальному Минску добиться пока не удалось. Чем объясняется столь индифферентная реакция мирового сообщества? Ведь внешне предложение выглядит вполне здравым, и в целом необходимость прекратить все более обостряющуюся конфронтацию едва ли может вызывать сомнения.

Для ответа следует вспомнить, в чем заключались основные договоренности "Хельсинки-1", и понять, почему они перестали отвечать современным реалиям.

Общим моментом той и сегодняшней обстановки является усиление международной напряженности. Но тогда, несмотря на многочисленные противоречия между НАТО и Организацией Варшавского договора, никто не позволял себе нарушать установленные в Европе после Второй мировой войны государственные границы. И важнейшим результатом переговоров стала выработка таких мер доверия, которые позволяли сохранять статус-кво.

В течение следующих полутора десятилетий это удавалось. Затем на континенте произошли кардинальные изменения, приведшие к объединению Германии, распаду Чехословакии, Советского Союза и Югославии. Потом были Косово, Абхазия и Южная Осетия.

Можно долго спорить, насколько легитимно происходило такое изменение границ, однако во всех этих случаях ни одна страна не увеличила свою территорию за счет другой. Аннексия же Крыма Россией изменила ситуацию радикально.

Новое соглашение означало бы признание аннексии

Как представляется, совершенно очевидно, что в основе новых общих соглашений должен лежать некий компромисс. При этом неизбежно встает вопрос, возможен ли в принципе хоть какой-нибудь компромисс по Крыму? Ведь пока реально возможными видятся только два варианта: Россия либо оставляет полуостров за собой, либо возвращает Украине.

Последнее на сегодняшний день выглядит фантастикой. К тому же отход Крыма Украине означал бы возвращение к положению до 2014 года — тогда зачем заключать новое соглашение?

Это станет целесообразным лишь при условии, что Крым будет официально признан российским, но тем самым фактически будет поощрен оккупант.

Нельзя, конечно, исключать, что со временем Запад, исходя из меркантильных соображений, де-факто смирится с аннексией. Однако формального ее признания все равно не произойдет.

Судя по всему, ведущие политики в Европе и США понимают, что если потакать откровенной агрессии, то со временем придется переходить к "Хельсинки 3.0", "Хельсинки 4.0" и т.д. Ведь какие тогда будут гарантии, что вдохновленный таким развитием событий Кремль не захочет пойти дальше?

Именно поэтому белорусскую инициативу при всей ее внешней привлекательности едва ли можно считать осуществимой.

Запрет на посещение лесов введен в 82 районах Беларуси

В 82 районах Беларуси закрыты леса для посещения. Такая...

Макей: Беларусь не придаток какой-то другой страны (14)

Независимость и суверенитет священны для Беларуси , и...

Как Минск готовится к Европейским играм

К Евроиграм белорусские власти относятся как к...

В Беларуси приведен в исполнение очередной смертный приговор (4)

В Беларуси приведен в исполнение очередной смертный...

TOP новостей

Погода: кратковременные дожди сменит новая волна тепла

В воскресенье утром в юго-западной части страны...

СМИ: премьер Литвы зарабатывает больше своих коллег из Греции, Латвии и Польши (23)

Премьер Литвы Саулюс Сквернялис по размеру зарплаты...

В больницах - адская жара: температура в операционных достигает 30 градусов Верига: больницы не были готовы к такой жаре (76)

Кястутис Шакалис, специалист клиники Сантарос , не...